Ведьмак: Забытые легенды

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Забытые легенды » Квесты » Кровь за кровь


Кровь за кровь

Сообщений 31 страница 60 из 108

31

Лес близ Жданки

И пусть даже волна внезапно нахлынувшего страха прошла так же быстро и внезапно, как появилась, помыслы Серой Волчицы оставались неизменны: это не ее война и не ее друзья. Возможно, мало что изменилось бы, даже, знай Вириена о присутствии где-то здесь белоголового ведьмака из своего прошлого. Возможно. Это не значит ничего, кроме того что истории неведомо «что было бы, если…», да и Волчица никогда не понимала тех, кто думает о нюансах прошлого перед лицом настоящего, ведь оно неизменно и его можно только принять, кем бы ты ни был. Даже могущественным чародеям неподвластно обращать время вспять. Но расслабляться оборотень не спешила, решив для себя какие-то свои задачи. Она напряженно вслушивалась в абсолютную тишину леса, готовая отреагировать на любой подозрительный шорох. Ноги мало-помалу несли ее обратно из чащи, инстинкты уверенно ориентировались в лесу, а голова, меж тем, незаметно наполнилась размышлениями, которые практически отгородили ее от реального мира. А потом, вдруг, Вириена уловила внезапные крики, источника которых ей увидеть, увы, было не дано. Направление звука указывало на деревню, где она недавно имела честь быть. Сорвалась ли Волчица с места, чтобы ринуться в гущу боя, дабы спасти несчастные разрываемые неведомым врагом на части, души? Держи карман шире. Она, может, была не совсем в себе, однако циничного прагматизма пока еще не лишилась. Впрочем,… единственное чего хотелось – выпить, но, как только она осознала это свое желание, оборотень поняла что оказалась вовсе не там где планировала, мало в последние минуты обращая внимание на окружающий мир. Инстинкты вели ее, не давая подвернуть ногу или еще что-нибудь в этом роде, но вовсе не обязаны были вести к деревне. Вириена осмотрелась, не замечая схожести с ранее наблюдаемым пейзажем. Место было незнакомое.
«Приехали… Вот тебе и таверна и пиво».
Голоса больше не кричали. Страшное чувство, но отчего-то было жаль – они бы помогли сразу разобраться с направлением. Покачав головой и посетовав на собственную рассеянность, оборотень взяла себя в руки, сосредоточившись на определении курса, в котором следовало двигаться теперь, если она решила не жить в лесу вечно. Тут, ведь, даже есть было нечего, кроме падали и ворон.
А потом ее глаза наткнулись на свежий след, отпечатавшийся во влажной земле. Это Волчице показалось интересным, если брать за основу то, что зверья она в лесу не наблюдала совсем, не то чтобы такого крупного. Если учитывать недавние звуки и состыковать их с отпечатками – картина вырисовывалась ясная, а если задуматься – по следам можно было бы попробовать найти логово, пока хищники занялись кормежкой. «Зачем?» – вопрос другой, как и «надо ли?». В любом случае решать надо было быстро.

0

32

Откуда он узнал?..
Чародейка хмуро покосилась на главу Капитула, якобы собираясь с мыслями. Хитер, зараза. И не может не внушать уважения хотя бы одной своей хитростью. И умением вечно оказываться в нужном месте, кстати. И почему эти сверхталантливые такие упертые, вот что мешало подобру-поздорову свернуться и уйти в безопасное место? Так ведь нет, шиш, все героями хотят казаться, даже там, где не геройствовать надо, а уносить ноги. Теперь все, поздно, батя, всунули. Иди-иди, мэтр, расскажи Совету, устрой голосование, а кто за то, чтобы прирезать к бесовой матери молодого Истока? За или против?
- Совет заинтересуется, пожалуй, - в голосе эльфки сквозило явное недоверие. - Когда это Совету было интересно хоть что-то, кроме своих собственных амбиций? Впрочем, девушка права, мое присутствие здесь есть ни что иное, как случайность, коих, признаться, в моей жизни пруд пруди. Однако же, помнится, вы как-то призывали меня делиться с вами своими планами... и возможными их перспективами, - Францеска даже немного склонила голову. Черт бы вас взял, мы на одной стороне. - Разумеется, я ожидала того же от вас, тем более состоя в Капитуле.
Право, не думала, что двойную игру ведете именно вы, мысленно добавила она, обращаясь к чародею.
- Однако же, если вы не возражаете и если мои услуги вам не требуются, я покину это место прямо сейчас.
И прихвачу с собой эту милую парочку, а дальше сами разбирайтесь.

0

33

Взгляд мага обратился на ученика, когда тот заговорил. Вильгефорц сохранял внешнее спокойствие, но пылающие глаза выдавали его истинный настрой полностью. И сейчас чародей искал только повод для того, чтобы начать резню.
- Не можешь знать? Я тебя не виню. И понимаю твою точку зрения. Я просто с ней не согласен.
Слова были сказаны предельно вежливо и почти что ласково. Стол, на который чародей вовремя посмотрел, отведя взгляд от лица Риенса, вспыхнул подобно облитым маслом дровам. Пальцы сами собой сжались в кулак. Хотелось свернуть скулу своему преданному помощнику. Но глава Капитула сдержался.
- Францеска, ты... можешь идти, - роггевеннец перевёл тяжелый взгляд на эльфку, - Но если когда-нибудь какая-нибудь тоненькая ниточка, связанная с некромантией, укажет на тебя... надеюсь, мы друг друга поняли.
Но тут случилось нечто непредсказуемое. Арнавальд, судя по всему, почувствовал себя очень нехорошо и связано это было явно не с переменой погоды. Что-то случилось с магами, которые отправились на разведку.
- Стоять на месте! Ничего не предпринимать, пока я не скажу! - рявкнул Вильгефорц. И тут же обратился к Ольхе, которая думала так прозрачно и чисто, что услышать это даже без особой концентрации не составляло труда.
- Что такое Пир? Что такое Свора? Кто устроил это? Говори правду и останешься в живых, Исток.
Ныне чародею было не до шуток. Он догадывался, что кто-то из его боевых магов погиб. И это значило, что без кровавого отмщения они отсюда не уйдут. Даже если придётся превратить всю деревню в пепелище.

0

34

Ольха отступила на шаг.  Дурно стало не только от вида крови, к которой вроде бы следовало давно привыкнуть, но и жара от вспыхнувшего стола и… Жара от мага. Не осязаемого, но на предчувствии. Тем не менее, одна здравая мысль отрезвляла от крадущегося страха – от её ответа зависит многое. Очень многое. И чем быстрее она ответит, тем меньше вероятность, что вперёд выступит Глен. Ей того вовсе не хотелось… Просто, потому что видела – этот может с такой же лёгкостью запалить не только дерево, но и живого человека.
Пришло время отвечать самой. Не прячась.
    -  Свора…   -  Запнулась, и тут же постаралась выровнять голос. На Францеску даже не смотрела. Кабы хуже ей не сделать. Ведь в тоне вороноволосого мужчины явно скользнула неприкрытая угроза. –  Это… Порождение злобы.  – Исчерпывающе. Фэй внутренне сжалась. А ведь она сама не знала больше. –  Вам… Вам лучше знать… Сущо… Шность.  – Маленькие кисти сжались в кулачки. До чего же… противно чувствовать себя мышью в котовой пасти! Противно, да ещё от того, насколько  сама… Глупа. Половина высоких слов для неё были украшательством для сказок, но… Уметь ими говорить не умела. И это унижало ещё больше. Видит божиня, к злобе этого человека верно уже примешалось презрение… -  Вам лучше знать что оно такое. Я только помню их злобу. Ненависть ко всем кто… Просто живой. И смерть для них была за игру… А пир – это то, что случилось за три дня до… этого всего.  –  Канарейка неловко развела  руки, имея в виду всю деревню. Только бы понял…  -   А кто устроил сейчас… Я не знаю. Это правда. Господин.  –  Закрывая дрожь в голосе и теле, она подняла голову. Слышала, что, мол, маги читают мысли. Убедилась, когда госпожа Францеска повторила её несказанные слова. И если вправду читают – то и он поймёт что не сказано ни слова лжи.
Хотя одно только осознание того, что кто-то заберётся в твою голову, вызывало омерзение. Тем более человек с таким чёрным сердцем. Или нет? Может он лишь старается защитить простых людей? Ведь маги, они нужны для этого? Так ведь?
   -  Дык это… -  Половой робко вышел из-за стойки. Упреждающе упёр взгляд в эльфку, и повернулся к магику.  –  С девки местной всё началось. С первым снегом, в осени… Молодку того, лесорубы пришлые насильничали. А потом их наутро-то потрошёных нашли, один ток выжил. Всё и сбаял. И про повинность свою, и про свору волкодлакову… С того и пошло. Ну эт то вам старший то рассказал, да? А эта.  – Он кивнул на Ольху. –  Тут  так… И без того досталось от капеллана нашенского. Хотел сжечь, а… Вы лучше ищите этих. Они мою жёнку утащили. Зато племяшка остался. Из под носа сумасброда храмовного вырвали. С ума наш душевник то скатилсе…  - Фиёрн молчала. Не зная зачем человек пытается увести беду, но… Ведь он и тогда пытался остановить? Пытался. Себя хоть убедить, не вся деревня костра желала.  А теперь то все повязаны. На одной беде, что с собой иную привела. По глазам трактирщика видела. И тому, как к нему тот мальчик льнул. Тот, с улицы…

0

35

Свернутый текст

Маг внимательно слушал Ольху. Слушал настолько внимательно, насколько мог чародей его уровня - он внимал словам и мыслям девочки-истока одновременно.
По мере её слов, он начинал понимать, с чем имеет дело. И нынешний разговор с одной маленькой девчушкой, пока еще ничего не значащей на большой шахматной доске, дал гораздо больше, нежели информация Риенса и бессвязные речи старосты.
- Девочка, - глава Капитула чуть присел, дабы его лицо оказалось на уровне лица эльфки, - Благодарю тебя за информацию.
Маг улыбнулся. Нормальной человеческой улыбкой. Затем встал, выпрямившись в полный рост. Еще раз взглянул на Ольху и передал ей мысленно несколько слов.
- Ты действительно сделала хорошее дело. Если мы не остановим эту угрозу - прольётся слишком много крови. Я четко вижу твой путь во мраке - тебя ждёт великая судьба. Иди по жизни гордо, цени свою силу и не позволяй никому манипулировать собой.
Коротко кивнув Францеске, чародей развернулся на каблуках и вышел вон из таверны, плащ его колыхался от встречного потока воздуха.
- Арнавальд, собери всех рядом со мной. И пусть не забудут сделать себе надрезы на указательных пальцах. Проведём обряд единения.
Вильгефорц ухмыльнулся. Боевой маг ответил ему понимающей ухмылкой. Он отлично знал, что есть обряд единения и какая мощь вскоре обрушится на головы тех, кто посмеет встать у них на пути.
Да, это была не рядовая зачистка. На этот раз им предстояло сражение и сражаться плечом к плечу с первым магом Севера - такие обстоятельства не могли не поднимать боевой дух, пошатнувшийся после гибели товарищей.

0

36

Мастерский

Арнавальд унял свой кровоток и преданно кивнул на слова мэтра Вильгефорца. Мэтр Вильгефорц знает, что делает.
- Вы все слышали приказ? Сделать надрезы!
Послушно, кинжалами, кои были при них обязательно, чародеи отряда стали надрезать подушечки больших пальцев.
Что-то начиналось. Ощущали это все: трактирщик спрятался за высокой стойкой, прижав колени к груди, Риенс судорожно сглотнул, представляя мощь обряда крови.
Жители Ждани сидели по своим домам, боясь показаться на улице.
На поле брани, где сошелся каэдвеский единорог и аэдирн, антропоморфные псы догрызали тела двух несчастных боевых магов.
Вириена смогла наткнуться на отчетливый след, который оборотень потерять уж точно не могла. Следы огромных когтистых лап по направлению к полю.
Чтобы жить - нужно действовать...

Убедительная просьба писать посты активнее - пусть меньше по объему, но больше по содержанию.

0

37

Пещеры

Их вывели - грубо, не по их воле. Совершенно не понятно зачем и для чего.
Вывели и повели по тем же самым коридорам, заставляя упереться взором в камни пола.
Их вели и...
Ведьмак внезапно дернулся в сторону, увлекая за собой и Бонарта. Резко развернувшись так, чтобы не столкнуться телами с охотником за головами, белоголовый врезался своим локтем в нос одного из удивленных стражей.
Хрустнуло.
Конвоир выронил меч и тонко завыл, зажимая грязными руками хлынувшую в три ручья кровь.
Ведьмак успел поднять меч прежде чем второй идолопоклонник опомнился.
Шурх!
Кровь карминовым ручьем брызнула на своды прохода.
Фьють!
Вот и "разбитый нос" утих навсегда, уткнувшись лицом себе в грудь.
Геральт скрипнул зубами - кожу на ноге, прикованной к Коту, он содрал в мясо. Чудом не сломал.
- Курва... Так, а теперь ты!
Желтые глаза вперились в рыбьи, стараясь предугадать. Бесполезно.
- У меня меч, я быстрее. Но я один не выберусь. Ты можешь меня обмануть, свернуть мне шею, отрубить ногу и попытаться бежать. Но один ты ничего не сможешь... Так, что, вырываем друг другу кадыки?
Предложение было равноценным. Ведьмак не лукавил. Хотя, что можно ждать от того, кто еще пару суток назад планировал отрубить тебе голову?

0

38

- Твою мать, - процедила сквозь зубы эльфка, едва за Вильгефорцем захлопнулась дверь. Делать нехрен. Выпендриться решил. При всей неподдельной симпатии, которую питала Францеска к главе Капитула, иной раз он нет-нет да бесил. Неужели он и правда считает, что все остальные у него самое большее на побегушках? Да еще и девчонка неплохо проговорилась. На месте Вильгефорца эльфка разогнала бы к чертям собачьим весь Капитул и посадила бы рядом с собой одну только девицу-Истока.
- Великолепно. Просто потрясающе, - вполголоса произнесла магичка, обращаясь к Ольхе. - А вот тебе еще одна загадка: кто из нас в итоге останется в живых?
Главное - не перепугать ее, и без того напуганную. Чародейка заскользила взглядом по собравшимся внутри обеденной залы, почти сразу зацепившись глазами за... кого-то неопределенного возраста, что так подобострастно говорил только что с Вильгефорцем. Тот самый, что еще упомянул ее имя... и какого-то беловолосого ведьмака. Опять ведьмак. Вроде бы Ольха говорила что-то о ведьмаке. Францеска едва заметно скользнула к Риенсу, крепко ухватив того за рукав.
- Ты много знаешь, не так ли? - прошипела она в самое его ухо. - Что за ведьмак, давай колись.
Ведьмак явно тоже знал слишком много. Наверное, поэтому его и нет. Но тем не менее - все о нем говорят. Все о нем говорят, но никто его не видел. Где-то это уже было.

0

39

Таверна

Мэтр знал, что делает. Мэтр понимал, что делает. Мэтр делал это без Риенса, оставив не поспевшего за ним недоучку на произвол судьбы.
Когда чьи-то прекрасные пальцы с коготками вцепились ему в рукав, ученик Вильгефорца едва не ответил кинжалом, который так и норовил выпрыгнуть из ножен. И благо, что не ответил. Мэтр по головке не погладит того, кто прикончил члена Капитула.
"Твою же мать!"
Как писал Родерик де Новембр: "Есть в этих женщинах какая-то загадка". В Маргаритке из Долин загадок было столько, что описание их заняло бы гораздо больше томов, чем история вышеуказанного автора.
- Не могу знать, мэтресса Францеска. А вот ваша... спутница расскажет куда побольше меня. А теперь отпустите рукав - порвете же.
Ведьмак? Какой к черту ведьмак, когда в деле замешаны некроманты? Это же и ребенку понятно!
Белоголовый, который взялся выполнять поручение деревенского старосты и пропал - экая невидаль!
- Мэтресса, мэтр Вильгефорц ждет. А когда он ждет - стены плавятся. Мы же не хотим сгореть заживо?
И все же, ему было страшно. Францеска Финдабаир была, несмотря на свою красоту и прелесть, одной из самых опытных и могущественных чародеек. А опытные и могущественные без тени сомнения раздавят того, кто слабее.

0

40

Лес близ Жданки

Она не была искусным следопытом, но инстинкты брали свое в волке рано или поздно. А уж с того времени, как Вириена шагнула на подлунную сторону, прошло немало времени. Тогда-то она выслеживала и убивала, рвала на части и упивалась страхам жертв… Тогда… Когда-то давно. Ее спасли от этого. А после она очень долго сидела взаперти, привыкшая не к воле, а к своей интересной клетке с не менее интересным учителем. Разум и человечность взяли верх, она забыла древние инстинкты, как отвергла свою нечеловеческую часть, победив в этой войне. Ей так казалось. Но это была не война, ее война не закончится никогда, вплоть до самой смерти. Потом эти инстинкты снова пришлось вспомнить, обратившись к побежденному Зверю, но тщетно… она больше не была тем, кем была когда-то. И волчице снова пришлось жить на поводке, который дергал кто-то другой. Этот другой пытался контролировать чудовище в ней, но, оодновременно с этим, стал контролируем ею. Польза, все же, от этого была. Часть своих затолкнутых внутрь возможностей и инстинктов оборотень смогла себе вернуть и сейчас пользовалась ими по праву.
Найденные следы были исследованы тщательно. Вириена присела, обвела пальцем форму, проследив направление, и поднесла к носу щепоть земли с того места, где ступало странное существо. Вдохнула, разбирая запах. След свежий, он вел туда, где недавно раздавались крики – в этом у ее чутья не было никаких сомнений. Казалось бы, Вириена нашла нужное направление, и чего же ей топтаться на месте? Но вот что же там ее могло ждать… Вопрос. Воздух рядом с оборотнем переполнялся запахами, указывая на то, что этот зверь был здесь не один. Зато вероятность выследить логово этих загадочных тварей представилась ей с как нельзя более выгодной стороны, терзая воображение ученого и любопытство исследователя. А, может, Волчицей попросту овладел азарт, прикрываясь чем-то иным, когда она презрительно отвернулась от направления «к полю» и двинулась в противоположную сторону, находя на своем пути еще отпечатки и запахи.
Все, что она пока могла сказать об этих созданиях, - то, что она подобного еще не встречала.
Это было странно.

Пещеры

С каждым шагом в ней оставалось все меньше человеческого. В каждом шаге было больше боли.
Одежду Волчица оставила в густых кустах – благо ничего ценного с собой у оборотня не было, если не считать лук и серебряные наконечники стрел. Именно взгляд на оружие был брошен последним, словно бы она все еще металась брать его с собой или же нет. Но ведь чудовище, стреляющее в кого-то из подобного арсенала, будет совершенно не похоже на привычное представление о чудовищах, а, так же, это не позволит воспользоваться в полной мере своими преимуществами принадлежности к «страховидловым». Даже более – создаст неудобства на четырех лапах, ограничит передвижения и, в случае чего, соответственно, скорость бега. Серебром же, итак, от нее попахивало упрямо, что любую неразумную тварь отпугнет за версту.
Осторожно вынюхивая, у пещеры очутилась уже вовсе не женщина, а крупная черно-серая волчица, которая взрослому мужику ростом была бы по плечо. Она умышленно появилась против ветра, дабы не распространять запах. Наблюдала издали, внюхиваясь в воздух и пытаясь разобрать сколько и кого находится в пещере.

[AVA]http://s09.radikal.ru/i182/1204/c4/837909e034bb.jpg[/AVA]
[SGN]
• Внешний вид: большой черно-серый волк с необычными голубыми глазами.
• Состояние: напряжена, исследует странное место.
• Инвентарь: сейчас при ней ничего: вороной жеребец Ларгель (остался в деревне), внушительный лук за спиной, пристегнутый к поясу колчан с довольно нестандартными стрелами (20 шт) с серебряными наконечниками, деньги - все спрятано в лесу.
[/SGN]

0

41

     Деревня Жданка, таверна «Сытый волк», зал

     За либо не полностью контролирующим свою силу, либо любящим эффектные фокусы магом Гленард наблюдал молча и настороженно. Кто-то, пожалуй, мог бы сравнить его в этот момент с волком, заметившим, что к его семье подобрался кто-то с явно недружелюбными намерениями, но выжидающим, пока сдерживающимся от того, чтобы броситься в атаку. А кто-то мог и с верным псом, посаженным на цепь и желающим защитить дом от некой подозрительной личности, уже открывающей дверь. Но Глену на то, что о нём могли подумать, было плевать, сейчас тем более. Он понимал: Ольха что-то сказала, но не вслух. Не в свою защиту, разумеется, это было бы совсем странно. Догадка вскоре подтвердилась благодаря Францеске. А ещё она собиралась при первой возможности отсюда убраться, что было более чем разумно. И Фиёрн не помешало бы… Интонация этого чародея, когда он говорил об интересе Совета к Истоку, не оставляла насчёт этого сомнений. Даже если потом он улыбнулся. Маг с такими перепадами настроения, который мог то внезапно спалить стол, то изобразить этакого доброго старшего товарища, не вызывал доверия. Гленард проводил его взглядом до самой двери таверны.
     - Францеска…- но повернувшись к чародейке, он обнаружил, что та, ухватив за локоть Риенса, явно собирается выудить из него какие-то дополнения к своим знаниям насчёт того, что тут творится. Однако, действительно бывает, что сделанное возвращается.- Фиёрн,- вздохнув, Глен обратился к единственной оставшейся рядом собеседнице.- Вам с Францеской лучше спрятаться где-нибудь подальше отсюда… А Геральта всё равно нужно найти. Не спорь хотя бы сейчас, что эта «зачистка» для тебя куда опаснее, чем для меня,- он слабо улыбнулся. Единственное, что в происходящем могло быть положительным: Фея не могла не осознать, что совсем не такая она никому не нужная и неинтересная, как упрямо утверждала, пусть и не умеет пока управлять своим даром. Да и «новая загадка», о которой упомянула Францеска, позволяла надеяться на это, хотя сами по себе эти слова были довольно далеки от оптимизма и не вызывали каких-то тёплых чувств.

0

42

Деревня Жданка, таверна «Сытый волк», зал

  Ольха проводила мага недоверчивым взглядом. Сначала угрожал, а теперь… Фиёрн отнюдь не прониклась переменой настроения и тона, как раз этим напомнил Шевра. Тот тоже не единожды менял гнев на милость. И наоборот. Из задумчивости её вывел голос мужа. И его слова. Даже Францеска, поймавшая мужчину, по всей видимости знавшего мага лично, выпали из поля зрения и слуха.
  Уйти. Ей.
А ему остаться.
Со Сворой.
-  Нет.  –  Она упрямо поглядела на Гленарда. -  Ты не видел.. Что Свора делает с людьми… Я… Я не хочу чтобы… - Эльфка закусила губу и тряхнула головой, схватив лучника за ворот куртки. Смешно, наверное, смотрелось. Маленькая девушка повисла на высоком парне, с явным намерением того остановить.
Но, Канарейке  было не до смеха.
  -  … Чтобы с тобой что-нибудь произошло…  - А Геральт? Эгоистка… Или нет. Просто… Не обижая Глена, но ведьмак мог гораздо больше против Стаи. И он был жив. Отчего-то она это знала. Не зря же было то видение?

Отредактировано Ольха (2012-03-27 22:58:53)

0

43

Эльфка едва удержалась, чтобы не состроить презрительную мину. Надо же, запачкаться боится. Хочет из дерьма выйти чистеньким. Ну уж нет, уважаемый, это еще никому не удавалось. Даже тебе. Несмотря на то, что ты, судя по всему, с Вильгефорцем на короткой ноге.
- Сгореть, говоришь, не хочешь? Ну-ну. Топай, - чародейка отпустила рукав и на сей раз не устояла, отряхнула руки. Да, желательно убираться отсюда, поскорее и подальше. И пес бы с ним, с ведьмаком. Даром, что Ольха того ведьмака упоминала через два раза на третий. И тем не менее...
Нужно оставаться здесь. Нужно помочь.
А чем помочь? И так ли нужно? Особенно когда у главы Капитула целая свора боевых магов, только шевельни Вильгефорц пальцем - кого угодно на куски разорвут. Свора, н-да... Боевые маги рангом пониже всегда казались Францеске кем-то вроде бессловесного пушечного мяса. Вроде и жалко их, которые все равно погибнут, так или иначе - а с другой стороны, боевых сейчас пруд пруди, и все хотят, пусть на ступенечку, пусть на пару-тройку шагов, но подняться над остальными. А подняться, не имея особых к тому данных или заслуг, можно одним путем - выслужиться перед тем, кто заведомо сильней. Так что боевой маг, как ни крути, всегда будет кем-то вроде сторожевого пса.
И уж когда этих псов у его чародейства целая свора...
- Слушай мужа, милая, - эльфка мгновенно оказалась за плечом Ольхи. - Хочет остаться - пускай остается. А нам с тобой определенно пора.

0

44

Вильгефорц довольно следил за тем, как его приказ исполняется. Он проводил этот ритуал второй раз в жизни, но увенчался успехом он уже впервые - как оказалось, самая главная черта этой магии была в том, чтобы все действия происходили строго добровольно. Под страхом смерти или против воли участвующих - не вышло бы ничего.
Магия крови, древняя, как эльфская раса. Возможно, даже еще древнее.
Все маги подошли к главе Капитула. Вильгефорц протянул вперёд раскрытую ладонь, полушепотом читая заклятие. Капли крови из надрезов падали ему на ладонь, не впитываясь и не проливаясь.
Как только в общую красную лужицу упала капля крови последнего боевого мага, Вильгефорц повысил тон. Звуки, которые он произносил, напоминали высокие птичьи щелчки и совершенно не были похожи ни на единый язык, употребляемый ныне живущими.
Алое свечение обволокло руку чародея, быстро перебираясь с неё на грудь, а с груди - на голову. Затем яркая вспышка осветила пространство рядом с главой Капитула - штурмовой отряд боевых магов, как по волшебному мановению, выстроился в круг рядом со своим предводителем. Глаза каждого из них были закрыты. Вильгефорц замолчал, магии больше не требовалось его участие.
Полыхнуло сухим жаром, алое свечение исчезло.
Вильгефорц открыл глаза и жутко ухмыльнулся. Вместо глаз у него теперь была черная сосущая пустота. Синхронно с ним ухмыльнулись все боевые маги, у которых также не было глаз.
Теперь разум и силы всех людей слились воедино в теле одного - главы Капитула. При этом и его собственные силы и разум рассредоточились, захватывая каждого из боевых магов. Вильгефорц видел то, что видели они. А они видели то, что видел он. Теперь они представляли собой одно целое, почти единый организм - с силами многих и разумом одного.
Чародей разлепил губы, осматриваясь. Синхронно в голос с ним вещали и все остальные объединенные.
- Риенс. Становишься в центр круга рядом со мной. Не вздумай выходить, когда начнётся бой.
Маг моргнул и объединеные стали к нему спиной, смотря во все стороны и обеспечивая круговой обзор.

0

45

Мастерский

После миролюбивого ответа Францески, Риенс задержался в таверне ровно настолько, насколько позволяла наглость и насколько это было нужно: мэтру, миру, Риенсу. Чем необходимость полученной информации недоучка не знал, но догадывался, что каждое слово может пригодиться. Авось и выгода будет.
"Маленький лучник пошел на охоту.
Ловить он собрался большего енота.
Но вместо енота он гуля нашел...
Домой он, конечно, увы, не пришел."

Ученик чародея поскудно оскаблился и таверну покинул. Да и в самое время. Правда, теперь его информация нагхыр никому нужной не была.
Чародеи провели ритуал стали одним целым, мощной боевой машиной. Все бы ничего, но, как читал Риенс, ритуал этот не только делал из магов боевую могущественную машину, но и серьезно утомлял, да и делал более чем уязвимыми - рана одного из магов передается другому.
"А если мы еще куда и полезем - ритуал придется прервать. Не думаю, что широкие проходы будут везде и всюду."
- Слушаюсь, мэтр!
Сосущая пустота вместо глаз. Два бездонных колодца. Риенс поморщился - было противно. Страшно.  Беспокойно.
" А теперь куда?"

Следы - безумные, хаотичные, крепкий запах мочи и пота - все это в ноздри волчицы ударилось неукоснительно и неумолимо.
Вход в пещеру был под стать зовущей и манящей дали - неясным и непонятным. Что или кто там внутри - понять было невозможно - крепкий "аромат" сбивал всё.
А меж тем, за ней наблюдали - существо, которое на человеко было похоже, но человеком его назвать было сложновато. А рядом с ним лежала антропоморфная псина, которая в своей величине оборотню ну ничуть не уступала. Уступала ли в скорости и силе - вопрос серьезный. Именно это существо выявить и хотело.
Команда была дана коротко и ясно: тварь подняла тяжелую, покрытую наростами безобразную голову, тихо рыкнула и сорвалась с места в карьер.
Широким прыжком пес выскочил на площадку перед пещерой и оскалил внушительные клыки.
Назвать его милым и домашним можно было с натяжкой. Но тварь не атаковала. Выжидала действий.

0

46

     Деревня Жданка, таверна «Сытый волк», зал

     - Тсс…- Гленард качнул головой, осторожно отцепляя от ворота пальцы Ольхи. Признаться, он ожидал чего-то подобного, но не выраженного так бурно-трогательно. Он заговорил тихо и ласково, чуть улыбаясь. Наверное, это напоминало общение с ребёнком.- А я не хочу, чтобы что-то произошло с тобой. Ты же понимаешь, попытаться сделать что-то - мой долг. А маги… кто знает, станут ли они ему помогать,- сам он склонялся к варианту «едва ли».- Я не рвусь бессмысленно геройствовать, но не могу так всё оставить.
     Он не соврал. Да и соотношение своих сил и сил погибших на поле представлял, не питая иллюзий насчёт того, каковы его возможности. А уж если с чем-то не может справиться ведьмак, что может сделать одинокий лучник, пусть и обученный лучшими стрелками? Но ведь есть ситуации, когда даже ребёнок может спасти кому-то жизнь, когда полезна любая помощь. В нём не было буйной тяги к риску и балладным подвигам, но дело касалось человека, не раз спасавшего ему и Фиёрн жизнь, да и самой Феи. Угроза того чародея насчёт существ, наделённых даром, была понятна, равно как и степень его подозрительности - даже Францеска могла вляпаться, судя по всему. Глен сам толком не знал, зачем его так тянет снова наведаться в лес, будто теперь он мог узнать что-то новое и при этом уцелеть. Но мысль о том, чтобы просто скрыться и забиться в какую-нибудь нору поглубже, вызывала протест и даже почти отвращение. Именно потому, что у него были другие обязанности, в том числе и беречь себя, зная, насколько он нужен Ольхе - хотя непонятно, как это вышло - он колебался.
     - Встретимся потом. Если у вас сейчас нет каких-то других планов на меня,- это было адресовано уже Францеске, только что появившейся рядом с Фиёрн, и было произнесено просто и спокойно. Гленард понимал, насколько ему повезло с работодательницей, в том числе в смысле предоставляемой ему свободы, но наглеть вконец не собирался. Это он и показал, уточняя то, что было ясно и без того: своими словами чародейка уже дала ему разрешение влипать куда угодно, пусть и ясно дала понять, что выбираться из этого чего угодно придётся самостоятельно. Последнее Глена тем более устраивало, ведь это значило, что Ольха отправится в некое безопасное место, подальше от всех Риенсов и магов, любящих жечь мебель. Хорошо, что против этого она не возражала.

0

47

Деревня Жданка, таверна «Сытый волк», зал

Ольха упрямо помотала головой. Начиналось что-то такое.. Что-то страшное. И Глен хотел в это вмешаться… Пусть даже не прямо, но…
Но его не отговорить. Вспомнить хотя бы то, что случилось четыре дня назад, когда она вышла следом из таверны…
Фиёрн порывисто его обняла, привстав на цыпочки.
-  Вернись. Я не хочу… Чтобы и он рос без отца.   – Шепнули мягкие губы, едва касаясь уха человека. О нет. Не знала, и не была даже уверена. Кроме того, что уже оставила дорогостоящие склянки, те, которыми частенько пользуются как простолюдинки, так и неверные жёны герцогов… Три дня назад. 
-   Госпожа Францеска?  –  В голову пришла идея. Скорее глупая, но с толикой безумной надежды, что Глен… Если она сейчас уйдёт – спасётся. Девушка обернулась к чародейке, не отступая от оборотня.  –  Есть… Что-то…  -   Запнулась.   –   Что могло бы… Перенести его… Если что-то случится? Или, хотя бы дать мне… знать, что он жив?  –  На миг, провидица опустила глаза, но тут же решительно вновь подняла взгляд на Старшую. Предчувствуя, что сейчас может сказать возлюбленный, опередила его:
- Не спорь.  –  Она грустно улыбнулась.

0

48

Пещеры

Запашок был не из приятных, что ни говори. Вернее, был бы, был бы тошнотворно неприятным, если бы она была человеком. Вириена человеком не была, а это значит что она попыталась разобрать сколько тварей обитает в логове. Но запахи смешивались… слишком долго Волчица жила совершенно не так как подобало волку. Ее дикие лесные собратья за несколько километров по запаху от соприкосновения веточки со шкурой могли знать о состоянии здоровья их будущей жертвы. А притупленность инстинктов, которыми она не пользовалась, сыграла с оборотнем злую шутку: слишком поздно ее слух уловил команду, слишком поздно Волчица осознала что упустила что-то очень важное, увлекшись анализом запахов. Да как можно было быть такой растяпой и упустить зверя рядом с собой?! А безобразная тварь, покрытая наростами, выскочила прямо перед ней.
Глаза в глаза, одни, ослепленные жаждой убийства, другие – сияющие пугающим холодом, - смотрели друг на друга два чудовища. Волчица слабо вильнула хвостом, то ли неуверенно, то ли сдержано и напряженно, при чем ее холодная сдержанность пугала больше, чем не скрываемая агрессия… от таких противников не знаешь чего ждать. И Вириена не нападала, слегка приникнув к земле, сгруппировавшись, в любой момент готовая себя защитить от выпада пса любыми доступными действиями. Она ждала. Она смотрела. Почти не скалилась.
Чудовище было огромно. Огромно для собаки, необычно для оборотня. Нет, оно совсем не было похоже на оборотня, но совпадало в размерах. Монстр скалился, демонстрируя всю свою агрессию и клыки, но не нападал, что позволяло детальнее разглядеть его, составляя запоминающийся портрет, выискивая слабые точки. Она детально осматривала шкуру, строение тела, суставы, предполагаемое расположение кровеносной системы, выискивала мертвые зоны и незащищенные места. Если сила этой твари примерно равна ее собратьям – стоило полагаться на ловкость и хитрость, если оно было разумно – тогда стоило вспомнить об инстинкте самосохранения. Оборотень нервничала, зная что противник жаждет драки, но что-то мешало ему. Может ли это что-то оказаться слабостью ей на руку? Может быть… слишком это призрачно, чтобы надеяться.
Вот когда жалеешь, что у тебя нет стаи. Она в кошмарах видела как грызется с такими же как она. Вириена боялась, но разум в таких ситуациях вставал над чувствами и паникой, оставляя сознание незамутненным, сосредоточенным. Шаг назад, осторожно, продолжая смотреть. Если повернется и не будет смотреть - будет хуже.

[AVA]http://s09.radikal.ru/i182/1204/c4/837909e034bb.jpg[/AVA]
[SGN]
• Внешний вид: большой черно-серый волк с необычными голубыми глазами.
• Состояние: напряжена, исследует странное место.
• Инвентарь: сейчас при ней ничего: вороной жеребец Ларгель (остался в деревне), внушительный лук за спиной, пристегнутый к поясу колчан с довольно нестандартными стрелами (20 шт) с серебряными наконечниками, деньги - все спрятано в лесу.
[/SGN]

0

49

     Деревня Жданка, таверна «Сытый волк», зал

     На какое-то время Гленард замер, слегка хмурясь, напряжённо глядя в пространство и прикусив губу. Так ведут себя терпеливые и гордые - по-своему глупые - люди, старающиеся не показать своё настоящее состояние. Он никого ещё так не любил, а потому ни перед кем не был настолько уязвим. И ранить его лучше кого бы то ни было умела именно она. Нет, Фиёрн вовсе не была злодейкой, она делала это совершенно точно не специально и из самых лучших побуждений, но… хирург из неё был неважный. Может быть, так мастерски находить его болевые точки ей помогало нечто подсознательное - связь между ними чувствовалась давно. Сейчас же она задела сразу несколько их, а к тому же снова напомнила о том в своём характере, что не слишком ему нравилось. Пусть Глен не был поленом, ему давно не приходилось чувствовать и одновременно обдумывать столько всего. Во-первых, осознание беспокойности собственного характера, от которой нередко достаётся окружающим, впрочем, наступившее не только что, а многим раньше. Во-вторых, чувство довольно заметного урезания прежней свободы, которой он очень дорожил, сколько себя помнил, заставляющее невольно ощетиниваться. Но не составлять же им было подобно некоторым знатным, вступающим в брак по расчёту, бумажку с правами и обязанностями обеих сторон. В-третьих, своя же неспособность с этим справиться, осесть где-нибудь и завести семью (а вернее сказать, склонность ощущать при мысли о подобном скуку), странным образом сочетающаяся с желанием эту семью всё-таки завести и любовью к детям. В-четвёртых, неожиданностью оказалось то, что Ольха, видимо, считала, что, чтобы поступить вопреки их вполне обоюдному решению насчёт этого, достаточно перестать… принимать меры самой. Будь так, Глен давно был бы обладателем семьи с множеством «жён», разбросанных по разным местам Северных королевств. В-пятых, в свете последних событий он не мог не задуматься, смогут ли они сделать это вообще, то есть потом, когда - если - эти самые нехорошие штуки, творящиеся в мире, утихнут, а Ольха научится контролировать свой дар. В-шестых, как росший без нормальной семьи, представлял, каково это - хотя, в то же время, знал, что отец из него не лучший - и своим даже ещё не существующим детям этого бы не пожелал. В-седьмых, не пожелал бы, но однажды уже оставил детей без отца, и именно своих, пусть и там, где отцов в полном смысле - с вырезанием игрушек, катанием на плечах и прочим - традиционно не водится… Упрощая и обобщая, он чувствовал себя некой тварью, хоть и разумной, но не умеющей этот разум использовать правильно. А ещё чудищем, укравшим и утащившим с собой прекрасную Фею прямо вместе с цветком, в котором она жила. Мало того, заставившим эту Фею себя полюбить. Ольха оттенок иронии в этом ласковом прозвище вряд ли чувствовала, что, впрочем, было очень даже хорошо - называть её так ему нравилось и не хотелось бы переставать из-за собственной в этом случае не полезной привычки на всё смотреть с разных углов. И, наконец, он чувствовал себя из-за этого всего невозможным эгоистом. Гленард многое услышал в короткой фразе. То, что Фиёрн когда-нибудь захочет от него ребёнка, новостью не было, что любит и упрямо, трогательно и несколько раздражающе пытается уберечь ровным счётом от всего - тоже, однако, прежде всего стало ясно, что он ошибался, думая, что смог всё ей объяснить. И, ко всему прочему, найти выход из ситуации эта каша мыслей, воспоминаний и чувств ничуть не помогла.
     - Этого не будет,- сказал он наконец, растерянно-деревянно опуская ладонь на спину Ольхи. Пальцы не слушались - не впервые он замечал за собой физическое оцепенение в такие моменты. Даже голос стал каким-то почти чужим. Уж точно не таким, как прежде. Застать врасплох и ошарашить получилось, но не тем, чем она, вероятно, рассчитывала. И, вероятно, не с тем результатом.- Он не будет расти без отца,- уточнил Глен, моргнув. Честно говоря, он не знал, сколько прошло времени. Какое-то время прошло определённо, учитывая, что она успела обратиться уже к Францеске. Не исключено, что сочтя его каменно-молчаливый вид признаком согласия.- Не решай за меня, Фиёрн. Ты знаешь, что я этого не люблю,- это было произнесено тихо, беззлобно, но твёрдо.
     «Почему мы всегда выясняем отношения в самых неподходящих местах в самое неподходящее время, точнее, когда времени нет?- Гленард едва заметно поморщился.- Да потому, что я сам ей выбора не оставляю…»- тут же нашёлся и ответ. Кажется, он начал возвращаться к настоящему. Пришли не новые ехидные мысли о собственном возможном мазохизме - иначе как объяснить то, что любить так, чтобы не мучиться от этого, он, похоже, как не умел, так и не умеет. Но это гораздо лучше, чем садизм, который, видимо, тоже присутствовал. «Я точно чудовище»,- мрачно поставил он диагноз сам себе. Не вслух потому, что никого это не касалось, а Ольху уже предупреждал, ещё месяц назад. Выслушала, но не услышала, ответив довольно бурно и даже сердито, несправедливо к себе. А зря.

0

50

Склонив голову к плечу, как заинтересованный чем-то зверек, эльфка медленно обводила взглядом обоих супругов. Сейчас начнется геройство, "нет-я-тебя-не-оставлю" и все такое, а посему следовало спешить. Чародейка крепко ухватила Ольху за руку и потащила наверх, в свою комнату.

Таверна "Сытый волк". Комната Францески.
- Никому ничего не будет, - проворчала чародейка, изо всех сил налегая на неподатливую дверь. Усилие отозвалось судорогой в скрученном зловредной хворью нутре, Францеска сжала губы и дернула чертову дверь на себя, едва не откатившись кубарем в сторону и вниз по лестнице.
- Заходи, - эльфка легонько подтолкнула девицу в спину и сама проскользнула внутрь.
Она, кажется, просила, чтобы ей дали знать... если ее муженек, в котором здравый смысл явно поменялся местами с желанием установить мировую справедливость (что, по мнению Францески, было явным признаком помешательства), вдруг решит полезть в самое пекло, вследствие чего лишится головы. На самом деле чародейке меньше всего хотелось обнаружить голову Гленарда отдельно от тела, хотя бы потому, что на плечах-то ей самое место. Но вытаскивать из дерьма ведьмака, когда впору бы выручать собственную жену... смех смехом, но чародейка отчего-то скорее готова была принять сторону Фиёрн. Просто из женской солидарности - ничто человеческое ей не чуждо. Человеческое, да.
- Я отправляю тебя в Марибор, - проговорила эльфка, как о решенном. - Я отправлю тебя в мой дом, там тебя никто не тронет, пока не выйдешь оттуда. Жди нас, я постараюсь вразумить твоего муженька, - эльфка говорила и говорила, а руки сами собой раскрывали портал.

+2

51

Таверна "Сытый волк". Комната Францески.

Так и не поняла – не будет чего? Если смотреть здраво на то, что происходит – его. А этого она не желала.  Упрямство не умалилось, и если бы не Францеска, то… Даже Ольха не ведала, что сказала бы ещё. Показалось или нет, что ему всё равно? Или... Надоело? А вдруг… Конечно, она помнила о уговоре, сама была согласна, если бы не одно «но». Ей хотелось чтобы он был рядом. Всегда. Даже так... По-дурацки, мелочно, бабьи поступить, предать обещание, но, но!
  - Но, ты дура… - Разум безжалостно и больно щёлкнул по лбу, оставив невидимую, как он сам, шишку.
- Дура… Потому что вечно лезешь со своим спасением, опекой, которая  от тебя, ему не нужна. И не будет нужна никогда.
  - Возможно…
  - … Как и ты.

Шла, и слушала Старшую покорно, как болванчик. Возражать хотелось, но язык будто прирос к нёбу. А если отлепится – заревёт.
Дура! Истеричка, кметка…
Фэй кивнула, и на миг забыв о грызущем сердце страхе, двойном, потерять и потерять… Глядела как магесса колдует. Брови девушки приподнялись, и сама она чуть подалась вперёд, однако, не дотрагиваясь до дрожащего бело-берюзового овала. Эльфка  о них слышала… Портрал. Или протал…
-Спа.. Сибо... - Оторвавшись от чарующего света, ответила совсем тихо.

Отредактировано Ольха (2012-04-07 00:23:15)

0

52

Отдав распоряжение Риенсу и подождав, пока тот станет рядом с ним, Вильгефорц двинулся вперёд. Чуть прищурился. Ему нравилось управлять силой и разумом боевых магов напрямую, без неуклюжих посредников в виде речи и движений. Теперь всё было гораздо проще, всё было яснее и быстрее.
Сознание чародея расширилось, но в нём присутствовало что-то еще. Что-то явно чужеродное, что не относилось к знаниям боевых магов Братства, да и к его собственным тоже. Маг знал, что древние чары крови не даются просто так - за них приходится платить всегда. Весь вопрос в том, когда настанет час расплачиваться за могущество. И это несколько беспокоило Вильгефорца, хотя он и подавил эти мысли в зародыше.
Кто не верит в собственные силы - проиграл еще до сражения. А здесь предстояло не просто сражение, а тотальная зачистка.

Поле битвы

Добравшись до того места, где были убиты двое его людей, глава Капитула осмотрелся. В расширенное нечеловеческими силами сознание поступала информация из всех глаз объединенных и это было непривычно, хотя и довольно удобно. Надо только наловчиться, сконцентрироваться - и боевая машина будет действовать безотказно.
- Риенс, сконцентрируйся. Когда мы начнем действовать - произойдет сильный выброс магии. Сосуды могут полопаться ненароком.
Чародей ухмыльнулся, взглянув на ученика пустыми глазницами. Не было сомнений, что это были не глаза Вильгефорца. Его наполняла магия, принадлежащая не этому миру. Магия чужеродная, опасная. И непознанная - только по этой причине её еще не причислили к запретным чарам в Братстве.

0

53

Близ пещеры

Тварь скалилась, рычала. Нервно дергалась верхняя губа, обнажая ужасного размера клыки.
Сила и сообразительность сквозила в кровавых глазках существа, уши плотно прижались к голове. Сейчас бросится. Но медлит. У неё был приказ. Она была уязвима, вздумай Вириена атаковать сразу.
Но нет, не атаковала.
Послышался едва слышимый уху звук: страшный пес рыкнул и рывком бросился на оборотницу, норовя достать горло противника.

Таверна

На пороге, словно черт из табакерки, появился человек.
Возможно, Глен его не знал, но человек его знал превосходно.
- Глен? Друг Геральта из Ривии? Мне рассказывали о тебе. Я  Ольген Зарвин, староста. Ты собрался освобождать его? Он же жив... Я тоже знаю это. У нас есть шанс, пока маги будут наводить шороху.
Только сейчас можно было заметить, что у пояса Ольген носил одноручный меч.
- Чего ждешь?! Пошли! Нельзя медлить! Я этим сукам отомщу.... Жена... Милая моя Малена. Ну, пошли!

Поле битвы

Маги не видели, но еще увидят. Узрят. Ощутят.
Брызнет кровь. Хлынет кармин на зелень и змей Уроборос пожрет солнце. Всё только начиналось.
Первый пес выскочил словно из-под земли: широкими стремительными скачками он помчался на группу магов, скаля клыки и брызжа слюной.
Почти одновременно, с другого стороны выскочил второй пес.
Свора... никто не уходил от неё живым.

Пещеры

Старик в зеленом сидел, обхватил голову костлявыми пальцами.
Алина обеспокоенно смотрела на него, но все же не решалась спросить. Не смела. Знала, что причинит ему ещё большую муку.
- Кровь. - Неожиданно проговорил старец. - Всюду кровь. Кровь напитает землю, напоит камень. И выйдет кровавый бог из заточения и пожрет этот мир. Мы не сможем его спасти. Не получится. Но есть шанс. У него есть шанс... Он уже свободен. Он знает, что делать. Но он блуждает во тьме. Я... я могу убедить его!
Изумрудные глаза встретились с нежностью голубых.
- Найди наших гостей, Алина. Они должны быть живы. Всё должно быть как предначертано!
Девушка кивнула и исчезла в одном из боковых проходов. Легкие шаги быстро стихли в тишине.

0

54

     Деревня Жданка, таверна «Сытый волк», зал

     Гленард, успев бросить на Францеску короткий благодарный взгляд, слегка нахмурился. Хотела ли Ольха что-то сказать, он так и не узнал. Наверняка, ей услышанное не понравилось, равно как и отсутствие радостного удивления от новости - впрочем, последнего она вряд ли ожидала. А оно было бы, несмотря ни на что, будь это действительно правдой… Неважно. Они встретятся позже. Фиёрн и уводящая её вверх по лестнице чародейка быстро скрылись из виду. С Францеской она будет в безопасности.
     «Теперь…»- мысль прервалась, когда Глен вдруг услышал своё имя. Не без удивления повернувшись лицом к источнику звука, он увидел человека, которого знал в лицо, хотя и ни разу с ним не говорил. Староста. Да ещё в, мягко говоря, взволнованном состоянии. Настораживало и это, и ещё кое-что.
     - Постой… Кто рассказывал? И откуда ты знаешь, что я собираюсь делать?- поинтересовался Гленард, окидывая Ольгена пристальным и несколько подозрительным взглядом. Предложение искать Геральта, пока маги «наводят шуму» было, пожалуй, вполне разумно. Точнее, можно было попробовать это сделать, вдруг и сработает. Ему и самому приходило это в голову. Но маги могли заметить, что кто-то вздумал пользоваться ими без спросу и согласия, и это не единственное, что может пойти не так. Впрочем, другого плана нет. И двое куда лучше, чем один. Если только ему можно доверять.
     Не похоже, что этот человек способен, к примеру, затаиться и наблюдать. Скорее он бросится на первую попавшуюся тварь. И если они сожрали его жену, его не в чем винить. Глен представлял поиски ведьмака несколько иначе. Он предпочёл бы не вступать в заведомо проигрышные схватки со Сворой, да и вообще избегать схваток с кем бы то ни было, сколько это будет возможно. И неудивительно, ведь его жена была жива и, очевидно, очень боялась за него. В этом было их огромное отличие - второе после цели - ему было, что терять. В то же время Гленард старосту понимал. Но пока колебался, внимательно наблюдая за ним. Магическими способностями Глен не обладал, но интуиция, как правило, не подводила, да и если Ольген будет врать или торопливо выдумывать ответ, это, скорее всего, будет заметно, учитывая, насколько он далёк сейчас от спокойствия.

0

55

Деревня Жданка, таверна «Сытый волк», зал

Ольген торопил - нельзя было терять ни секунды. А лучник медлил. Лучник сомневался и искал причины, чтобы остаться. Зарвин видел это. Видел, что Глен сомневается, хоть и хочет помочь другу. Значит, следовало его подтолкнуть. Ведь именно после толчка человек изобрел колесо...
- Корчмарь сообщил через девчонку-подавальщицу. Чего медлишь? Староста я тутошний. Времени нет.
Губы дрожали - не от страха, от решительности. Староста был готов и один пробраться в логово тварей, но что один то сделаешь?
Вдвоем, правда, шансы были невелики, но были еще маги. Маги, на которых обязательно нападут. Маги, которых попытаются не пустить к тому, что скрыто в лесах.
- Идешь?

0

56

     Деревня Жданка, таверна «Сытый волк», зал

    Ещё секунду Гленард оценивающе смотрел на старосту, не говоря ни слова. Он искал не причину остаться здесь, а причину доверять этому человеку. Кажется, Ольген не обманывал, краткости ответа было виной скорее раздражение из-за задержки, да ещё в неясном состоянии, называемом «ни туда, ни сюда».
     - Жди,- наконец коротко ответил Глен. Он решился. Кто знает, к чему это приведёт, но ещё один человек, умеющий обращаться с оружием, совсем не лишний, и староста наверняка нашёл его по той же причине. Время покажет, было ли решение верным, а в ином случае и накажет.
     «Нужно взять лук»,- так должна была закончиться прерванная приходом старосты мысль. Он справился с этим за пару минут. На всякий случай Гленард взял и кинжал. Кто знает, куда их занесёт, и не будет ли нужно что-то подобное. Нож капеллана Вечного Огня тоже был после колебания длиной в удар сердца прихвачен с собой. На какую-то особую силу этой штуки Глен вовсе не рассчитывал, но в качестве метательного ножа, судя по всему, она могла подойти. Да и давно хотелось от него избавиться, ведь им едва не убил Ольху сгоревший немногим позже жрец, тогда и обнаружилась способность этого предмета при необходимости довольно быстро лететь в нужном направлении.
     К Францеске он заглядывать не стал, только коротко оглянулся на её дверь, не останавливаясь. Должно быть, и Фиёрн там… «Мы встретимся позже»,- занятия самовнушением Глен не назвал бы лучшей привычкой, но это часто помогало успокоиться и собраться.
     - Пошли,- он слегка кивнул старосте и быстрым шагом направился к выходу из таверны.- Надо думать, ты не собираешься геройски пасть в бою с первой попавшейся тварью, раз искал попутчика?- это была не попытка разговориться с новым знакомым, а проявление его склонности задавать тревожащие вопросы прямо, «в лоб». И честнее, и ответ можно получить быстрее.

0

57

Твари двигались быстро. Быстрее, чем мог бы среагировать обычный человек, даже маг. Ни одного из магов, даже самого искусного в боевой магии, не учат убивать чудовищ, монстров с нечеловеческими рефлексами.
Вильгефорц осклабился. Жутко и весело. Взмахнул руками, начиная колдовать.
- Ну, началось... ОГО-ОНЬ!!!
Не было смысла в командах, требующих слов. Это Глава Капитула забыл. Но не забыл подумать, представить, пожелать - и единый организм, как слаженная машина начал незамедлительно действовать, руководствуясь молниеносными мысленными импульсами-приказами, что отдавал роггевеннец.
Двое из боевых магов тут же вскинули руки, устанавливая круговой магический щит, который должен был не подпускать к ним ничто физического происхождения. Вильгефорц на вид успел прикинуть, что твари не были духами, да и магией не должны владеть, а значит такой трюк должен их защитить.
Сам же Глава капитула вместе с другими двумя магами начали использовать боевые чары. Использовали скупо, с медицинской точностью - никакого фанатизма, никакой лишней траты сил. Каждая молния, каждый огненный залп были направлены точно в слабые места(как казалось объединенному разуму) противника. Магия не имела какой-то сверхсилы, чтобы испепелить тварей на месте, но её явно было достаточно, чтобы отправить монстров на тот свет. Те, у кого нет головы, обычно больше не стремятся тобой перекусить - истина, проверенная временем и ведьмачьим опытом Вильгефорца.
Прицеливание, мыслеформа, огонь. Прицеливание, мыслеформа, огонь. Только профессионализм, только холодный расчет. Маги несли гибель всему живому. Да и не-живому, пожалуй, тоже.

0

58

Они достигли поляны. Трупы, вонь, мухи, солнце. Что еще?
Еще что-то было... Мэтр отдал приказ. А затем Риенс повалился на землю, кусая траву от боли: уши заложило капитально и слух возвращаться не спешил. Может, оно и хорошо?
Маги Вильгефорца знали, что делают.
Взвизгнул один пес, был разорван на части заклинанием и его кишки живописно разлетелись в разные стороны поляны. Риенс блевал.
Магическое поле было неясным и зыбким - ритуал на кровь давал огромные преимущества... и массу недостатков. Как один чародей не может и защищаться и атаковать, так и объединенное сознание не могло сосредоточиться на чем то одном. И, тем не менее, поле существовало и защищало. Второй пес, который путем, известным только одной Креве, умудрился достигнуть купола, был безжалостно отброшен, а затем растерзан заклинанием. Взвизг, столб крови в воздух... И всё кончено.
Риенс блевал.
Магическое поле вокруг него глушило и давило, угрожало выдавить глаза и лопнуть барабанные перепонки. Если бы у него хватило сил, то он бы зарезал себя своим же кинжалом. Но сил не было даже на крик. Оставалось лишь открыть рот в беззвучном стоне.
Появилась еще одна пара псов, бесшумно рванувшихся к куполу... Блевать было нечем.

Ольген поторапливал, закусывая губу. Время не ждало - вот-вот начнется потеха, и у них будет шанс проскользнуть. Только бы Глен не медлил.
- Нет, не бойся. Я постараюсь продать свою жизнь подороже и добраться до хозяина... До этой чертовой девчонки. У нас получится. Я знаю, где их пещера. Я был там, но не осмелился войти. Вечный Огонь уберег. Готов? Пошли!
Шли прилично - перешли мостки, Зарвин ухватил Глена за рукав, знаком показывая следовать за ним.
До ушей доносилось многое: взрывы, взвизги, рыки... Маги явно давали жаркий прием Своре.
- Вот и славно... проскочим. Ты хоть откуда, парень? Зачем идешь туда?

0

59

     Недалеко от поля у Жданки

     Гленард слегка прищурился. Староста, стоило им выйти из таверны, перестал походить на сумасшедшего, которому жажда мести заменила разум. И вещи говорил, несомненно, достойные внимания.
     - А кто у них хозяин?- быстро спросил Глен.- И что за девчонка?
     Пещера, кишащая тварями, которые играючи пожрали столько латников… Недавно увиденное поле, где почти на каждом шагу лежал мёртвый, снова на секунду возникло перед глазами. Едва ли воины Каэдвена и Аэдирна рвали друг друга зубами. Конечно, всякое бывает, но тогда им не нужны были бы копья, мечи, топоры и прочее оружие. И так расправились с теми, кто только оказался на поле рядом с лесом, так что с теми, кто сунется прямо в логово, может быть как минимум так же невесело. Но, с другой стороны, кто их знает. «Ими кто-то думает», как сказала Фиёрн. Теперь, видимо, нужно было надеяться, что большинство тварей отправили «встречать гостей» - магов. Шум, отчётливо слышный уже сейчас, ясно давал понять, что без внимания их не оставили.
     - Я?- Глен с оттенком растерянности посмотрел на Ольгена. Вопрос оказался некоторой неожиданностью и совсем не совпадал с темой его теперешних мыслей.- Из Заречья. Я не раз обязан Геральту жизнью. Считаю, что такой долг невозможно оплатить, но пытаться надо,- он сказал это просто, не рисуясь и ничем не походя на поэта, поющего оды храбрости, чести и прочему «рыцарскому». Спросили - ответил, вот и всё.
     Озвучивание его убеждений в большинстве случаев могло вызвать усмешку, и Гленард об этом знал, не питая иллюзий насчёт «высоты» нынешних душ. Другое дело, что его, прямо сказать, не слишком волновало чьё-то мнение о его принципах. Тем более он не думал об этом сейчас, следуя за старостой и чувствуя, как быстро нарастает, приближаясь, шум битвы магов со Сворой. Каким образом, интересно, это происходит? Перешагнуть ненароком какую-нибудь черту, уничтожающую всё живое, что окажется, за ней, например, совсем бы не хотелось. Но Глен - неизвестно, верно ли - предполагал, то староста собирается обойти стороной магов и тварей на поле, целью-то были не они.

0

60

Близ пещеры

Стоять и смотреть, ничего не делая, в ее намеренья тоже не входило. Пока Вириена смотрела, предупреждая об опасности, ее тело неуловимо изменилось, чтобы дать отпор. Иллюзий оборотень не питала, готовиться надо было ко всему.
Казалось, в глазах твари она увидела намек на что-то. Разум? Странной была эта история, странной была тварь, которую Вириена встретила. Можно ли узреть разумность по глазам и что-то понять? Разум – действие… Звук, команда. И чудовище потеряло всякую внешнюю разумность, сорвавшись с места по приказу. Так глупо… и так печально в глазах голубоглазой волчицы. Мысленно именно в этот момент Вириена поставила крест на экзотическом существе, которому доселе давала вполне ощутимую возможность обойтись без смертей. Пес же остался псом, сделав свой выбор. Даже не агрессия оборвала в один момент все возможное хорошее, что могло проявиться в оборотне относительно существа, напавшего на нее, а причиной было именно это псовое слепое повиновение. Противно.
Чудовище в восприятии Вириены неумолимо кануло на множество пунктов вниз. В остальном больше не о чем было задумываться в такие моменты. Когда на тебя нападают – отвлекаться совсем некогда, а потому даже все вышеизложенные осознания, и то, существовали лишь на уровне ощущений, никак не осмысления.
Рывок агрессора оставил лишь единственный вариант развития событий, предполагающий лишь насилие. Ее ответ предполагал под собой три «не». В открытую, в лоб, конечно же, Вириена атаковать бы не стала: сначала надо понять что собой представляет оппонент. Она не испытывала чувств ложного преувеличения своих возможностей, обратное могло кончиться плохо. Тем более, открываться первой оборотень бы точно не стала. До того прекрасно сгруппировавшись и будучи готовой, она ловко ушла от атаки двумя легкими непринужденными прыжками: подавшись немного вправо и вперед, норовя оставить врага и его зубы ни с чем, а потом атаковав сбоку. Волчьи зубы тут же клацнули, неумолимо готовые вцепиться в чужую плоть, движения были отмерены так, чтобы достать позвонки. В худшем случае, если клыкам оное не удастся, эту функцию на себя брали острые когти чудовища, которым надлежало войти в плоть и разрывать то, что под них попадет.

[AVA]http://s09.radikal.ru/i182/1204/c4/837909e034bb.jpg[/AVA]
[SGN]
• Внешний вид: большой черно-серый волк с необычными голубыми глазами.
• Состояние: сосредоточена, в схватке участвует без фанатизма.
• Инвентарь: сейчас при ней ничего.
[/SGN]

0


Вы здесь » Ведьмак: Забытые легенды » Квесты » Кровь за кровь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC