Ведьмак: Забытые легенды

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Забытые легенды » Летопись » И вновь продолжается бой...


И вновь продолжается бой...

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

• Время: соответствует нынешнему, после событий квеста Кровь за кровь.
• Место: Эббинг, замок Стигга.
• События: к вящей радости Лидии Вильгефорц, после сражения с Уроборосом, возвращается в свою резиденцию живым - пусть и не совсем невредимым. С возвращением мэтра жизнь в Стигге сразу вернулась в привычное немножко безумное русло - на стенах вновь появляются таинственные пятна гари, нерадивые слуги загадочно пропадают, а в шкафах также мистически возникают новые хрустальные фужеры. Надо бы радоваться, что мэтр не рвется на поиски новых приключений, однако кто знает, что еще может прийти ему в голову...

0

2

22 апреля, вечер

Бой. Трудный и яростный. И огромный змей, повергнуть которого вышло лишь задействовав одни из самых сильных чар.
Глава Капитула понемногу вспоминал подробности последнего боя с некромантом, который оказался необыкновенно силен, даже для него. Хотя, всё таки, Уроборос не сумел превозмочь первого чародея Севера - и это грело душу, а саднящие ушибы и отбитые конечности уже отходили на второй план.
В Гарштанге, куда отвезли его боевые маги и Риенс, Вильгефорца обстоятельно подлатали, так что открытых ран на его теле не было. То, что ни одной кости он, в результате взрыва подземных лабораторий, не сломал, можно объяснить либо невероятным везением, либо магическим всплеском, который, собственно, и телепортировал его к ближайшему скоплению магии - ударному отряду боевых магов.
Более-менее придя в себя, забрав у Риенса пластинку-артефакт и восстановив в памяти все события этого дня, чародей не задержался в танеддском лазарете, воспользовавшись стационарным телепортом и отправившись в свой замок.
- Черти, как же я устал, - маг оглядел башни замка Стигга, стоя на брусчатке внутреннего двора.
Думая о том, что Лидия должна бы уже появиться рядом, чародей поплелся в собственный кабинет.

0

3

Что ни говори, а замок Стигга был поистине удивительным местом. Здесь было все, чего только может пожелать даже самый привередливый и капризный чародей, и даже больше того. Надо сказать, что немалую долю оригинальности обеспечивал сам владелец резиденции - в мире вряд ли сыскался бы второй столь необычный человек. Подобных Вильгефорцу просто не было - в противном случае страдалец-мир не выдержал и лопнул бы, словно радужный мыльный пузырь, какими иногда забавляются городские детишки.
Даже эманировал чародей как-то по-своему - его магию нельзя было спутать ни с чьей более, она затрагивала сразу несколько чувств, ощущаясь, как резкий порыв напоенного озоном ледяного ветра. И бьющего по оголенным нервам. По крайней мере, так казалось Лидии. Может, всему виной ее наивная привязанность или псионическая чувствительность, неизвестно. Однако присутствие мэтра - если он не желал его скрыть, конечно - ван Бреденвоорт ощущала безошибочно. Именно поэтому особенная краткая дрожь в общем магическом фоне замка не вызвала тревоги, скорее, обрадовала. Магичка чуть слышно выдохнула, оборвав мысленный разговор с молоденькой, недавно нанятой горничной - каждому новоприбывшему работнику приходилось объяснять, какие вещи лучше не трогать во время уборки комнат. Где старшая экономка подобрала это чудо - неизвестно, вполне вероятно, что та была ее внучкой - девушка, почти девочка, выглядела даже моложе Лидии. Рыженькая, с усыпанным конопушками лицом, она пока не успела привыкнуть к новому месту работы, пообмяться в новой одежде, а потому постоянно дергалась и вздрагивала, озираясь по сторонам, чем-то неуловимо напоминая воробушка. Не говоря уже о том, что манера разговора ван Бреденвоорт ее изрядно пугала.
- О комнате позже. Оставь уборку для старших, - Лидия нетерпеливо перебирала пальцами, уже ощущая знакомое покалывание магии, - сейчас отправляйся на кухню, вели подавать ужин в малый каминный зал. Пусть поставят графин... Полграфина водки. Это все, ступай, Нилла.
Не дожидаясь ответа юной служанки, Лидия отвернулась и повела рукой по воздуху, творя портал. На долю секунды все мысли исчезли, уступив место сосредоточению - спустя мгновение мыслеформа приняла реальное воплощение. Шагнув в льдисто-бирюзовый холод телепорта, чародейка оставила за спиной и коридор, и, прямо скажем, совершенно ошалевшую горничную.
Внутренний двор встретил ее вечерней прохладой и противным мелким дождиком. При всей своей нелюбви к жаре и палящему солнцу - такая погода магессу также не радовала. Вильгефорца тоже, наверняка. Посему Лидия поспешила создать над двором простенький барьер, не пропускающий жалящие дождевые капли.
- Мэтр, - Лидия слегка присела в реверансе, ощущая, как стремительно спадает беспокойство и напряжение последних дней - она всегда волновалась, когда маг отправлялся на боевые задания. Хотя сейчас радоваться было, откровенно говоря, нечему - Вильгефорц выглядел плачевно: под глазами залегли темные круги, лицо осунулось, черты лица заострились. Не сказать, что краше в гроб кладут, но очень близко к тому. - С возвращением. Ужин будет с минуты на минуту.
Спрашивать об успешности операции было бессмысленно - маг всегда доводил дело до конца, не считаясь с трудностями. Также глупо было расспрашивать о подробностях задания - если мэтр не пожелает рассказать сам, значит, нет ничего, о чем стоит думать Лидии. Сейчас куда рациональнее было бы поторопиться в тепло замка, оставив разговоры на потом - погода стремительно портилась. Мельком взглянув на небо, чародейка шагнула в дверной проем, мысленным жестом захлопнув за собой дверь.

0

4

Чародей не успел сделать и несколько шагов, как перед ним появилась помощница. Бодрая и заботливая, как обычно. Как всегда.
- Не стоило.., - Вильгефорц хмуро взглянул на барьер, что сотворила Лидия, - Дождь - это не то, от чего погибают чародеи. Кому суждено быть повешенным - тот в пучине не сгинет и в огне не сгорит, ты же знаешь.
Маг ухмыльнулся. Он шутил над жизнью и смертью, как привык делать всегда.
Зайдя внутрь замка, он собирался было совершить мгновенную телепортацию - без ярких пространственных дверей, вспышек и грохота - но занесенная для жеста рука опустилась, не доведя действие до логического завершения. Почему-то сейчас хотелось идти пешком.
- Ужин, говоришь? Пусть подадут ко мне в кабинет. И чего-нибудь покрепче пусть захватят. Да.., - тяжелые шаги окованных сталью сапог раздавался в коридорах замка, - Покрепче. И побольше.
Вильгефорц чуть встряхнул головой, сбросив прядь волос с лица. Теперь, после всего случившегося, тратить чары даже на банальное заклинание для облагораживания собственного вида совсем не было желания. Черт со всем. Пусть мир катится к дьяволу. Продолжая вспоминать, как сегодня отправил старика-некроманта первым же дилижансом в преисподнюю, чародей не заметил, как дошел до собственного кабинета, сел за рабочий стол.
Смахнув с него все бумаги на пол - наверняка очередная писанина кабинетных крыс из Бан Арда и Аретузы - Вильгефорц откинулся на спинку кресла и глубоко вдохнул воздух.
Сами стены замка, пропитанные магией, придавали ему сил.

0

5

Ограничившись едва слышным вздохом, Лидия оставила реплику мага без ответа. Наплевательское отношение Вильгефорца к собственному самочувствию всегда немного... раздражало. Мягко говоря. Лидии никогда не нравились люди, не умеющие следить за собой как в плане внешности, так и в плане здоровья. Ее неимоверно возмущали мужчины и женщины, громогласно ноющие о кашле, из-за которого они едва ли не выплевывают легкие -  при этом они продолжали увлеченно раскуривать очередную дозу табака. Ван Вреденвоорт с трудом сдерживала брезгливое фырканье, если дело касалось любителей фисштеха и подобной низкопробной дряни, выжирающей мозги, словно саранча - посевы. Вильгефорц, благодарение богам, ни первым, ни вторым не грешил. Однако его нежелание хоть как-то позаботиться о себе, чтобы избежать плохого самочувствия в будущем, тоже временами могло доставить проблем.
Сегодня, однако, благоразумие в нем говорило необычайно громко - вопреки известной привычке, мэтр предпочел пройтись по замку пешком. Впрочем, Лидия не питала иллюзий - причиной тому было что-то сродни банальной лени, а также духовная изможденность, но никак не желание "поберечь силы". Но это все же лучше, чем феерия заклинаний и скачки через пространство.
По пути в кабинет Вильгефорц был необычайно тих и задумчив. Очевидно, на миссии произошло нечто, чрезвычайно зацепившее мага - даже движения его стали несколько более рассеянными, чем обычно. Складывались впечатление, что он вообще не заметил, как добрался до своего кабинета.
Лидия чуть замешкалась на пороге, переняв заставленный тарелками поднос у слуги - по пути сюда она успела предупредить прислугу о том, что мэтр желает отужинать в кабинете, так что приготовленную снедь стоит перенести туда. И долить в графин малую толику горячительного. Помимо вышеперечисленного, чародейка велела нагреть ванну и приготовить смену белья. Сомнительно, что Вильгефорц, в его нынешнем расположении духа, озаботится подобными мелочами.
Юноша поспешил убраться восвояси - он достаточно давно работал здесь и уже успел усвоить, в какие моменты стоит двигаться несколько более споро, нежели принято. Тихонько прикрыв за ним дверь, Лидия с грустно взглянула на безжалостно сброшенные на пол письма и документы - кто-то вновь не дождется скорого ответа от Вильгефорца из Роггевена. С этого человека станется махнуть рукой на короля и сказать, что сейчас не до него, чего уж говорить о коллегах из Бан Арда. Слабое мысленное усилие - и беспорядочно разлетевшиеся бумаги вновь собрались в аккуратную стопку, скромно пристроившуюся на углу стола. Достаточно, чтобы никоим образом не мешать, и выглядит не в пример лучше вопиющего бардака.
- Ужин, мэтр, - ван Бреденвоорт осторожно поставила на стол серебряный поднос с миской дымящегося овощного рагу, бараньими ребрышками, яйцами с пряностями и рисом с зеленью и под соусом. Ах да, еще графин водки, куда же без этого. Сама чародейка для согрева предпочла бы выпить кружку крепкого чая с медом, но оспаривать вкусы мэтра было бесполезно. К тому же, судя по всему, толика алкоголя для него сейчас была бы и вправду не лишней. - Приятного аппетита.
Привычно выколдовав огонек между большим и указательным пальцем, Лидия зажгла свечи в канделябре. Комнату залил мягкий желтоватый свет и едва заметный аромат горящего воска, всегда вызывавший у магессы мысли о чем-то родном и удивительно домашнем - замечательный контраст колотившему в окно дождю и свинцовым тучам в небе - к ночи вполне может разразиться гроза... Вздрогнув от мысли о громовых раскатах посреди ночной тьмы, ван Бреденвоорт поспешно задернула шторы, после чего обернулась к Вильгефорцу.
- Вы ужасно выглядите, мэтр, - пренебрежительных интонаций в ментальном голосе не было. Маг, как уже было сказано, и вправду выглядел довольно паршиво, особенно, если вспомнить его внешний вид в обычное время. Смотреть на растрепанные и спутанные до невозможности длинные волосы мужчины было выше сил молодой чародейки. Покачав головой, квартеронка вытащила костяной гребень с короткими зубцами из собственной прически - вьющиеся каштановые локоны моментально рассыпались по плечам, - позвольте...
Расчесывать темные волосы мага она принялась с самых кончиков, постепенно поднимаясь все выше, то и дело распутывая сбившиеся в колтуны пряди пальцами, медленно и осторожно, чтобы не дернуть, не причинить малейшей боли - в ходе миссии, она была уверена, Вильгефорц натерпелся более чем достаточно.

Отредактировано Лидия ван Бреденвоорт (2012-05-30 14:40:22)

0

6

Вильгефорц достал двумя пальцами из кармана плаща серебряную пластинку, которая тут же начала менять форму, растягивать и  сжимать свои остро отточенные грани, навязчиво пытаясь коснуться кожи мага, порезать, но не имея такой власти лишь продолжала шевелиться в отчаянных конвульсиях - артефакт явно жаждал крови.
И маг осторожно приложил грань артефакта к ладони - серебро пластинки тут же начало впитывать выступившую на месте пореза кровь, перестав извиваться и шевелиться. Казалось, предмет притих и наслаждается теплой вязкой жидкостью, в которой явно струилась магическая сила.
Чародей оторвал хлебнувший немало крови артефакт от ладони - и пластинка тотчас же вспыхнула зеленым пламенем, что горя, придавало Вильгефорцу силы. Магические и ментальные - артефакт таким образом платил за кровь хозяина.
Почувствовав значительный прилив энергии, чародей тихо выдохнул. Положил на стол присмиревший артефакт, а затем, налив в серебряный кубок водки, выпил один махом, не поморщившись.
Он знал, что для того, чтобы опьянеть, ему нужно три таких полных графина. А лучше - немного Черной Чайки.
- Спасибо, Лидия, - чародей дал помощнице расчесать себе волосы. В конце концов - сейчас он не имел ничего против этого, - Если бы после всего, что случилось со мной за сегодня, я выглядел хорошо - попы провозгласили бы меня новым пророком Лебедой... А как у тебя прошел день?
Вильгефорц ухмыльнулся каким-то своим неведомым мыслям, в которых сплелись хаотическим клубком настоящее, будущее и прошлое. В такие моменты ему проще всего удавалось приоткрыть завесы времен, заглянуть вперед.

0

7

Манипуляции Вильгефорца с жадным до крови артефактом не произвели впечатления на чародейку - стороннему наблюдателю могло показаться, что она вовсе их не заметила, будучи полностью погруженной в незатейливый процесс расчесывания мужских волос. Честно говоря, Лидии всегда нравились мужчины с длинными волосами. С ухоженными, само собой - в ее понимании это говорило о том, что у человека внешняя презентабельность и аккуратность занимают не последнее место в списке важных вещей...
В любом случае - сейчас вид у Лидии был отсутствующий, а взгляд рассеянно блуждал по стене, наблюдая за подрагивающими тенями. Рука с гребнем ритмично поднималась и опускалась, упомянутый гребешок скользил уже совершенно свободно, возвращая спутанной копне прежний - более или менее - ухоженный вид.
Можно сказать, что Вильгефорц был максималистом, причем, во всем: если идти - то до конца, если быть - то лучшим. Имея репутацию сильнейшего мага Севера, он эту репутацию всячески поддерживал, не чураясь самых различных способов. Порой и не самых невинных, надо сказать. Так что жертвование малой толики крови ради восстановления физических и духовных сил было еще не самым поразительным и пугающим, на что этот человек мог пойти в своих поисках мощи. Само собой, что, при подобной расстановке приоритетов, маг также стремился и к внешнему совершенству - тем удивительнее было видеть его сейчас, в состоянии близком к стадии "абсолютно разбитый". Оставалось надеяться, что в норму он придет достаточно скоро.
- Вы мало походите на пророка, мэтр, - ван Бреденвоорт едва заметно покачала головой и отошла в сторону, небрежно заколов волосы гребнем, - в религиозной горячке они забывают обо всем, включая собственные интересы. Нерационально. Глупо.
Магесса едва слышно вздохнула и отвернулась к окну, чуть отодвинув тяжелую занавесь. За окном бушевала непогода, с небес низвергались потоки воды - словно кто-то наверху то ли решил, что земле стоит не помешает холодный душ, то ли просто мыл пол и опрокинул исполинское ведро. Прекрасное завершение для не менее прекрасного дня, ничего не скажешь.
- Ничего особенного. Большая часть дня прошла в работе с металлами. В ваше отсутствие редко бывают проблемы, однако... - Лидия повернулась, глядя на Вильгефорца, и кивнула на расставленные перед ним тарелки. - Ешьте, мэтр. Вы устали. - Квартеронка шагнула к столу и взяла в руки письмо, лежавшее наверху внушительной стопки документов. - ...однако вам прислали запрос из Аретузы. Маргарита Ло-Антиль просит взять шефство над юной практиканткой. Надо сказать, что она довольно настойчива.
В письме красочно описывались достоинства "юной практикантки" - если верить всему перечисленному, то девочка была чрезвычайно талантлива, упорна, интеллигентна и вельми привлекательна внешне... Просто кулек сахарной ваты, а не ребенок. Далеко не последнее место в списке плюсов девушки занимало благосостояние и положение в обществе ее семьи - из путаных и туманных объяснений выходило, что девица является родственницей Мэвы, королевы Лирии и Ривии. Впрочем, родственницей весьма и весьма дальней, настолько, что об этой связи и упоминать не стоит. Чем подобная личность могла зацепить ректора Аретузы, Лидия не понимала. Ну не деньгами же, в самом деле? Дороже заведения, чем Школа чародеек, придумать было невозможно.
О достаточно грубой записке, пришедшей сегодня утром, Лидия тактично умолчала. Любезный отец шипел и плевался, будучи не в силах полностью заграбастать власть и состояние, которые он считал своими. Цех, поместье, семейное состояние - все это принадлежало чародейке, а папенька лишь пользовался вышеперечисленным, да и то лишь потому, что самой владелице было, по большей части, наплевать. Само собой, что такая ситуация его совершенно не устраивала - в последние месяцы он буквально забрасывал ее письмами, требуя отказаться от наследства в его пользу. Аргументировать свои требования полуэльф отказывался, а потому магесса спокойно отправляла цидульки в камин.

Отредактировано Лидия ван Бреденвоорт (2012-06-02 18:29:59)

+1

8

Портал открылся тихо, слегка искрил, но был устойчивым и тонким.
С каждым разом это получалось и Риенса всё лучше и лучше. Видимо, не просто так прошли те долгие часы, в которые недоучка зубрил и практиковал, а мэтр Вильгефорц наблюдал. Чаще всего молча, лениво, словно сонно, но неотвратимо и внимательно следя за своим протеже. Изредка срывался на крик и проклятия, обещая сварить в котле и скормить аколитам. Бывало это редко и чаще всего в минуты таких ошибок, которые  грозили закончится смертью Риенса или же полным развалом замка.
Шпион прибыл в неофициальную резиденцию Вильгефорца из Роггевена не просто так. Мэтр не любил визитов без причины.
А тут причина не просто была - назревала. И весьма серьезная.
Вильгефорц был у себя в кабинете. Это, впрочем, было весьма и весьма понятно - где же ему еще быть? Особенно после трудного и продолжительного дня.
Стук в дверь - дань уважению, но не чести - и Риенс оказался внутри.
Лидия ван Бреденвоорт издавна стала неотъемлемой частью замка и Вильгефорца. Какой именно - загадка, пожалуй, даже для неё самой.
- Мэтр Вильгефорц, милсдарыня Лидия...
Недоучка склонил голову, но лишь настолько, сколь нужно было для этикета и для того, чтобы не обратится в пепел.
- Важные донесения из Горс Велена и Аэдирна.
Действительно важные, неотложные, но не смертельно. Риенс был бы даже рад, если бы его сейчас послали к чертям добывать уголь. Вильгефорц славился тем, что обещания не расходились с делом.

0

9

- Вы мало походите на пророка, мэтр
- И то верно, - Вильгефорц ухмыльнулся, - Выдуманные пророки обычно добры и бескорыстны. Людям ведь надо верить во что-то возвышеннее, чем кнут хозяина. Повиноваться "доброму" повелителю гораздо лучше, чем "злому", так ведь?
Маг выпрямился в кресле, разминая мышцы спины. Обращался он сейчас не к Лидии, а просто к пустоте. Или к мирозданию. Сложно и грустно осмыслять, что и то и другое - суть один предмет.
- ...рыцари, бандиты, наёмники, попы, простолюдины, короли и... маги - все они действуют согласно собственных представлений о "добре". Никто в здравом уме не станет приверженцем "злых" взглядов, даже тот самый разбойник полностью уверен, что делает благое дело, ведь, допустим, кормит таким образом своих детей и жену. Или даже какую-нибудь бессловесную скотину - собаку, лошадь. В книгах пишут, что добро - оно всегда добро, его нельзя спутать со злом. А то, что побеждённое "зло" всегда уничтожают - это тоже, надо полагать, акт проявления добродетели? Знаешь, - тут Вильгефорц уже вполне осмысленно взглянул на отражение магички, что прекрасно просматривалось на гладкой поверхности артефакта, - где-то далеко в Зеррикании люди верят в одного пророка. Он, до начала всей заварушки с религией, был сыном человека из богатого сословия. Приземлённо, не так ли? Но как-то раз, дожив до среднего возраста, объявил всем вокруг, что к нему явился Создатель и приказал нести слово своё людям. Разумеется, в родном городе он убедил далеко не всех, но, положим, убедил. И пошел проповедовать в другой. А там его открыто послали в лошадиное гузно со всеми учениями. Тогда новоявленный пророк отправился к другому городу, жители которого были не в ладах с теми, которые его прогнали. Суть дела теряется во мраке веков, но он как-то собрал войско из жителей второго города и повёл его на первый, после чего под страхом смерти обратил тамошних людей в свою новую религию.
Так чего я рассказываю всю эту околесицу, спросишь ты? Ха. Я вот подумал - может и мне стать пророком? Таким же, как этот древний зерриканец.

Ментально ощутив, как где-то недалеко открылся магический портал, чародей снова налил в чашу водки и выпил. Тепло растеклось по глотке, а вслед за этим пришел аппетит. Но есть Вильгефорц не спешил.
- С каких это пор Аретуза начала сама присылать мне практиканток, мм? - глава Капитула сверкнул взглядом, мельком осмотрев письмо, - Пусть обратится к Францеске, это она у нас выступает в роли благодетельницы сирых и убогих, а...
Не успел чародей продолжить свою речь о талантах нынешнего молодого поколения магичек, кои годились разве что в дорогие бордели, где шлюх учат сжимать промежность и делать минет с проглатыванием, как в дверь кабинета постучал и затем вошел внутрь Риенс.
Не собираясь тратить время на бессмысленные приветствия, Вильгефорц молвил:
- Выкладывай. Я весь внимание.
Последняя фраза была сказана с немалой долей иронии. Даже небольшие вливания спиртного настраивали роггевенца на довольно мирный лад.

0

10

Мы шутим? Прекрасно!
Риенс ошибался: не было никаких мы, нас, их и прочих местоимений. Не было и никогда не будет. Есть Вильгефорц. И есть те, кто служит Вильгефорцу. В этом маленьком гребанном мире был лишь один господин и слуги: осознавшие и еще заблуждавшиеся в отношении повелителя.
Недоучка учтиво склонил голову, то ли в знак уважения, то ли заботливо разглядывая пыль на собственных сапогах. Ох, почистить бы надо!
- Айван Окь де Лот и его рыцари Алого Сокола решили присоединиться в обороне Аэдирна относительно нашествия войск Хенсельта из Каэдвена. Битва явно состоится, но теперь у Демавенда есть шансы на успех. Кстати, он, похоже, даже не возглавит свои войска. Также не почтит поле боя своим присутствием лучезарный Хенсельт.
"Чтоб его в сраку!"
Недоучка замолчал, смачивая пересохшее горло слюной. Голос итак не отличается красотой, а хрипота вряд ли его украсит.
- Подле Горс Велена появился и исчез странный алый купол. Говорят, поблизости видели Терранову, но факт не подтвердился. Еще куда-то запропастился Кристиан Зольц - один из магов Совета. Явно Горс веленская шантрапа встретила.
Это было всё. Всё, что Риенс узнал. Не всё, что произошло в мире.
Недоучка ждал и был готов на всё: от золотого перстня за службу, до брошенного в него сапога.

0

11

Лидия моргнула, услышав слова мэтра. Вильгефорц славился своей нелюбовью к пустословию, слышать от него подобные речи было несколько странно. Однако рассуждения о пророках в конце концов закончились на привычной ноте, певшей о получении власти. Да... Что поделать, Вильгефорц был истинно властолюбцем, магичка прекрасно знала это. Как и то, что ради власти и собственной выгоды он был готов на все.
Ван Бреденвоорт опустила взгляд, тень от ресниц упала на неподвижные щеки. В который уже раз она задумалась над тем, насколько страшным человеком был ее мэтр. Страшным, непредсказуемым, беспринципным, жестоким... Всего и не перечислить. Она подле него была что слабый вьюнок подле черной скалы - и боязно, но ведь не уйти, не сорвать слабые корешки, не отвернуться. И если обрушится скала - рухнет и целый мир, весь мир маленького вьюнка.
Глупо было считать Вильгефорца человеком, на которого, случись что, можно будет опереться, ища защиты, тепла и поддержки. Она и не считала - просто знала, что без него не сможет. Внешний мир закрыт для никому неизвестной магессы, глупой пешки, добровольно расставшейся с перспективами. Что поделать, плакать уже поздно, да и не хочется.
- Боюсь, мэтр, - Лидия легко отвлеклась от невеселых и, прямо скажем, бессмысленных дум, возвращаясь к странной беседе, - что пророком вам быть не суждено. вы слишком известны в определенных кругах, а ныне религия представлена в ассортименте столь разнообразном, что придумать нечто новое становится, мягко говоря, затруднительно.
Действительно, культов развелось... И тебе Вечный Огонь, и Мелитэле с ее тремя ипостасями на каждый день, и учения друидов и еще демоны знают что, вплоть до локальных деревенских верований. Сложно в такой обстановке создать новое божество, которому в охотку будут молиться и за пророком которого не побоятся пойти люди. Последнее, пожалуй, было наибольшей проблемой:
- Люди пугливы, мэтр. Образованным дела нет до религии, а толпы черни боятся всего нового, - в ментальном голосе послышалось удивление. Крестьянские предрассудки поражали чародейку, искренне считавшую, что без познания нет жизни. Как и всякий... Как большинство одаренных, она все время стремилась к неизведанному, хотела узнать что-то новое. Человеческое нежелание раскрывать свой разум если не переменам, то хотя бы знаниям, вызывало, в лучшем случае, пренебрежение. - Объявись сейчас новый пророк, вещающий о неизвестном божестве - и его заклеймят еретиком, после чего под радостные вопли толпы возведут на костер. Намного лучше управлять людьми так, чтобы они не знали об этом.
Оборванную реплику об Аретузе и сердобольной Францеске - в душевной доброте которой сама Лидия, мягко говоря, сомневалась - чародейка оставила без ответа. Убеждать Вильгефорца было бессмысленно, к тому же, внезапное желание Маргариты устроить будущее очередной студентки путем впихивания оной под теплое крылышко такой несколько одиозной фигуры как мэтр... В общем, выглядело это довольно странно.
На грани сознания щелкнуло - прибытие нового гостя Лидия ощутила мгновением позже Вильгефорца, который, в свою очередь, мало как проявил свою реакцию. Разве что вновь отведал водки, проигнорировав остывавшие кушанья, чем заработал несколько неодобрительный взгляд со стороны своей ассистентки. Как ребенок, честное слово, с одной лишь разницей - ребенок вперед всего тянется к сладостям, приготовленным на десерт. Мэтр же всем сластям мира явно предпочитал старую-добрую водку. Кошмар какой.
На пороге возник Риенс - Лидия приветственно кивнула мужчине, не скрывая улыбки во взгляде. Риенса она знала - весьма поверхностно, но все же лучше, чем прислугу или безликих прислужников мэтра.
Выглядел мужчина усталым и несколько потрепанным. Его сапогам не помешало бы свидание с щеткой, а самого владельца было бы неплохо отправить в баню. Да и голос его звучал так, словно в горло песка насыпали. Мысленно ван Бреденвоорт сделала заметку - велеть слугам поднести гостю выпить и поесть, как только он закончит с докладом.
Трения правителей, о которых взялся рассказывать Риенс, чародейку мало интересовали, а вот известие об исчезновении странной аномалии магического происхождения несколько огорчило - удивительный шанс изучить нечто новое был безнадежно упущен. Странно, конечно, что после случая со злосчастной скрижалью Лидия не стала чураться вообще всего, связанного с неизвестными силами, однако что поделать... Как говорится, чему бы грабли не учили, а сердце верит в чудеса. Очевидно, Лидию, как и многих других неразумных смертных, данная участь не миновала.

0

12

Доклад Риенса и слова своей ассистентки чародей слушал вполуха, занявшись наконец едой. Впрочем, что для Вильгефорца означало "вполуха", для лучших шпиков Редании равнялось "внимать всеми фибрами души". Пища была отличная, хотя если бы было иначе - обслуга на кухне отправилась бы выписывать собственными языками на раскаленных сковородках фразу "мы никогда больше не будем готовить дерьмовую еду". Причем каждая буква была бы написана с вензелями.
- ...Намного лучше управлять людьми так, чтобы они не знали об этом.
- Лидия, - маг чуть поморщился, обгладывая очередное баранье ребрышко, - Из темы о высоком ты постепенно скатилась в банал. Может прокомментируешь доклад нашего милейшего господина Риенса, пока я занят едой?
Голос главы Капитула звучал нынче совершенно нормально - никакого панибратства, лишь хорошо ощутимый налёт холода и высокомерия на каждой фразе. Истинный облик сильного мира сего.
Вильгефорц сверкнул глазами, переведя взгляд на шпиона.
- А ты пока присядь, мил человек. Выпей водки, - маг ухмыльнулся, - Я угощаю.
Хорошо прожаренное мясо с хрустом отрывалось от ребра зубами мэтра.
Известие о том, что короли не почтят своим присутствием поле боя несколько успокоило чародея. Когда короли не участвуют в бойне - это всегда хорошо. Это значит, что ни одна сторона не ищет в битве какой-то реальной возможности прославиться, а, как следствие, получить большее влияние. С другой стороны, это был немалый повод для беспокойства. Несомненно, эта битва была кому-то нужна. Только не королям государств, а кому-то еще. И хорошо, если это трения в государственных аппаратах Каэдвена или Аэдирна. А вот если тут не обошлось без вмешательства третьей стороны - тогда дело приобретает оборот поистине масштабный.

0

13

Если тебе кидают кость, то следует быть послушным псом и как минимум посмотреть на дающего. Кто знает, быть может, она отравлена?
Риенс склонил голову в знак уважения. Признания. Почтения. Каждый выбирает под собственный вкус и настроение.
Водка обожгла горло, привела в беспорядок мысли. Риенс скрипнул зубами, подавляя невольно выступившие слезы. Шпионы редко пьют, ибо грош цена таким шпионам. Но если не пить вовсе - свихнешься.
- Благодарю, мессир! Ничего не пил лучше!
"И лучше бы не пил вовсе, стерва! Мое горло!"
Хотелось помыться: чистая горячая вода смывала усталость и волнение получше водки, чистый гребень не помешает спутанным волосам, чистая одежда всегда приятней для тела, чем лохмотья.
Следовало бы попросить у мэтра отдых, но только вот Вильгефорц был таким человеком, что мог спокойно отправить на отдых вечный. С полумерами у главы Капитула было плоховато.
- Каковы будут Ваши указания дальше, мэтр?
Так и застыл: напряженный, напружиненный, готовый в мгновения ока ударить по пальцам - только тронь!

0


Вы здесь » Ведьмак: Забытые легенды » Летопись » И вновь продолжается бой...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC