Ведьмак: Забытые легенды

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Забытые легенды » Квесты » На милость победителя


На милость победителя

Сообщений 1 страница 30 из 51

1

Время, место: 5 мая, Аэдирн. Большое поле близ Дыфни
Погода: позавчера прошел дождь. Умеренно-тепло.
События:Маршал Женгофорс во главе непобедимых войск короля Хенсельта перешел границу Аэдирна, огненным мечом пройдясь по приграничным деревням, направился в сторону Вергенберга.
Смерть и чума, страх и ужас – всё бежит впереди непобедимой конницы. Беженцы утверждают, что каэдвенцы не жалеют ни стариков, ни детей, рвут конями на части и жестоко подавляют сопротивление.
Кто остановит непобедимую рать? Орден Алого Сокола и войска короля Демавенда попытаются дать ответ на этот весьма трудный вопрос.
Полю близ реки Дыфни суждено стать ристалищем, на котором сойдутся две великие державы.

0

2

Жди меня...
Минька, чуть прищурившись, смотрел вдаль, устроив ладонь на рукояти меча, висящего у левого бедра. Войск неприятеля еще не было, поэтому шлем и щит преспокойно расположились в лагере, а вот из доспеха юный рыцарь вылезать не спешил.
Дурные были вести со стороны, откуда шла армия противника, но ничего, Сокол сможет это преодолеть. И преодолеет.
Ведь его ждут.
...и я вернусь.

Барга отправил Иль куда-то в сторону Цинтры со своей знакомой эльфкой, которую чудом повстречал в небольшой деревушке. Все произошло слишком стремительно, так что даже на какое-никакое прощание времени не оставалось.
Они просто стояли обнявшись, крепко-крепко, словно сейчас повыскакивают страховидлы и растащат их по разным углам, королевствам, мирам... Но был всего лишь оклик "Пора".
Хотя стоп, какие прощания? До встречи.
Вернусь.

Фортрейн прикрыл глаза, вновь вспоминая те слова, которые хотел тогда сказать Иль, но не сказал. Он лучше сделает, чтобы не было пустых обещаний, из которых не построишь ни дома, ни уюта в нем. Хотелось все не сказанное увидеть наяву через несколько лет, только...
Только очень жди.

+2

3

Мастерский

Пришел. Увидел. Победил.
Женгофорс из Ард Каррайга руководствовался именно этими словами, когда во главе своих непобедимых войск перешел границу Аэдирна, пожег деревни и стал стремительно приближаться к  столице, совершенно не заботясь о партизанах, которые мелкими отрядами пытались докучать как могли, и не обращая внимания на мелкие города королевства Демавенда. Разведка приносила убедительные сведения о том, что войск в них не осталось, что основные силы уже ждут противника близ Венгерберга. Женгофорс заставлять врага ждать не любил.
Каэдвен был на порядок сильнее. Каэдвен был многочисленным. Каэдвен был сильнее. Поэтому маршал армии Единорога не сомневался в своей победе.
Подойдя к Дыфне еще вчера, каэдвенцы организовали походный лагерь, посылая конные разъезды и выявляя количество врага.
Разведка принесла нерадостные вести - аэдирнцы успели подтянуть воинов Алого Сокола, краснолюдов и эльфов.
Также Женгофорса смущали многочисленные мелкие сооружения, завернутые в ткань.

Барга сплюнул на траву. Вести, с которых начинался день, были нерадостные.
Великий Магистр, отведав вчера черт-пойми чего, с утра боролся с лихорадкой и тошнотой. Лекари утешительных прогнозов не давали - Айван не только не в силах в полном доспехе участвовать в битве, но и вряд ли сможет самостоятельно удержатся в седле.
Впрочем, руководить битвой с места, используя все свои умения тактика и стратега, Окь де Лот мог в полной степени.
Шелден, кряжистый плечистый краснолюд, уверенно прошмыгнул мимо. Каратель до сих пор не понимал, как существо, которое было ему едва выше пояса, могло обладать такой неимоверной силой. Шелден действовал в бою широкой обоюдной секирой, умело вращая её в мускулистых руках.
Разговаривать краснолюд не любил, а Барга и не собирался его заставлять.
Шаэляв'ен и Катажина внимательно слушали объяснения Собсберри, который еще раз повторял с командирами тактику действия легкой конницы. Выходило недурно.
Барга же... Барге была уготовлена несколько иная роль в этом сражении.
Он очутился рядом с Минеталом почти что случайно. Точнее, лысый явно желал этой встречи, но не мог в этом признаться даже самому себе.
- Скучаешь?
Конечно скучает. И ослу понятно.
- Не переживай, чертенок, вернемся. И каэдвенцам покажем, что такое Алый Сокол.

0

4

Зигфрид не был по обыкновению весел. Куда уж там!
Почесав светлую щетину, которая последнее время стала напоминать бороду, каратель ругнулся себе под нос. Говорить ни с кем не хотелось. Да и не нужно было.
От нечего делать, Зигфрид в сотый раз оглядел снаряжение, проверил пояс, остроту меча и топора, прочность щита. Все было хорошо, все блестело.
"Победим мы этих собак каэдвэнских, — мысль выходила какой-то робкой, неуверенной, — Победим, как есть победим!" — вышло лучше, чем в первый раз.
Зигфрид тоже заметил Шелдена, выглядевшего так, как выглядят все красонлюды мира: невысокий, кряжистый и бородатый.
Все это время каратель сидел на каком-то бревне, сейчас же поднялся. Смотря на горизонт, он задумался: "Что принесет эта битва? Черт ее знает. Но я ведь выживу. Я выживу. Ничего... Потыкаем друг друга мечами, топорами, кольями, пиками и вернемся. Не все, конечно. Но вернемся. С победой".
Тяжело вздохнув, смахнув пот, черт знает откуда взявшийся на лбу, Зигрфид пошел туда, где собралось большинство аэдирнцев и орденцев.

0

5

Лагерь Каэдвенцев.

Ничто не предвещало ни беды, ни дождя.
Впрочем, на небе действительно не было туч, а противостоящая основным силам каэдвенского Единорога рать была не так уж и близко, как казалось. Всё шло как обычно, привычно нудно и настолько обыденно, что доставляло неудобств больше, чем почечные колики. Обыденно и привычно. До особенного момента.
Портал открылся ровно в том месте, где и был должен открыться.
Искристый мерцающий кругляш, пронзивший время и пространство, переливался всеми цветами радуги и едва не заставил часовых наделать в сапоги.
Из портала вышли двое: высокий худощавый мужчина со странными слезящимися глазами и невысокая, хрупкая изящная госпожа, которая разительно отличалась от своего спутника.
Дозорные наконец-то взяли себя в руки. В прямом смысле слова.
- Эт... вы... йоп... Кто такие? Чего? Откуда!
Худощавый ткнул вопрошавшему под нос бляху с орлом.
-  Приказ Капитула Чародеев! Как это не знаешь? Да ты знаешь, что с тобой сделает ваш командир? Ага, по глазам вижу - знаешь. Веди.
Дозорные переглянулись меж собой, но деваться было некуда. Один из них, поправив увесистый ремень, придерживающий ножны, пропустил чародеев вперед.
Риенс, в данной ситуации именуемый лишь как "милый друг" или "слуга", подал Лидии ван Бреденвоорт руку, помогая преодолеть лужу мочи, сотворенную либо четвероногой, либо двуногой скотиной.
Шли они недолго. Риенс запоминал и примечал каждую мелкую деталь: огромный мощный лагерь, явно тяжелой конницы, грамотно расположенный лагерь, недосягаемый справа из-за болота, а слева из-за густого леса. Впрочем, наверняка в том лесу тоже были часовые и летучие дозоры. Недоучка не сомневался.
Шатер, в который их привели, был цветов Каэдвена. У входа, на трепыхавшемся от ветра флаге, золотой единорог бил копытом и вставал на дыбы.
"Патриотично".
А внутри их ждали. Огромный, темноволосый мужчина склонился над картой, задумчиво хмуря лоб и закусывая губу.
Казалось, магов он не заметил, но это только казалось. Ему, разумеется сообщили.
Взгляд стальных глаз мог приковать к месту любого, но только не помощников Вильгефорца.
- Итак вы явились. Хотелось бы полюбопытствовать, с какой целью?
Риенс молчал. С этого момента он превращался в безмолвного слугу, ролью которого было исполнять, а не болтать. Пришла очередь Лидии проявлять чудеса такта, дипломатии и... чего-то еще, чтобы их сразу не скормили волкодавам.

0

6

Война всегда была грязным делом. И не потому, что во время войны гибли люди, невинные и не очень - хотя и поэтому тоже - просто любые военные действия всегда сопровождались... Мерзостью.
Леденящее путешествие сквозь портал прошло привычно - четко и быстро. После холодной темноты перехода ясный дневной свет казался Лидии ослепительным и больно резал глаза, заставляя щуриться. Такими же резкими чародейке казались и запахи, неизменно витающие вокруг больших скоплений народа, а тем паче - вокруг армий. Воняло, в основном, экскрементами. И походной жратвой, главным ингредиентом которой, очевидно, была квашеная капуста уж точно не первой свежести.
Грязь. Грязь, грязь и еще раз грязь. И моча. Лидия одарила Риенса благодарным взглядом, принимая предложенную руку, и перешагнула через мерзкую... субстанцию. Большинство солдатов предпочитало справлять нужду где ни попадя, по широкой дуге обходя выгребные ямы, если таковые вообще имелись. В чем магичка сильно сомневалась. Армии вообще всегда казались ей огромными животными. Здоровенными, вонючими тушами, вокруг которых в обилии вились мухи - маркитанты различной степени наглости и изобретательности, способные предложить за звонкую монету все, чего только пожелает грубая солдатсткая душа, от новых сапог, талисманов и фруктов до фисштеха и шлюх.
Солдатики, поставленные бдительно охранять границы лагеря, явно растерялись при виде двух выскочивших из портала незнакомцев. Растерянность в таких случаях тоже была обязательной: с одной стороны - дан приказ никого не впускать, с другой... С другой стороны была вполне ощутимая возможность провести остаток жизни премилой голубой лягушкой. И как тут не растеряться? Особенно, если один из незнакомцев ведет себя более чем уверенно и тычет в нос знаком Братства Чародеев. Лидии казалось, что она слышит, как щелкают и звякают в голове служивого крошечные шестеренки - мыслительный процесс ему явно давался со скрипом, однако инстинкт самосохранения все же пересилил и дозорный шагнул в сторону, пропуская странных гостей.
В отличии от Риенса, Лидия оценивала лагерь не с тактической точки зрения - ее совершенно не интересовало ни расположение войск, ни надежность укреплений. А вот возможные шансы армии в борьбе с магиками... Фактически равнялись нулю - защиты от магии здесь не было вообще. Ван Бреденвоорт уже сейчас могла назвать с десяток способов, какими можно было выкосить все эти войска за пару дней от силы, а то и за день, если использовать наиболее разрушительные и топорные методы. Не говоря уже о том, что сбросить наиболее банальный огненный шар на шатер командования, недопустимо ярко выделявшийся на фоне многочисленных сереньких палаток, было вовсе делом нескольких секунд. Мда.
Еле слышно вздохнув, Лидия чуть замедлила шаг, не спеша заходить в упомянутый шатер, и осторожно потянула своего спутника за рукав, вынуждая также остановиться, а свободную руку запустила в поясной кошель.
- Риенс, - позаботившись, чтобы ее услышал лишь компаньон, мягко произнесла чародейка, протягивая парню небольшой, свободно помещавшийся на девичьей ладони шелковый сверток. - На всякий случай.
В блестящий фиолетовый шелк был обернут продолговатый предмет, при ближайшем рассмотрении оказавшийся ониксовым амулетом на тонкой серебряной цепочке. Артефакт был не самым могущественным, однако надежным. Кроме того, Лидия искренне считала, что Риенсу могут пригодиться его свойства - амулет "отводил" глаза всем, кто прямо смотрел на носителя. Заметить обладателя можно было лишь краем глаза, да и то - образ получался нечеткий, более всего напоминавший обычную тень.
- Для активации хватит незначительного магического импульса. Отключается также. - закончив с краткой инструкцией, магичка скинула капюшон плаща и шагнула вперед, отодвигая полог шатра.
На теплый прием она даже не надеялась - здесь не Горс Велен, здесь не любят чародеев. Особенно таких, как они - "нейтральных наблюдателей".
По мнению Лидии, представший мужчина больше напоминал гибрид росомахи с медведем, нежели человека. А взгляд, каким он одарил посетителей мог бы обратить в камень и василиска, не говоря уже о том, что приветствие его было весьма далеко от любезного, а жаль. Мы ведь такие безобидные.
Приветственно кивнув маршалу, ван Бреденвоорт остановилась перед столом и начала говорить, не пытаясь как-то замаскировать свой несколько необычный метод общения.
- Как посланники Капитула Чародеев, мы являемся независимыми наблюдателями. В наши обязанности входит пресечение любого несанкционированного использования магии в ходе военных действий, - ментальный голос Лидии, обращенный к командующему, был в меру вежлив, но тверд. У них всех есть обязанности - свои чародейка намеревалась исполнить достойно. - Идет война между сталью и сталью, исключительно конвенционным оружием. В интересах обоих сторон магия не должна вмешиваться. Соблюдение этого правила мы берем на себя.
Лидия держалась прямо, но не напряженно, расслабленно опустив руки и, вопреки своей привычке, смотря в глаза командующему. Во взгляде чародейки также не было и намека на напряжение или враждебность. Ее мало волновала сложившаяся ситуация, она лишь выполняла свою работу, вот только... Только людей было жалко. Многие из них наверняка толком и не понимают, за что сражаются. Кто-то и вправду, влекомый идеей, защищает родной край, а другие идут на смерть ради очередного не слишком богатого кусочка земли, который их правитель пожелал присвоить. Идут вдохновенно, рассчитывая на победу. Радостно бросаются на мечи.
Лидия едва заметно вздрогнула, отогнав внезапно возникший в сознании образ поля, усеянного исковерканными телами и залитого кровью солдат, и вновь сфокусировала взгляд на своем неприветливом собеседнике.

0

7

- Скучаешь?
Минька чуть обернулся, услышав голос капитана, но тут же рассеянно отвел взгляд.
- Не переживай, чертенок, вернемся. И каэдвенцам покажем, что такое Алый Сокол.
Парень тоже был бы не прочь поговорить с Баргой, вот только он как обычно не знал, с чего начать, но довольно быстро нашелся.
-Магистру лучше? - спросил Фортрейн, отступая на полшага, чтобы оказаться на одной линии с собеседником.
Конечно, в битве ему не бывать, но пусть уж будет добр выздоравливать побыстрее.
Два человека беспокоили его более всего - наставник и возлюбленная.
-Мы сможем что-то сделать для Иль? - Минька все же решился посмотреть на Баргу уже не отводя взгляда, - Есть ведь такие чародеи, которые смогут ей помочь? Вот только... Хотя, нужно сначала такого чародея найти, а потом беспокоиться о деньгах, так?

Отредактировано Минетал Фортрейн (2012-06-16 22:06:08)

0

8

На вопрос без ответа постараться ответить очень тяжело. Барга и не смог. Задумался, прикидывая, рассчитывая и...понял, что и сам не знает верного решения. Глупый, глупый капитан.
Ветер донес привычный запах лошадиного и человеческого пота: какофония и смесь, которая валила с ног слюнтяев и поднимала боевой дух любой армии привычно вошла в обиход отвыкшего от баталий капитана.
- Магистр? А что с ним будет-то! Ну, в битве лично не поучаствует, но будь спокоен - он наш и со своего холмика достанет, что не горюй. А Илька...
Тут уж было сложней. Куда сложней, чем проще. Есть ли вероятность того, что они вернут её прежнюю? Была. Барга, по крайней мере, до сих пор верил в чудодейственные способности магов. Сам ни раз видел, как они едва ли не оторванные руки обратно приращивают. Правда, потом сами едва не помирают, но всё таки.
- Всё будет хорошо. И чародея найдем, и деньги найдем. Всё будет, главное постараться. Что по поводу предстоящей драчки думаешь? Айван меня и ребят посылает через во-о-он тот лесок, чтобы мы подчистили каэдвенские тылы. А то мало ли.
Барга подмигнул, задористо хлопнув паренька по плечу. Пусть не киснет. Не время ещё.

Найти того, кто тебе равен - не просто. Ещё тяжелее найти союзника там, где все якобы друзья, но до сих пор косятся и смотрят с подозрением и недоверием.
Фальвик, позвякивая полным доспехом, встретился взглядом Зигфридом. Молодой каратель привлекал внимание: он был еще неопытен и по юношески горяч, но чистое сердце, ясный взор и трезвый ум давали надежду, что из него получится отличный воин. Если выживет. А черному рыцарю Алого Сокола было... скучно.
Свою работу телохранителя Минетала Фортрейна он выполнял с лихвой. Пожалуй, парень и не догадывался, что гигант наблюдает за ним чаще, чем он об этом думает.
Клятва была клятвой. Чистой, непорочной, правдивой. Предавать черный не собирался. Никого и никогда.
- Эй, Зигфрид!
Фальвик поднял руку в знак приветствия. Захочет - подойдет. Не захочет... что же, нильфгаардец поймет.

+1

9

Тем временем магистр видел довольно странные сны.
"За дезертирство из рядов славной армии королевства Темерии, гвардии лейтенант маркиз Айван Окь де Лот приговаривается к заключению в остроге сроком на десять лет или же изгнанием с территории королевства сроком на пятнадцать лет,- значилось в бумаге, заверенной печатью с изображением лилии.
-что выбираешь?- вопрос был задан капитаном сыскарей.
-Изгнание,- глухо произнес молодой парень, исподлобья глянув на капитана."

Глаза с полопавшимися капилярами открылись. перед взором все плыло, а в горле пересохло. было тяжело дышать, а оставаться в сознании не хотелось вообще. магистр оглядел помещение, в котором был оборудован топчан. потное тело было липким. Айван попытался встать, но чувства, нахлынувшие изнутри были слишком сильны- его едва снова не отправило в забытье. И он едва не обблевался.
-дерьмо,- голос казался чужим и прозвучал едва слышно. Выждав, пока отхлынет волна дурноты, магистр снова попытался встать и свалился с топчана, лежавшего на лавке.

0

10

Уныло топая по лагерю, Зигфрид потерял счет времени и совершенно заплутал в мыслях. Только из-за того, что споткнулся, а, может, из-за окрика Фальвика, каратель оторвался от размышлений.
— А? Что? А! — улыбнувшись, Зигфрид подошел к рыцарю, — Здравствуй, — ни тени подозрения или недоверия не промелькнуло в этом простом слове, — Что ты хотел? — каратель тряхнул гривой волос, по обыкновению, запутавшись в них. Выглядел он презабавно.
Зигфрид смотрел, как всегда, прямо в глаза, ибо старался жить так, чтобы ничего и никогда не стыдится. Не стыдился он и сейчас. Он знал, что Фальвик — нильфгаардец, ставший членом Ордена, а значит, что ему поверил сам Магистр. А раз поверил Магистр, значит, и он может доверится или просто поговорить. Ведь от этого никому хуже не станет.
Выпутавшись, наконец, из копны волос, каратель вновь глянул в глаза рыцарю, ожидая ответа. Казалось, что тот хочет поговорить, ну, а Зигфрид против не был. А если честно, то ему было все равно. Плевать. Чихать. И не из-за неприязни к нильфгаардцу, а из-за тяжелого состояния души, гнетущего огромным камнем, придавливая и лишая сил и желания. Оставляя лишь гулкую пустоту.
Поняв, что опять провалился в лабиринт мыслей, путаных и, зачастую, совершенно бесполезных, Зигфрид ругнулся про себя.
Двухметровый Зигфрид вообще редко когда вписывался в окружающую среду. И привык к этому. А поговорить стоило, хотя бы и ради того, чтобы пустые мысли не лезли в голову, не истощали, не мешали.
— Так что, Фальвик? — непонятно зачем, каратель вновь обратился к рыцарю.

0

11

"Однажды небо упадет на землю, придавив глупцов, убийц, предателей, насильников, королей и королев, императоров и их великих отпрысков, могущественных чародеев и непобедимых воинов. И наступит конец мира. Дай Небо, к тому времени я сдохну"
Маршал Женгофорс внимательно посмотрел на девушку, которая говорила не шевеля губами.
В Каэдвене не очень любили магов. Магам там не доверяли, даже не смотря на наличие школы чародеев на территории королевства. Магов там боялись. И иногда сжигали на кострах.
Маршал армии Единорога не боялся. Лишь сомневался, прикидывая, сколько дров понадобится для этой миниатюрной дамы. Выходило, что мало.
Её спутник отчего-то не отпечатался в памяти полководца: позднее маршал пытался вспомнить и сомневался, был ли тот высоким сухим старцем с серебряными волосами или всё же низким краснолюдом с бородой до мысов сапог.
- Конвек... чего? Давайте говорить языком простым. Мы тут в большинстве своем солдаты, а не мэтры и мэтрессы из высоких башен. Вы тут - чтобы Каэдвен не жульничал? Обижаете! Мы, в отличии от вашей братии, пользуемся только сталью и деревом. Это гораздо честнее, чем ваше конвекыцы... тьфу. Понятно?
Риенс поморщился. Женгофорс слишком брызгал слюной. Слюна, впрочем, чистотой не отдавала и пованивала той капустой, что вкушал маршал на завтрак. А кому сейчас легко?
- Странно, что Капитул не прислал Сабрину Глевиссиг. Та, вроде бы прикреплена как советник к Хенсельту. У вас есть какие-нибудь пожелания? Места поближе? Танцовщиц? Слуг? Вина?

0

12

Все мысли у Женгофорса были на лице написаны - и читать не надо. Лидия прекрасно понимала, что не нравится маршалу и вряд ли сумеет завоевать его доверие интеллигентной речью и уверенным тоном. Более того, будь его воля, он бы тут же приказал отослать подозрительных чародеев куда подальше, а то и вовсе избавить мир от их присутствия. Что поделать, издержки профессии: сколь незаслуженным было подобное отношение - с ним приходилось мириться, стараясь, по возможности, не замечать.
В ответ на реплику маршала Лидия улыбнулась - взглядом, конечно, как же иначе - не слишком-то надеясь, что собеседник сию улыбку сможет распознать, и кивнула, подняв руки, словно в чем-то уступая Женгофорсу. Довольно удачно получилось совместить этот жест с едва заметным шагом назад.
Не то чтобы Лидия была так уж сильно помешана на личной гигиене... Но сейчас она невольно порадовалась, что ее и маршала разделяет стол - ощущать на лице брызги чужой слюны было бы довольно неприятно. По меньшей мере. Риенс, судя по всему, тоже был не в восторге от экспрессивности Женгофорса.
- Конвенционным. Немагическим. Дело не в жульничестве, господин маршал, никто не обвиняет вас и ваших солдат в подобном. Мы здесь лишь за тем, чтобы сохранить баланс, если, скажем, ваши противники используют в битве магию, - естественно, свалить все на оппонента было куда проще, нежели прямо заявлять, что ради победы люди могут пойти на все. Особенно, если речь идет об армии короля Хенсельта - весьма, скажем, жадного до чужих территорий владыки, - по возможности - нейтрализовать ее, отыскать и соответственно наказать виновных. Вот и все.
Честно говоря, ван Бреденвоорт искренне надеялась, что ничего подобного не произойдет. Несанкционированное применение магии могло привести к катастрофе - и речь шла не только об огромных потерях в каждой из армий, но и безопасности чародеев в целом. Сомневаться не приходилось: случись что - и во всем обвинят магиков. А последствия подобного скандала могут быть самыми разными - от подскочившего градуса напряженности в отношениях с простыми людьми и до массовых гонений в двух королевствах как минимум.
- В качестве наблюдателей были выбраны кандидаты, не имеющие отношения к какой-либо из сторон. - Лидия слегка пожала плечами. - Госпожа Сабрина, определенно, достойна доверия, однако Капитул посчитал, что, как советница короля Хенсельта, она не может оценивать ситуацию объективно.
При следующих словах маршала чародейка с трудом удержалась от тоскливого вздоха.
"Амброзии в золотых чашах, обольстительных гурий в набедренных повязках из прозрачного шелка и засахаренных фруктов на серебряных блюдах, пожалуйста... Боги, когда мы успели создать себе репутацию сластолюбивых изнеженных извращенцев?.." - вопрос можно было считать риторическим. Поведение некоторых магиков давно стало притчей во языцех и исправлению не подлежало. Жаль.
- Доступ к ставке командования, по возможности чистые постели и определенная доля личного пространства отдельно от ваших доблестных солдат.

Отредактировано Лидия ван Бреденвоорт (2012-06-17 21:30:58)

0

13

Юноша несмело улыбнулся. Может и правда найдут? Вот только кроме денег магик волен что угодно попросить, дело то неординарное... Пол королевства например, ну или половину ордена себе в личный эскорт. Кто их знает...
А по поводу битвы...
-Что по поводу предстоящей драчки думаешь? Айван меня и ребят посылает через во-о-он тот лесок, чтобы мы подчистили каэдвенские тылы. А то мало ли.
-Не знаю даже, что и думать, честно говоря, - Минька вздохнул, снова уставившись вдаль, где, возможно, обитал невидимый пока противник, - Но очень бы хотелось вернуться. Слишком много дел еще есть, которые требуют исполнения.
Но сначала надо было пройти битву, а уже по ее итогам смотреть (из лазарета или не очень, но из могилы смотреть точно не хотелось), что делать дальше.

Жаль, конечно, что стоящие на окраине лагеря орденцы не слышали "бряк" магистра с лавки, иначе Миньки бы здесь уже не было - как ветром бы его сдуло.
Как жаль, что в подобных ситуациях честность не важна - захотели получить преимущество, отравили командующего "парадом", ведь подлость же... Но уже поздно, как говорится, что-то предпринимать, разве что надежда на лекарей, которые могли бы ускорить выздоровление магистра своими настоями-эликсирами.

Отредактировано Минетал Фортрейн (2012-06-18 23:19:08)

0

14

Мастерский
Начинается что-то интересное

Любовь моя, мы будем вместе навсегда. И даже смерть не разлучит нас.
Пафосная ложь была уделом поэтов, трубадуров и бардов. Писатели других стезей предпочитали чернить и оскорблять самое светлое из чувств всеми возможными способами, методами, не греша обвинять любовь в грехопадении, пособничестве Геенне и  самому диаволу.
Андре Барга не был поэтом. И вообще к писателям относился весьма скептически и с недоверием. Как может вызывать доверие тот, кто не только не поднимает меча против обидчика своего, но еще и, возможно, спит с этим самым обидчиком в одной постели.
Поэтому лысый капитан не стал рассуждать и думать о том, что будет потом. Вполне вероятно, что многие из этой битвы не вернутся. Но кто-то останется и это вселяло надежду.
- Вернемся. И ты прав - дел у нас немало. Так что вернемся. Обещаю.
Теплые глаза капитана боковым зрением уследили то, как Катажина отдала приказ Вольштарду - глашатаю каратель. Через пару секунд выходец из Редании поднял витой боевой рог и прозвучала трель. Пора.
- Удачи тебе в бою, Минетал Фортрейн! И помни, что у нас еще остались дела.
А дальше случилось то, что ожидать было тяжело: лысый капитан с волчьей башкой на шевроне по отечески обнял молодого советника Ордена Алого Сокола.

Быть не таким, как все - тяжелая и опасная доля. Тебя не только не примут в детские игры в юном возрасте, но и будут сторониться всю жизнь, обвиняя то ли в колдовстве, то ли в содомии.
Фальвик был чуть выше Зигфрида, но лишь на чуть.  Два великана среди прочих, они выделялись не только фигурой, но и занятием.
- Почему позвал? Мне... хм... скучно. Даже поговорить не с кем. А это ли знаешь...
Фальвик не успел закончить - короткая трель боевого рога, известного лишь карателям да и некоторым орденцам, прозвучала над лагерем.
- Кажется, тебе пора. Жаль! После боя обязательно пообщаемся, так что не думай помирать!

За Айваном следили - пара бравых ребят тут же подоспела к своему военначальнику и помогли подняться на ложе.
- Всё хорошо, Великий магистр. Каратели уже получили приказ и выдвигаются засадным отрядом в тыл противника. Нет причин для беспокойства.

0

15

Зигфрид внимательно слушал Фальвика, надеясь с помощью разговора с ним, отвлечься от дурных мыслей. Не повезло. Затрубил боевой рог. созывающий именно карателей.
— Спасибо. Я вернусь. Обязательно поговорим, — Зигфрид махнул рукой рыцарю и пошел к тому месту, где трубил рог.
Зигфрид не умрет. Он выживет. Выживет за друга. Да, выживет.
Он оказался совсем рядом с капитаном Баргой. Скоро, да что там скоро, сейчас должны были выступать в тыл врага. А потом, наверное, ждать пару часов и ударить только в самый пиковый момент. Тяжелая задача — Зигфрид слабо представлял, как незамеченным пройдет в тыл — с таким-то ростом! Но все надежды он возлагал на капитана, который, как думал он сам, что-нибудь придумает.
Каратель неуверенно двигал длинными конечностями, не зная, куда их пристроить — они и мешались, и были какими-то не такими, как обычно. Спина покалывала. Может, от пота. Может, от нервов.
Он был в полном доспехе и при оружии: меч в ножнах за поясом, топор там же и щит за спиной.
Вместо старой туники, был одет новенький котт Ордена Алого Сокола, сверху наброшен не красивый и яркий алый плащ, а серый и невзрачный — кто ж пойдет в тыл врага, в алом плаще?!
Зигфрид был готов. Сжав кулаки, он на миг зажмурил глаза. "Все, теперь точно готов".
И правда. Обернувшись, он поискал глазами капитана Баргу, словно желая увидеть в нем какую-то поддержку.

0

16

Пора.
Страшно...
Не хочу.
Минька закусил губу, будучи снова по-отечески обнятым, правда на этот раз Баргой. Будь он помладше, без зазрения совести хлюпнул бы носом, но сейчас уж было как-то не солидно.
Какого черта вообще? Два дядьки в коронах чего-то не поделили, а разбираться насмерть нам, и ведь с такими же... Непричастными по сути то к этому "неподелению".
Может в разбое и воровстве был смысл - жить то всем хочется, и кушать при этом, а в войнах Минька смысла не видел, но кто, как говорится, его вообще спрашивал? Дали меч в руки - и иди давай, воюй за нарисованные на знамени картинки, причем картинки чужие. А щит с соколом черти где теперь... Вроде говорили, Вероника его вещи забрала, вот только кто их видел.

Парень отстранился, спрятав накатившее волнение за вымученной кое-как улыбкой.
-Нам еще Ильке помогать, - ответил он капитану, - И вам удачи.
-Пора, - раздалось со спины.
Рыцарь незамедлительно обернулся, увидев Собсберри.
Не хочу. Но придется. Ради соколов.
Фортрейн подошел к своей лошади (формально своей, коняга то аэдирская, а которая из отцовского дома где-то ездит с вещами незадачливого рыцаря), основательно закрепил седло, проверил остальную сбрую и, закинув щит за спину, взгромоздился верхом, тут же устремив взгляд вдаль.
Где-то там Иль едет с эльфкой в Цинтру, они о чем-то говорят, наверняка не ругаются и вообще все у них хорошо.
Вздохнув, Минька надел шлем и взялся за узду, направляя кобылку к собирающимся конникам.
Обещал, что вернусь, значит так и будет.

***
Айван проклинал свою немощь. Где это видано, чтобы полководец лежал в шатре, когда воины готовятся к сражению? Нет, прециденты были, разумеется, но.. магистр сам был простым солдатом- знал, с каким презрением относятся солдаты к тыловым крысам, которые играют в шахматы людьми, не бывав в настоящем сражении..
-Помогите мне выйти из шатра,- приказал он. Кто бы только знал, чего ему стоило произнести эти слова. одно дело. Когда ты называешь себя стариком, совсем же другое - когда ты себя им чувствуешь. Просить о помощи в элементарном.. Для этого стоит переступить через гордость.
-Бойцы должны видеть своего полководца..
Когда же его приказ выполнили, он попытался стоять самостоятельно. Получилось. На мгновение, но получилось. Двое солдат не дали упасть.

-К бою!- поймав мгновение тишины, рявкнул он, едва не потеряв сознание. Или показалось, что рявкнул? Вроде не показалось.. Скорее показалось, что не потерял сознание..
Солдаты должны видеть своего полководца.
Почти четыре тысячи воинов- это очень большая мощь. И огромнейшая ответственность.
Магистр собирался победить.

Отредактировано Минетал Фортрейн (2012-06-20 22:00:31)

0

17

Никогда ничего не просите у тех, кто сильнее вас. Сами попросят и сами дадут.
Судить о том, кто из них сильнее - чародейка или же маршал целой армии - можно было долго. И сложно. Женгофорс не стал.
Скрипнув зубами, маршал щелкнул пальцами, подавая какой-то особый сигнал  к действию.
Риенс не успел среагировать. Вряд ли успела что-то понять и Лидия. Такой подлости от гиганта-тугодума вряд ли ждешь.
Пятеро бравых крепких ребят с обнаженным оружием.
Сталь коснулась кожи, надавила, норовя обозначить на чистых белых шеях кармин и алое.
- Я, так посмотрю, вы слишком много хотите. Так получите! - Прошипел каэдвенец. - Под охрану, к цирюльнику.. Никого не впускать. Отвечаете за них головой. И наденьте-ка им это.
Двимеритовые наручи - вещь редкая, ценная, дорогостоящая. Женгофорсу они достались давным-давно, от короля Хенсельта. Тот вручил их для особого дела, а забрать забыл. А маршал хранил, поджидая момент или же просто позабыв про ценный дар. Всему наступает время.
Щелкнули запоры. Маршал оскаблился.
- Теперь можете наблюдать за битвой, милые мои, коль будут силы. Увести!
"Вот теперь мне ничто и никто не помешает. Пора начинать потеху и показать Аэдирну боевую мощь Единорога".
- Труби "к бою".
Время пришло.

0

18

Судьба - такая сука, прости Небо.
Риенс едва не взвыл, когда чужеродная телу сталь прикоснулась к его шее. Рука привычно скользнула к спрятанному меж складок кинжалу, но что ты сделаешь один, против четверых? Против целой армии?
Убийство командующего армией Каэдвена не будет на руку чародеям. Более того - всегда холодно настроенный по отношению к магам Хенсельт из Единорогов возьмет, да и прикроет школу чародеев Бан Ард. Нет, нельзя рушить столь прочные и порочные узы.
Слишком мелкая рыбешка для такого Риенс-недоучка. Слишком мелка для этого Лидия ван Бреденвоорт.
- Под охрану, к цирюльнику.. Никого не впускать. Отвечаете за них головой. И наденьте-ка им это.
Риенс заскрипел зубами. Вряд ли это помогло делу.
Проклятый двимерит защелкнулся на запястье. Запястье Лидии также увенчалось наручем.
Недоучке показалось, что он очутился глубоко-глубоко под водой. Тишина и давление внезапно сдавили голову, из ушей едва не хлынула кровь. Из носа, так то, она брызнула уже давно.
Маги не сопротивлялись. Не противились тому, что их провели по всему лагерю, пиная и понукая. Не противились любопытным взглядам. Не были они и против грязи и отходов шатра цирюльника, куда их швырнули.
Риенс поднялся на локтях. Голова закружилась сильнее. Недоучку стошнило.
Картину, впрочем, это не испортило и запахи вокруг не изменились.
- Ты... ты как? ух, голова. Стерва! Они... нас не осмотрели даже.

0

19

Боевые рожки и трубы огласили лагерь Аэдирна, оставаясь всё дальше и дальше за спиной карателей.
Отряд из пятидесяти конных человек стремился зайти в тыл противника до начала основных событий.
Барга, закусив губу, дал Аресу шпоры, бросая его в сумасшедшую скачку туда, к лесу.
Что-то начиналось.

Юный Бартад из Гулеты, сын мельника, поежился. Это был его первый настоящий бой. Возможно, последний.
"Не обосраться... главное не обосраться!"
Рядом в строю стоял его старший брат, который уже хвалился своим первым зарубленным разбойником с тракта.
"Везучий..." - думалось Бартаду. Кто знал, что спустя пару месяцев ему предстоит также выйти с оружием, но уже не против разбойников, а против целого войска?
-К бою!
Крик услышали все. Или так показалось.
Брат Бартада выдохнул, а сам юнец едва удержался, чтобы не пустить ветры.
"Началось... мама... мамочка... домой. Домой хочу!"

Гаркнули краснолюды, прокричал нечто воинственное бригадир эльфов. Лошади грызли удила, люди тряслись, то ли от страха, то ли от нетерпения выпустить кишки недругу. трещали колеса, вывозимых на позиции балист.
К ставке командования на вороном коне явилась сама Катажина из Бжева, адъютант и советник Алана Дейта.
- Каковы ваши приказания, Великий магистр? Тяжелая ждет их?
К шатру спешили посыльные от эльфов, пехоты и краснолюдов.
Работы предстоял непочатый край.

Лес встретил проторенной и известной дорожкой - разведка не предала и сделала всё для карателей.
Андре поднял руку, приказывая замедлить ход. Не хватало еще потерять половину людей из-за взбесившихся лошадей.
- Еще немного. Без приказа в бой не вступать.

0

20

"Начинается..." — подумал Зигфрид, поглаживая рукоять меча. И действительно, начиналось. Каратель сосредоточенно глазел вдаль, стараясь вообще ни о чем не думать. Выходило не очень хорошо, ибо мысли все равно в голову лезли, причем мысли, не очень-то и хорошие. Но ему быстро удавалось их выкинуть из головы...
— К бою!
"Теперь уж точно, началось".
И пустились вскачь в сторону леса. Что было за спиной — Зигфрид уже не знал да и не думал об этом. Ветер, бьющий в лицо, рассеивал мысли, охлаждал голову.
Замедлили ход по приказу капитана, потому что вступили в лес, проезжая по протоптанной тропке.
— Еще немного. Без приказа в бой не вступать. — сказал Барга, и весь отряд, как показалось карателю, напрягся в ожидании атаки.
"Вот сейчас все и случится... Несладко им будет от такого... приветствия".
Зигфрид коснулся рукоятей меча и топора, словно проверяя, не потерял ли. Но все было на месте, готово к использованию по своему непосредственному назначению.
Стало очень тихо, казалось, что стук копыт слышен за много миль, а тогда биение сердца — за сотню ярдов точно. Но всего лишь казалось.
Ему вспомнились его прежние дела, показались какими-то мелкими и незначительными, пустыми и легкими, по сравнению с происходящим сейчас. Но все-таки, те дела дали ему то, что получить за деньги невозможно — опыт. Хоть какой-то, но все-таки опыт, который и должен был пригодится в нынешнем деле.
"Сейчас..." — пронеслась пустая мысль.

Отредактировано Зигфрид из Цинтры (2012-06-26 06:54:54)

0

21

Войско ответило. Не слитно, как на параде, но от этой какофонии на душе потеплело. Войско было готово лить кровь, свою и чужую, выпускать кишки, рвать глотки, в прямом и переносном смысле.
-Построение стандартное. Середина занимается пехотой, по флангам- кавалерия. Организовать охрану баллист и и расчета стрелков сотней пеших. Два десятка стрелков, остальные- пикинеры и алибардисты. Как и было оговорено, вперед выйдут краснолюды с эльфами за спиной. тяжелая кавалерия ждет приказа к браке. Передайте командирам невысоких бойцов и рожденных в Дол-Блатанна, чтоб не волновались. Их прикроют. Мне нужно выманить тяжелую кавалерию противника на таранный удар. Эльфы действуют согласно маневра.
Магистр посмотрел на адьютанта, которой одинаково шел мундир и, он не сомневался, вечернее платье
-Когда увидите полыхающий пожар в стане единорогов, давайте команду приготовиться.

0

22

К бою... К бою. Черт бы побрал этот бой.
Мысли были, честно говоря, безрадостные. Правда, радоваться бою, по мнению Миньки, могли только прожженные вояки, а такому, хм, неопытному в бою, пусть и рыцарю, оставалось только лелеять надежду выйти из сражения живьем (пусть даже не совсем невредимым), но с победой. А то иначе... Иначе рискуешь не выполнить обещание вернуться.

Юноша подъехал в кавалеристам, вместе с которыми ему предстояло выдвигаться вперед.
Волнение постепенно уходило (не совсем, конечно, но все же).
Воины ожидали приказов.
Ну, сейчас начнется. "Веселье".

Отредактировано Минетал Фортрейн (2012-06-26 09:13:40)

0

23

Слова командира, такие нужные, необходимые, зовущие в бой и обещающие, что всё будет хорошо - что может быть лучше для солдата? Неизвестно.
Как бы то ни было, адъютанты и посыльные поспешили к своим командирам, донося последние вести.
Шелден радостно оскаблился, подал знак, и несколько сотен луженных глоток краснолюдов ухнули, гаркнули одним духом.
Получилось оглушительно.
Зазвучали боевые рожки и трубы: славное войско Аэдирна строилось и готовилось принять атаку противника.
Вперед вышли краснолюды, которые почти сразу сформировали свой знаменитый квадрат. В центре квадрата низкорослых воинов кое-кто мог разглядеть странную конструкцию, напоминающую бревно с выдолбленной сердцевиной. Краснолюды суетились и везли свою махину весьма аккуратно, переживая за неё, как за дитя.
Шаэляв'ен коротко улыбнулся, отдал приказ своим конникам, рассредотачивая их за спинами своих кряжистых союзников.
- Ну, курва мать, чтоб вас, петухи дранные! Вперед, краснолюды! Вперед!
- Урррррра-а-а-а-а!!!!
- В жопу сосуществояльне!

Наверняка, кричавший даже не знал, что он сделал.
Фраза, ставшая в последствии весьма крылатой и прижившаяся среди краснолюдов открыла одно из самых великих и крупных сражений среди Северных войн.
Краснолюд не знал.
Юный Бартад из Гулеты крепче сжал свою пику. Юнцу и его товарищам было доверено сохранять целой и невредимой одну из балист. Было страшно - руки потели, ноги тряслись. Колени своей дрожью могли сотрясти Землю.
Домой! Назад! К черту войны! К черту убийства!
Только уже поздно...

В лагере Каэвдена, среди командиров и десниц главнокомандующих по кругу ходила огромная литая чаша из серебра. Красная жидкость, наполнявшая оную, не могла да и не была вином, самогоном или еще каким пойлом.
Женгофорс следил, чтобы все выпили до последней капли.
Ритуал не может быть нарушен.
Львиноголовый паук никого не прощает и никому не дает поблажек. Пусть принесет он им победу.
Дело было сделано - великий маршал войска Каэдвена сделал отмашку, посылая свои войска в бой: тяжелая конница шла чуть позади стрелков, которые собирались пропустить всадников чуть позже. Затем шла тяжелая пехота, которая своим бодрым и сплоченным маршем заставляло сердце уходить в пятки. Никто не справится с Каэдвеном.
В ставке командования оставалось около ста слуг, воинов и офицеров общим числом.

Алан Дейт снисходительно кивнул девице из Бжева, давая разрешение на её просьбу.
Та, чьей красой восхитился сам Айван Окь де Лот, та, чью слезы и сопли подтирал с десяток лет назад сам Андре Барга, выехала из строя на своей пегой кобыле. Выехала перед строем великих и славных воинов королевства Аэдирн - могучего и славного государства, которое не раз доказывало свою верность Северу и становилось едва не первой преградой на пути у Нильфгаарда. Катажина волновалась, стараясь перенять дрожь в голосе и проклятый стук зубов.
- Братья!
Она провалилась. Она не смогла. Она продолжала.
- Там, за тем лесом, король Хенсельт послал своих ублюдков, чтобы своими конями истоптать наши земли. Они пришли, чтобы убивать, насиловать и грабить. Они пришли, тем самым плюнув нам в лицо.
Голос её не потонул в гуле, как могло казаться ранее. Голос её звонкой серебряной струной заставил замолчать многих, если не всех. Катажина продолжала:
- Их много. Они славятся своим мастерством и силой. Они думают, что уже победили. Они считают нас рабами. Мне всё равно. Мне плевать на их мнение, на их силу. Я порублю на куски каждого из них, пока у меня будут силы. Я погибну. Но я погибну свободной! Я погибну за Аэдирн, как вольная дева из Бжева! Так скажите мне, братья, хотите ли вы гнуть шеи под каэдвенским ярмом?! Нравится ли вам роль жалкой твари?!
Яростный гул сотен голосов подтвердил, что Катажина не ошиблась. Аэдирн был готов к бою. Аэдирн спешил убивать. Да будет так.

+1

24

Айван с интересом наблюдал за коренастыми фигурами, тащащими таран с непонятно зачем высверленной дыркой в сердцевине. Что за орудие такое, было неясно. Может идол какой краснолюдский или еще чего?
Затем заговорила Катажина..
Говорила вроде бы не вычурные слова, но с самого начала было ясно, что попала она в точку своими речами. Что дорого простому солдату? За что он сражается?
Сказать что-то после ее речи было решительно невозможно. Да и не нужно, только эффект испортишь, если сумеешь перекричать три с лишним тысячи луженные глотки. У Аэдирна появился лидер, за которым солдаты пойдут в огонь и воду, которого будут носить на руках вместе с конем. Это радовало.
-Принесите доспехи и меч,- приказал он помощникам. В такой ответственный момент еще не хватало стоять без оружия, как пахарь какой.
Магистр осматривал войско и мысленно восхищался. Сколько отборных бойцов.. Определенно, Каэдвен захлебнется собственной кровью в этом сражении. Если не всплывет еще какая неожиданность.
-Кровососа сюда..- орден воевал не за родную землю. Более того, в нем состояли и каэдвенцы. Айван не боялся упасть с коня- бывалый кавалерист на скакуне чувствует себя уверенней, чем на ногах. Вставал вопрос, правда, как забираться на него.. Но об этом стоит думать когда возьмешься руками за гриву и седло.

***

Когда есть тот, кто умеет вдохновлять, уже и не задумываешься о том плохом, что тебе может встретиться на пути к цели.
Фортрейн внимательно слушал речь Катажины, и быть жалкой тварью совсем не хотелось, ну а если суждено погибнуть, то только за благородную цель, а она у Аэдирна была, и с этим нельзя было не согласиться.
Лошадь била копытом землю и гарцевала на месте, покачивая рыцаря в седле. Ладонь сомкнулась на рукояти меча. Вот-вот все ринутся в бой - навстречу уже, кажется, мчался Каэдвен.

0

25

Неприязнь Женгофорса к магам была очевидна, но такой подлости Лидия все-таки не ожидала.
Она могла бы единым усилием воли превратить мозги маршала и пятерых его прихлебателей в кисель. Но не стала, к собственному раздражению и стыду - слишком многое было поставлено на карту, слишком многие могли пострадать из-за губительной вспышки гнева. При Хенсельте чародеи и так жили, словно на спящем вулкане, который мог проснуться в любой момент, а случись что с именитым полководцем, да еще и по вине магички - кровавой расправы, гонений и всяческого притеснения магов в Каэдвене было бы не избежать.
Лидии оставалось лишь скрипеть зубами и подавлять столь непривычный гнев. Вкупе с резко накатившей тошнотой и головокружением - двимеритовый наруч давал о себе знать, властно вбивая в пыль гордую чародейку и жестоко душа ее магию, будто удав - кролика.
Голова закружилась, а пейзаж перед глазами поплыл, значительно утратив в яркости красок. В носу было до противного сыро - вполне вероятно, что началось кровотечение, Лидия не знала. Она вообще довольно смутно осознавала себя в первые минуты контакта с двимеритом, а как ее куда-то тащили - не помнила вовсе. Остатки ее сил и воли уходили на поддержание фантома, который - она знала - сейчас стал невнятным, мутным, и нестабильно подрагивал, грозя вот-вот исчезнуть совсем. Хотя сопротивление проклятому металлу давалось с огромным трудом - голову будто сдавил раскаленный шипастый обруч, от боли на глазах выступили слезы - но подобного унижения она допустить не могла. Не здесь, не сейчас, не перед этими людьми - этими шавками, не понимающими толком, за что сражаются.
Когда путь через лагерь каэдвенцев закончился и чародеев без всякого пиетета швырнули под полог замызганной палатки, Лидия судорожно утерла капавшую из носа кровь, дрожащими пальцами стянула с шеи платок и повязала его так, чтобы можно было скрыть лицо. И весьма вовремя - она едва успела затянуть узел под затылком, когда фантом дрогнул в последний раз и развеялся.
На протяжении нескольких минут магичка пыталась прийти в себя и заставить мир приостановить вращение хотя бы на миг. Когда земная твердь прекратила раскачиваться, а желудок отпустили болезненные сухие спазмы, ван Бреденвоорт наконец нашла в себе силы приподняться на локтях, а затем и сесть прямо. Именно сесть - и плевать, что испачкаются штаны - потому что встать без посторонней помощи наверняка не получилось бы.
В ответ на вопрос Риенса чародейка лишь кратко кивнула - попытка обратиться к мужчине телепатически обратилась слепящей вспышкой боли, едва не опрокинувшей Лидию обратно на землю. Казалось, что где-то в голове, под затылком примостился паразит, явно намеренный прогрызть себе путь на свободу. Даром, что в мозгу нет нервных окончаний - ощущения были мучительные.
Когда боль несколько ослабла, она наконец смогла оглядеться. Обычная палатка. Грязная, пыльная, как и все на этой войне. Кажется, убивать магиков Женгофорс все же побоялся, опасаясь последствий, которые были бы очень неприятными.
В любом случае, оставаться здесь было нельзя - чародейка слышала отдаленное пение боевых рогов и приглушенные выкрики. Армия собиралась атаковать, а противники каэдвенцев точно не станут любезно дожидаться, пока оппонент подтянет силы. Если не поторопиться, Лидия и Риенс на собственных шкурах ощутят, что значит оказаться между молотом и наковальней. В лагере вряд ли осталось много народу, однако в нынешнем состоянии наткнуться на вооруженного противника для чародеев было равносильно смерти.
Солдаты Женгофорса и впрямь были так любезны - или тупы - что не стали обыскивать пленников. Впрочем, что там было у магички... Одежка, симпатичный гребень, браслет и стилет, припасенный на крайний случай. Негусто. А вот Риенс...
Лидия нахмурилась и спешно начертила на земле глаз, после чего ткнула пальцем в сторону Риенса, явно напоминая о подаренном амулете. Двимерит блокировал магию чародея, запирал ее внутри тела, но ведь есть и внешний резерв. Запрятанной в любимом браслете энергии хватило бы для активации, благодаря чему мужчина мог стать практически невидимым. В таком случае разведать и, при необходимости, расчистить путь для побега было бы просто, разве нет?
Оставалась последняя проблема - вызвать нужный импульс. После некоторой паузы Лидия медленно стянула с запястья браслет и с сожалением посмотрела на украшение. Произвольный выброс без мысленного воздействия... Разве что через создание нестабильности.
На глаза попался булыжник. Ну что же, достаточно увесистый... Серебро - мягкий металл, сомнется под ударом, словно картон, и кристалл треснет. Дело за малым.
Лидия протянула руку, взяв камень, и выжидательно глянула на Риенса. Так себе план, но все лучше, чем пробираться через враждебный лагерь вообще без всякой магической поддержки.

Отредактировано Лидия ван Бреденвоорт (2012-07-02 02:13:39)

+1

26

Фальвик молчаливой статуей возвышался возле Минетала Фортрейна. Молодой господин так и не принял общество телохранителя, но клятва есть клятва.
Нильфгаардцев тронул коня вперед, оказавшись совсем рядом с юным советником.
- Не стремитесь в гущу боя, господин. Первые ряды гибнут по глупому. Она не простит.
Парень поймет. Кто бы не понял?

- Жопу сосуществояльне!
Каэдве двигался ровно, набирая скорость и разделяясь на четыре группы ударные группы: тяжелая конница неслась следом за легкой, которой выпадала роль то ли пушечного мяса, то ли отчаянных безумцев. По флангам неслись тяжелые панцерные "Медведи", стремящиеся взять противника в стальные клещи. Позади всех находилась пехота и стрелки.
Краснолюды сорвались на бег, яростно потрясая оружием и выкрикивая ругательства. Каре открылось, являя противнику скрытое досель оружие. Конные приближались.
Шелден, командир краснолюдских воинов, подпрыгнул от нетерпения.
- Подпаливай! Подпаливай, сучий хвост!
Пламя резво побежало по фитильку, с лошадей сыпала пена. Грохнуло.
На секунду оглушило всех.
Затем, неясный звон в ушах сменился на предсмертные крики, стоны боли и отчаяния, испуганное ржание лошадей... и топот копыт, стремящихся вперед, неся на своих спинах погибель.
Шелден, вскочил, отряхиваясь от земли и сплевывая кровь из разбитых губ.
Удалось! Получилось! Орудие разворотило от выстрела, но эффект превзошел все ожидания: легкая конница, каэдвенские цвета лежат в крови и грязи, но это только начало...
Тяжелая конница набирала скорость.
В бой вступили эльфы, на полном скаку несшиеся навстречу смерти. Взлет легких копий, стремительные выстрелы из мелких луков: маневр удался, но не полностью - слишком мало времени было на его отработку.
Шаэляв'ен отдал приказ, по которому эльфы должны были рассредоточится и обхватить противника с флангов, пронестись мимо и вонзится в пехоту неприятеля. Удалось частично: опытные каэдвенцы сносили Старший Народ на полном скаку, не давая возможности опомнится.
"Что они делают, дранные курвы? Что они делают?! Откуда самодеятельность!? Идиоты! Идиоты!"

Шелден ненавистно глядел на приближающуюся конницу и молился всем, кому мог. Хоть бы не подвели баллисты.
Последние же, дождавшись своего момента, начали прицельный, насколько это возможно, огонь.
Шелден, сцепив зубы, расшиб голову одному из нападающих каэдвенцев легкой кавалерии.
Не подвели.

Катажина оказалась в седле. От шлема отказалась. Воины должны видеть свой символ. Свою Деву.
"Что будет дальше? Выйдем ли живыми? О, мой милый-милый Фалода, как я хочу оказаться подальше отсюда... Но кто, если не мы? Это последний бой, обещаю".
Верный конь не умел читать мыслей. Кони, несмотря на свой ум и величие, вообще были примитивными созданиями.
Алан Дейт поднял руку. А в следующий момент раздался гром. Или взрыв. Катажина не поняла. Поняла только, что начали работать баллисты. Поняла, что решающий момент близко и...
Алан Дейт опустил руку, пуская тяжелую конницу Аэдирна вперёд.
Грохот копыт и молчание мчащихся конников, пугало. Смерть несущие набирали разгон...

0

27

Уже совсем близко...
По земле шел гул, как если бы где-то в ее недрах ворочались демоны и бушевало Пекло, готовясь принять в себя убитых в сражении, что развернулось над ним.
Фортрейн, нахмурив брови, глядел вперед. Предплечье левой руки плотно перехватили ремни, крепящиеся к щиту, правая ладонь уверенно сжимала рукоять меча. Он помнил уроки наставника, но в грядущей свалке не будет места фехтовальному искусству.

-Не стремитесь в гущу боя, господин. Первые ряды гибнут по глупому. Она не простит.
-Не только она, - ответил Минька, не оборачиваясь, и даже сомневаясь, что Фальвик его услышит.
А еще... Черный рыцарь ведь кинется его спасать в случае чего, и не факт, что все закончится благополучно.
Не хотелось бы брать на себя ответственность за чью-то смерть.
В стороне грохнуло, едва не оглушив совсем (благо что шлем звоном не отозвался), лошадь было дернулась в сторону, но парень успел ухватить узду, чтобы хоть как-то попытаться выровняться.
Да, не простит. Но это не повод отсиживаться за чужими спинами, особенно если эти спины принадлежали своим.
Тяжелая конница неслась вперед, та самая, в которую при благополучном исходе боя собирался отправить его магистр.
Чтобы вот так же молчаливо и целенаправленно нестись на таран... Крушить...

Каэдвен схлестнулся с Аэдирном. первые ряды одной армии врезались в первые ряды другой. Левый фланг, в составе которого были Фортрейн и Фальвик, уверенно шел на окружение.
Только бы получилось...
Меч, подаренный магистром, был настороже, готовясь принять на свою заточенную кромку кровь неприятеля.
Только бы...

0

28

Весьма расторопные слуги принесли и меч, и доспехи и даже довольно быстро одели Айвана в них. Подпоясался он сам. Правда при этом его придерживали два солдата, что были назначены в караул, пока сам магистр валялся в беспамятстве. Поганая слабость одолевала как физически, так и морально. Он бы сейчас сам пошел в сражение... Пошел бы..
Кровосос кусался и вырывался из рук конюхов, пытался встать на дыбы. Еще бы, характер у него был дьявольский. Словно дикий конь из древних сказок, который только и делал, что наслаждался свободой и оборонял дикие стада от двуногих захватчиков. Маркиз в который раз обрадовался, что смог однажды укротить этого скакуна, не сломав тому характер.

"-Настоящий бой,- уныло вещал декан по тактике и стратегии,- это четкое осознание того, когда нужно ввести подкрепление, кем пожертвовать, а кого сохранить. Нередко элитные отряды остаются на поле боя в дерьме и крови, в то время как впервые побывавшие в сражении возвращаются без единой царапинки. Но это скорее исключение. Большинству из вас не будет предоставлено даже шанса остаться в живых, не то что возможности управлять войском. Поэтому сомнительно, что занятия по данному профилю пригодятся хотя бы половине. Однако ректор.. Итак, считайте это игрой в шахматы.. Пожертвовать одними, чтобы сохранить других. В особо удачных партиях у вас будет оставаться семь из десяти.. Повезет тем из вас, кто попадет в парадный полк. Курсант Окь де Лот, вы куда это собрались? Лекция еще не закончена.
-Дерьмовые рассуждения,- ответил семнадцатилетний парень подпоясанный широким поясом, на котором уже располагался одноручный длинный меч работы не последнего мастера в Темерии.
-Чем же, позвольте узнать?- елейным тоном осведомился декан. Все знали, что это прелюдия к огромным неприятностям, происходящим под его строгим надзором.
-Люди - не шахматы. Парадный полк - не везение, а куча петухов. Если угодно, то нильфгаардских павлинов.
И вышел. В тот день его едва не выгнали из Военной Академии. Как бы странно ни звучало, но заступился за него инструктор по фехтованию."

-Кровосос,- хрипло позвал он коня. тот перестал брыкаться и порысил к хозяину. Однако тут же заржал от громкого грохота. Сам пророк Лебеда, наверное, сейчас вздрогнул в своих райских чертогах, а где-нибудь в Зеррикании местные неустрашимые воины наложили по пуду..- Гори я в Пекле, это что ж за такое?
Когда дым рассеялся, стало ясно, что ж это такое.
-Подайте сигнал карателям, пусть начинают по готовности..
Пока что все шло без неожиданностей. Дальше - время покажет.
Однако в мыслях у Айвана было нечто такое.. нет, не в мыслях.. чуял он, что что-то упустил. Нечто очень важное..

0

29

Дождь мерно накрапывал, рассыпаясь серебром и бисером по камням вызимского тракта. Гнедой конь уныло шлепал по грязи, унося от города всадников: худощавого лысого мужчину и девчонку, кутавшуюся в плащ.
Дороги, дороги, дороги...
Их так много, они такие длинные, такие выматывающие. И будет их еще сотни и тысячи, прежде чем ты найдешь то, что ищешь и наконец-то остановишься.
Дороги...
Девчонка зевнула, прижимаясь всем своим худеньким тельцем к теплому и отчего-то родному плащу мужчины.
- Андре! - Тихо позвала она, - а мы всегда будем будем вместе?
Конь уныло вырвал копыта из грязи.
- Всегда. - Не задумываясь соврал Барга. - Разве может быть иначе?
Девчонка не ответила. Зажмурившись от удовольствия и стараясь вжаться в грудь всадника, она начинала медленно засыпать.
А дождь всё капал, рассыпаясь серебром и бисером, смывая горечь прошлого и омывая дорогу настоящего.

Грохотнуло так, что Андре сругнулся. В полный голос.
Звон в ушах и слезы, невольно выступившие из глаз, давали понять, что его вряд ли кто услышал.
У Аэдирна не было в рядах магов. Да и на магию это было странно непохожим. Скорее нечто иное, еще неизведанное и пугающее. Барга был рад, что краснолюды были на их стороне.
"Курва! Так и обделаться можно! Ничуть не лучше сосунка!"
Битва шла своим чередом - вот полегла легкая конница Каэдвена, вот начали бойко работать баллисты, отсекая передние ряды тяжелой конницы.
Барга сжал рукоять меча, настороженно всматриваясь вдаль и ожидая сигнала.
Тяжелые непобедимые каэдвенцы завязли и остановились. А затем совместные силы Аэдирна и Алого Сокола ударили одновременно, стараясь опрокинуть противника. Среди них были друзья. Много друзей. И близких.
" Если есть на этом свете что-то светлое, то, что там, на небесах: сохрани им жизни, прошу! Я никогда у тебя ничего не просил, я никогда не молился и не посещал храм. А сегодня я, каратель и богомерзкое существо, прошу у тебя одного - сохрани их!"
Яркая стрела с алой лентой взмыла над полем битвы. Затем ещё одна.
Андре выдохнул, медленно вынул меч из ножен.
Кровь мощными толчками устремилась к вздувшимся от напряжения венам.
- Час настал! Дерзайте!
Арес получил шпоры, взвыл и понес карателя вперёд. За спиной раздалось разрозненное, но громогласное "Бей-убивай!".
Каратели ордена Алого Сокола шли в бой, направляя свой нестройный, но смертоносный ряд на подводу с боеприпасами лучников.
Было забыто и отброшено в сторону всё то, что сковывало до этого мгновения: пепелище на границе Аэдирна, Иль, мертвенный взор Лотара, горящий дом и Фальвик. Андре забыл всё и нес в себе самом смерть.
Юноша каэдвенец, встретившийся с карателем первый, спустил в штаны и отбросил пику. Поздно.
Вжик! - пропел меч.
Кровь ударила фонтаном из пробитой головы - Андре не промахнулся.
Вжик! - пропел меч снова.
Второй противник завалился, держась за пробитое горло.
Сознание заполнило боль. Чужая боль. Никаких эмоций, кроме жажды битвы. Никаких.
Бей-убивай!

+1

30

Сраные воины, траханные маршалы.
Риенс ненавидел всех и каждого в частности. Риенс ненавидел тех, кто изобрел двимерит, будь они прокляты. Риенс хотел жить. Очень-очень хотел.
А не давали. Отбирали от этой жизни всё то, что только могли отобрать.
Спазмы, досель мучившие и сжимающие невидимой дланью, отпустили. Остался лишь неприятный привкус рвоты во рту, но он пройдет.
"Мэтр Вильгефорц захочет узнать. Мэтр узнает и уж тогда этот хрен умоется собственной кровушкой. А я ему её пущу... вот этими вот самыми руками!"
Увы, времени для жаления самого себя не было: нужно было действовать.
Недоучка прекрасно понял всё то, на что намекала Лидия. Или только сделал вид, что понял?
"Глаз? Что за глаз? Выколоть ей глаз? А, курва! Артефакт! И как я применю его без магии? Вставлю Женгофорсу в зад? О, он будет рад... Стоп. Браслет. Браслет с магией. С внешней магией, которую никак не блокирует проклятый металл. Вот оно что! Ну, попробуем!"
Агент извлек из потайного кармана артефакт, врученный в самом начале миссии. Благо, что их не обыскали. Просто счастье какое-то.
Положив руку с магическим предметом рядом с браслетом Лидии, недоучка молился, чтобы это помогло. А если не поможет, что тогда?
Мозг не соображал, время остановилось...

0


Вы здесь » Ведьмак: Забытые легенды » Квесты » На милость победителя


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC