Ведьмак: Забытые легенды

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Забытые легенды » Квесты » Кровь за кровь


Кровь за кровь

Сообщений 1 страница 30 из 108

1

Время, место: 22 апреля; Ждань и её окрестности.
Погода: тепло, осадки не намечаются.
События: Сражение, произошедшее близ Жданки, не выявило победителя. Оно не выявило ничего кроме всеобъемлющего ужаса, зла, которое таилось в лесах Аэдирна многие годы, накапливая силу и выжидая момент, дабы излить себя в мир.
Момент настал. Столб света, что сделал из ночи день лишь первый тревожный сигнал. Сигнал, к которому прислушались, ибо иначе не могло и быть.
Ночью Хен Гедымейт зашелся кровавым кашлем, Францеску Финдабаир скрутили спазмы живота в собственной постели. Виски Вильгефорца из Рогевена сжало стальной хваткой.  Сильные мира сего страдали сильнее остальных.  Сильные понимали, что если пустить дело на самотек – мощный поток сметёт их. Вызов брошен.
Магия. Древняя, забытая, запрещенная еще самим Яном Беккером, но магия.  Магия сжирающая сама себя. И центр её – лес близ Ждани.

0

2

Ждань

Утро началось необычно - жаркое солнце, стремившееся изжарить все, что попадалось под его карающий взор удивительно наблюдало необычную картину - вспышки и всполохи - быстрые, яркие, кучно расположенные около места побоища двух армий. Боевой отряд магов действовал организовано и слажено - никаких случайностей. Никаких ошибок. Четкая, давно отработанная схема, холодные действия при трезвом разуме... и ничего иного. Кто стоит на пути достижения к цели - враг. А с врагами на войне поступают лишь по одному...
Бегло осмотрев место недавней битвы и оставив на поле двух, оставшиеся маги направились в сторону деревни.
Деревенские поглядывали из своих нор с интересом и... страхом. Что может быть страшнее магии?

Пещеры в лесу

Ведьмак с трудом разлепил глаза.
Губы были безумно сухими. Неприятно саднила левая скула и побаливал правый бок.
Геральт пошевелился - звякнула цепь, что крепилась в стене с помощью толстого литого кольца.
Сколько он уже тут? День? Два? Неделю?
Нет, меньше. Царапина на щеке еще не затянулась, а лицо не успело зарасти колючей непроходимой щетиной.
И меж тем, он провел тут не менее двух суток - его кормили и поили.
Еду всегда приносила одна и та же. Та, которая скрестила с ним меч в ту роковую ночь.
В первый раз молча поставила еду и ушла. Во второй - наблюдала, как ведьмак ел.
А в третий заговорила:
- Ты не такой, как другие.
Желтые глаза с интересом взметнулись вверх. Видимо, она поняла немой вопрос.
- Другие, что были тут до тебя. Они кричали и метались. Ругались. Калечили сами себя. Он говорил, что ты особенный, а я не верила. Представляешь, зря не верила! Я - Алина.
- Геральт. - Ведьмак помедлил - А где мы?
- У Него. Ты скоро узнаешь.

Затем она приходила ещё раз. Теперь спрашивала ещё больше, всё чаще о большом мире, о королевствах, графствах...
Гвинблейд ничего не понимал. Ничегошеньки!
Оставалось только ждать.

В камере Лео Бонарта было сыро. Видимо, камень дал течь и то и дело тяжелые капли издавали раздражающий звук.
А меж тем, она была совсем неподалеку с ведьмачьей - всего через стену. Ну и что, что она размером с неплохую телегу? При желании - такое расстояние и зубами прогрызешь.
К коту приходили также. Также кормили. Также пытались поговорить. Но не особо словоохотливо. Каждый раз приходящие были разные.
Но вот сегодня один из них обмолвился:
- Великий готов принять тебя, Лео Бонарт. Веди себя умно.

0

3

Пещеры в лесу

Последнее, что он помнил - яркий луч света. А потом было ничто. Точнее, не было ничего. Сплошное, безпросветное, тягучее. И когда вновь сознание решило вернуться на законное место - он пожалел об этом. В комнате опять было только трое. Высокий, страшный мужик с искореженной мордой, в потном кожаном фартуке. Руки по локоть в крови, а фартук в стекающих на пол кусочках мяса. Страшнее человека не найти. Но такие были. И последователь немногочисленной касты являлся вторым.
-Очнулся? - спросил представительный  черноволосый мужчина, в пурпурной мантии. - Будешь говорить?
-Отсоси, гнида! - тявкнул третий, сквозь слезы. Худой парень, с едва пробившейся щетиной на щеках. Весь израненный, голодный и грязный. Он хотел бы, чтобы голос звучал грозно. Неустрашимо. Но магические пытки убеждали самых нерадивых.
-Закрой рот, мелочь! - кривой саданул паренька тяжелой ручищей. Кровь и очередной зуб мерзко прыснули по полу. - Господин, может его эт самое? На крючья, да железом?
-Э, нет! - поморщился чародей, закатывая рукава. - Так он и до утра не доживет. Продолжим моими методами. Смотри и дивись мощи магии. Я не нанесу телу и единой царапины, но боль будет такой, что он станет умолять подвешать на твои крючья...

Вспышка света уже не резала глаза. Пробуждение перестало причинять боль. Очень давно, многие лета назад. Бонарт даже бровью не повел, когда его наконец выволокли из каменного мешка. Размениваться на слова не хотелось, как и многие монологи приходящих до этого. Из тела, с выкачанной досуха душой не вытащишь больше ничего. А он еще может. И вытащит. Со всеми потрохами.

Отредактировано Лео Бонарт (2012-02-28 18:25:38)

+1

4

     Деревня Жданка, таверна «Сытый волк», одна из комнат на втором этаже

     Гленард, сосредоточенно хмурясь, медленно потянул одеяло вниз, зажав его край между пальцами ноги. Такой способ прикрыть от сквозняка ступни Феи, а заодно и свои, был, конечно, не самый простой, зато не должен был разбудить её. Трюк с одеялом удался, но частично, впрочем, скозняк был куда менее противным, чем мог бы быть: судя по всему, солнце уже грело по-летнему.
     Глен, вздохнув, снова посмотрел на спящую Ольху. В последнее время он ловил себя на том, что то и дело переводит на неё невесело задумчивый взгляд, пока она не видит. Несомненно, то, что Францеска согласилась принять Фиёрн в ученицы, было более чем здорово. Но это значило, что рано или поздно им придётся отправиться, возможно, даже в разные концы мира. Сейчас Гленард был вдвойне обязан исполнять поручения чародейки как можно лучше, а значит, и быстрее. Одни считают, что разлука заставляет сердца любить сильнее, другие - что она наоборот рушит все отношения. Подтверждения правоты вторых совершенно не хотелось. Впрочем, о разлуке пока речи не шло. За что Глен ценил Францеску в числе прочего: она, хотя и была сейчас, можно сказать, выше него и могла им распоряжаться, оставила ему свободу. То есть, к примеру, чародейка с пониманием отнеслась к тому, что сейчас он хотел провести перед разлукой несколько спокойных дней с Фиёрн и узнать, что случилось с Геральтом, который отправился на битву с теми воющими лесными тварями, да так и не вернулся. Правда, сочетать то и другое удавалось не очень. Забыться в объятиях истинной любви, одновременно волнуясь о друге - а именно так Гленард относился к ведьмаку, как, наверняка, и Ольха - не так-то просто. Все, кого он спрашивал о Геральте, только руками разводили: с тех пор не видели. Да и в целом тревожное ощущение, мешающее даже крепко спать, не пропало до сих пор, хотя, кажется, последние несколько дней были затишьем, по крайней мере, видимым.
     Заметив, что тонкая прядка золотистых волос упала на её лицо, отчего кончик носа временами забавно подрагивает, будто во сне можно чихать, он осторожно отвёл её, надеясь, что этим не разбудит Фею. Время-то, кажется, было ещё раннее, хотя и пекло, как в полдень.

0

5

Деревня Жданка, таверна "Сытый волк"

Определенно должно было произойти нечто из ряда вон. Должно же было быть хоть какое-то объяснение тому, что вместо приятного времяпрепровождения в глухих окрестностях Марибора Францеска накрепко застряла в ничем не примечательной дыре по имени Жданка. Да еще и, как оказалось с самого утра, просто подняться с кровати было уже немалым подвигом. Поерзав немного в попытке принять более-менее удобное положение, чародейка ни с того ни с сего задумалась, какой это мерзостью накормили ее накануне. Или, быть может, в комнате обитает неведомая зараза, а почтенный хозяин постоялого двора даже и не чешется навести порядок. Еще бы, лишь бы платили, а остальное мало что значит. Францеска, будучи, что греха таить, женщиной обеспеченной, вообще склонна была думать, что погоня за малыми деньгами портит людей. Потому что, гоняясь за малым, можно упустить нечто большое.
Эльфка болезненно поморщилась, - желудок снова скрутил весьма неприятный спазм, - нашарила на прикроватной тумбочке плотный халат и оделась. Война войной, а выглядеть нужно прилично. Всегда. Ну, или по возможности всегда. Правда, променад от кровати к двери удался лишь наполовину - зловредная хворь совершенно ни с чем не считалась. "Что ж, в крайне случае можно использовать телепортирование".
Больше всего, как ни странно, хотелось встретиться с тем юношей, который встретился когда-то так кстати. Как бишь его... Гленард. Хотя бы затем, чтобы выяснить, что же происходило в деревне, пока она вот так постыдно провалялась на кровати, поплевывая в потолок. Да, легко сказать. Это же вам не прожженный чародей, которого так просто отловить, используя всего-навсего ментальную связь. Подумаешь, мысленные волны какие-то. Хотя для начала можно поискать на постоялом дворе, не в хлеву же он ночует, в самом деле. Чародейка поплотнее запахнулась в халат и выглянула в коридор.

0

6

Деревня Жданка, таверна «Сытый волк», одна из комнат на втором этаже

  Шепот тревожит паутинку грёз. Тьмы тех кто даже не знает что спит. Шёпот рождает новые образы в умах тех, кто только хочет прибиться к свету…
Шёпот будит то, что спало давно, будит…
И что ещё будет…

   Сон не шёл. Он бежал, путаясь в длинной мантии ночной мглы подальше от того, от чего никак не могла уйти маленькая эльфка – заложница ли, или хозяйка проклятейшего из даров. Сны судьбы вновь пришли незаметно, коснулись острыми коготками прикрытых век, сбивая мерный ритм дыхания… Торопя пережить нежитое…

  На высокой ноте взвизгнул-заскулил волк падая у края слепящего лезвия. Он не мог бы сравнить это ни с чем, ни с мечом, пронзившим то ли небо, то ли пласт земли, из самых глубин диаволовых дворцов, ни лучом светила, но знал твёрдо одно: это смерть. Даже боль обгоревших, обугленных лап не пугала так, как то, что могло бы быть ступи  чуть дальше… Туда, где жизнь назад был загнанный заяц…
  Молодой, и  некогда сильный вожак не жалел. Ведь так или иначе… Стая голодной не останется… Снова и в последний раз благодаря ему.

  Вправду не спала. Последний час притворялась, не дав повода для волнений. А ведь одну секунду было больно. Сейчас уж нет... Только тревога не отступала. Вгрызалась червём в душу, заставляя плотнее жаться к родному, горячему и живому. Единственному. И притворяться. Так ведь вернее. И не будет волнения на его лице. Ни к чему. Ей с лихом хватит.
Ведь, до сих пор винила себя что не успела спасти бедного старика. И ведьмака. Упредить. Или найти.  Три дня. И ни одного сна о Геральте. Даже кусочка. Только смерть. Пусть других - но она. Снова...Что толку от дара если не можешь пустить во благо?
  - М... У меня там что-то отпечаталось? - Она приоткрыла веки, поглядев на Глена из-под пушистых светлых ресниц. - Или муха? Ты так сморишь, просто.  - Девушка улыбнулась. Действительно стало легче. Эгоистично, наверно, радоваться, когда рядом хороводит Госпожа Заката, но... Как иначе жить? А жить Канарейка хотела. И радоваться этому. Хоть иногда.

Отредактировано Ольха (2012-03-01 22:41:45)

0

7

Жданка

Палящее жаркое солнце, взошедшее около семи часов назад и нещадно палившее три предыдущих дня, падальщики всех мастей: земные и небесные, черви, жуки и жучки; ветер и роса сделали свое безобразное черное дело - поле перед аэдирнской деревней смердило почище раскуроченного некрополя.
Недоучка повел носом - ровным, несомненно красивым, чутким и... чихнул. Оглушающе и противно. Затем ещё и ещё раз.
Простуда - это не поле с мертвецами сделали своё дело, а промокшие давеча ноги. Вот если бы не поперся напролом, а объехал то треклятое болото - всё было бы хорошо. А так... Ап-апчхи!
"Что тут могло произойти? Их пережевали и выплюнули? Перетерли меж мельничных жерновов? О! А того толстяка полоснул полевой хирург своим скальпенем прямо по шейной артерии. Прелесть, мать вашу!"
Недоучка без зазрения совести попереворачивал пару трупов, оглядывая причины смерти оных. Чаще всего люди умерли самым естественным для людей путем - от рук других двуногих разумных существ. Однако попадались и странные особенности - следы от огромных пастей: гораздо больше чем у волка или медведя. Это было интересно.
Что делал тем временем мэтр Вильгефорц недоучка не знал. Он привык не задаваться этим нелепым вопросом - глава Капитула всегда знает, что он делает и делает то, что делать должен. Что касается Риенса... Риенс должен подчиняться.
Но вот был отдан приказ - остаются двое из боевых магов. Остальной отряд выдвигается в деревню - работа среди местного населения дает обычно две трети всей известной информации.
Недоучка брезгливо отряхнул руки и поднялся, бросая прощальный взор на труп бедолаги, осматриваемый секундами ранее. у кого же могли быть такие челюсти?

Деревенские поглядывали на магов с интересом. Не каждый день увидишь такое. В таверну заходить боялись. Мэтр Вильгефорц отправился прямиком к старосте, который, как оказалось, в последнее время был в запое. О чем они там говорили - тайна за семью печатями.
Что оставалось делать боевым магам? Ждать. Пусть, немного шумно, что не могли не заметить другие постояльцы.
Риенс ждал по-своему - найти общий язык с корчмарем оказалось весьма нетрудно: пара монет - и все тайны маленькой деревне в твоих руках.
- Так значит говоришь - прям так и сгорел?
- Вспыхнул как факел, милсдарь! Вот не сойти мне с места! А потом вспышка эта, мы ослепли на минуту, ей-бо, на минуту!
- Ну-ну, так уж и на минуту?
- Вот не сойти мне с места! А потом выскочили, парня этого и эльфку его на руки подняли...
- Какого парня?
Трактирщик запнулся, но понял, что уже сказал лишку. Отступать было некуда:
- Парень с эльфкой-чаровницей боролись с капелланом на улице. Да вы и сами можете их спросить, милсдарь. Я то что? Я человек маленький.
- Спрошу. Обязательно. В какой, говоришь, они комнате?
В синих холодных глазах отражалось пламя печи. Он спросит. Умеет спрашивать.

0

8

Пещеры в лесу

Снова капли – где-то там, далеко, не здесь.
Ведьмак вздохнул и пошевелился. От мыслей и размышлений хотелось разбить себе голову о камень пола.  Уже который час его собеседниками были лишь капли.
Но вот послышался шорох. Затем ещё и ещё один. Несомненно – шаги. Двух пар ног.
Их было двое – белоголовый никогда их ранее не видел, и, наверняка, видеть не очень то хотел.
- Геральт из Ривии. Великий готов принять тебя. Веди себя умно.
Раздался звон ключей. Скрип железа о железо в скважине. Ржаво взвыли петли решётки.
- Не делай глупостей.
Гвинблейд и не делал. Он внимательно посматривал на обнаженный меч, кончик которого маячил неподалеку от его груди.
Цепь, ослабла, осыпалась на пол, прощально прозвенев в тишине пещеры. А вот стальной обруч не покинул ноги.
- Вставай.
Его вывели, умело конвоируя и внимательно следя за движениями. Было понятно, что любая попытка к бегству приведет к гибели.
Внезапно, на плечо легла рука, а в спину уперся кончик стали.
- Стой и жди.

Лео Бонарт не знал, но его ждала та же самая процедура, что и Геральта. Такой же меч, приставленный к груди, такие же холодные и неторопливые движения. Пленника не бранили и не поторапливали.
- Следуй вперед.
Ногу охотника за головами также сжимал стальной продолговатый обруч.
Его вели иными коридорами – более сухими, освещенными, чтобы пленник не спотыкнулся и не расшиб себя лба.
Наконец, коридор резко повернул и явил картину, которая вряд ли обрадовала Кота.
- Стой.
Белоголовый с интересом поглядывал на картину.
Все было чертовски глупо и смешно, только вот смеяться не хотелось.
Звякнула тонкая цепь, намертво соединившая ноги пленников.
- Теперь вперед. И без глупостей.
- Смешно, не правда ли?
Ведьмак догадывался, что усатый не ответит. Впрочем, его дело - с мечом у спины особо не поболтаешь.

0

9

     Деревня Жданка, таверна «Сытый волк», одна из комнат на втором этаже

     - Могла бы уже привыкнуть, что я на тебя так смотрю,- несмотря ни на что, Гленард любил, когда утро начиналось с её улыбки, и не мог не ответить тем же.- А вовсе не на каких-то мух… Снова сон плохой?- он внимательно взглянул в синие глаза. То, как она жалась к нему недавно, будто чего-то боясь, от него не укрылось.- Я верю, что скоро их станет меньше.
     Услышав требовательное урчание у бока, которое тут же поддержал и его собственный желудок, он тихо фыркнул.
     - Пойду узнаю, что там с завтраком, пока тебя не съел,- Глен нехотя освободил руку из-под Фиёрн.- А ты просыпайся понемногу,- мимолётно коснувшись губами её носа, он выбрался из постели. Оставлять её одну было всё ещё немного тревожно, но скорее уже от его собственной недоверчивости, чем от изменившегося настроения местных. Да и знал, что она не любит переодеваться при нём.
     В коридоре он встретил Францеску. Вид у неё был не то чтобы недовольный, но и не сказать, что наоборот. Кажется, то, что хозяин «Сытого волка» постарался подыскать важной гостье комнату получше, мало помогло ей отдохнуть. Хотя, возможно, дело совсем не в том.
     - Похоже, вам спалось хуже, чем могло бы,- приветливо кивнув чародейке, заметил Гленард.- Я собираюсь вниз, может, вам что-нибудь нужно?
     Лекаря, к примеру. Цвет лица эльфки можно было даже назвать нездоровым. Впрочем, не исключено, что она просто давно не высыпалась.

0

10

Деревня Жданка, дом вдовы

Многое изменилось за эти несколько дней. Много, но далеко не всё. Например, Лия по прежнему оставалась в Ждани, по прежнему жила у приютившей её старушки и по прежнему была одна. Ни друзей, ни даже врагов. Всёх-то знакомых в деревне - Глен с женой, да ведьмак, если его можно отправить в эту же кучу.
И если он вообще есть в деревне, - промелькнуло в голове у девушки. - Никто не знает где теперь Геральт. И Глен, вон, беспокоится, и ему не ведомо.
Да и что Геральт, Геральт уж явно ничего не изменит в жизни Антилии, будь он хоть здесь, хоть где-то там. Равно как и Фиёрн с Гленом. У них своя жизнь, свои проблемы и своё счастье. Что, в принципе, правильно. Сама Лии ведь тоже не хотела отнимать чужую радость. Она не принесёт ничего того, на что так надеется девушка. Нужно искать свою, ту, что по плечу.
- Девка, подь сюда, подсоби! - донеслось со двора.
Антилия, чистящая в это время картошку обеду, от неожиданности уронила клубень и тот покатился по полу, куда-то в сторону печи. Догнав беглеца, менестрель поспешила к звавшей её хозяйке, а то рассердится ещё, чего доброго, погонит на улицу, что тогда делать-то?
- Сбегай, в харчевню нашу, в волка-то. Передать хозяину надо кой-чего. Попросишь ещё зараз... - старуха наговаривала Антилии всё больше и больше и больше того, что следовало разузнать да вызнать в харчевне, что следовало передать хозяину и что следовало попросить у того, взамен на гуся.
- Да-да, деточка, только в харчевне, вот и не достать нигде у нас больше... - бубнела хозяйка дома, прикрывая за Лией калиточку.

Отредактировано Антилия (2012-03-04 18:31:38)

+1

11

Деревня Жданка, таверна «Сытый волк», одна из комнат на втором этаже

Ольха потянулась, и, наконец, выбралась из кровати.  Как обычно вещи пришлось искать не там где тем положено лежать. В какой-то степени виной этому была неряшливость Фэй, а в какой-то… В общем  в определённые моменты… Они, вещи, разлетались сами по себе. Наверное, это и есть – неумение контролировать Силу, которое по идее скоро разрешится, но… Фиёрн от того легче не было. А Глену было смешно. Не открыто, конечно, но девушка чувствовала, что её то и дело краснеющие щёки  забавляют оборотня. Ну и пусть. Повторила себе, снимая платье, зацепившееся за криво исполненную лубочную картинку, что висела на стене другой стороны комнаты.
И всё же…
  Затянув узелок на груди, эльфка расправила наряд. И поглядела в окно. За последние трое суток деревня заметно ожила. Не только благодаря исчезновению напасти, но и… Благодаря пришлым. А пришлых было немало. И не только маги. Вообще происходящее сильно напоминало поле брани, на которое слетается вороньё. Уж слишком пахло… Застарелой смертью. И злом. Это были, конечно, только сравнения, рождённые в девичьей голове, привыкшей выдавать замысловатые цветные ниточки для сказок. Но сравнения настолько… Для Фэй точные, что она не сомневалась в своей правоте. А тут ещё эти сны… В любом случае стоит рассказать о том госпоже Францеске. Глен мог только стараться успокоить. Успокаивал, конечно, но при том начинал волноваться сам. За свою Фею. А Фея не хотела быть обузой даже морально. Пусть лучше не знает… Или только догадывается. Когда она станет  чавовательницей, не даст более повода для беспокойств. И так… Готов умереть за неё. А Ольхе нужно чтобы он был жив. И улыбался. Её румянцу, в том числе.
  Провидица вздохнула, бросив последний взгляд на зеркало, и откинула тяжёлую гриву золотых волос за спину. Снова неубранных. Ну и пусть смотрят. Ей косы надоели. До новой дороги, так точно.
-  А стану магессой  –  вообще не стану заплетать. – Решила для себя девушка.

Отредактировано Ольха (2012-03-05 23:20:39)

0

12

Пещеры в лесу

Бонарт внимательно оглядывался, пытался уловить детали. Мелочи! Они так важны в совокупности. И словно бы само окружение было против него: ничего такого, что могло бы дать намек на местонахождение. Любая пещера, любая страна, и безликие людишки. Но пока живешь, точно знаешь, что рано или поздно это кончится, и ты увидишь нечто иное. Когда появилось нечто иное, наемник заскрипел зубами. Сам он точно бы не описал картину на лице: выпученные глаза, намертво защемленные желваки. Вот до Геральта остается три шага. Лео ясно видел, как на втором шаге о удобно спотыкается, выбивает землю из под ног конвоира и успевает вырвать ему зубами кадык. Или ведьмаку? Оба не жильцы, при любом раскладе. И не было спотыкания, и не было смерти. Зато был глухой щелчок, соединивший ноги врагов. 
- Смешно, не правда ли? - голос беловолосого эхом прокатился по залу.
Бонарт не ответил. Только внимательно огляделся, вовсе не выказывая какой-либо интерес к волку. Сейчас прибудет "Он" и вот "его"весьма интересно лицезреть. Нога наемника как будто случайно дернулась, проверяя оковы на прочность. Цепь насмешливо звякнула в ответ.

Отредактировано Лео Бонарт (2012-03-06 08:02:53)

0

13

Эльфка едва не шарахнулась в сторону, настолько неожиданно было появление Гленарда. Хотя не его ли она заказывала? Можно было бы и поблагодарить мироздание за проворность и точность выполнения бредовых пожеланий, однако все силы уходили на то, чтобы выглядеть более-менее бодро. Хотя бы выглядеть. Или казаться.
- И вам доброго утра, - чародейка спокойно поприветствовала мужчину, на всякий случай придерживая дверь, чтобы та не вздумала ненароком захлопнуться. Как уже успела заметить Францеска, дверь в ее комнату закрывалась на совесть, так, что не вдруг и откроешь. Может, дерево просто разбухло и не желало просто так вписываться в дверную коробку, может, где-то так удачно "сыграл" пол харчевни, но факт оставался фактом - плясать у внезапно захлопнувшейся двери не в самом приглядном виде магичке хотелось ровно столько же, сколько хотелось бы юной невесте его величества Фольтеста обнаружить в супружеской спальне вдребезги пьяного конюха.
- Признаться, я все это время думала, что вы уехали, - эльфка повела плечом. - Более того, я была уверена, что вы уехали. Судя по тому, что слышно на белом свете и в его окрестностях, здесь происходили вещи... хм... весьма странные. И, принимая во внимание особенность вашей супруги... Неужели вам не страшно? - зеленые глаза, ставшие еще больше и темнее на осунувшемся лице, остановились на Глене.
Я могу заглянуть в твое нутро прямо сейчас, и ты даже не почувствуешь. Несмотря на то, что я тебе обещала этого не делать. Без необходимости. Однако эльфья чародейка предпочитала верить информации, добытой по старинке - исключительно изустной. А вот проверить ее подлинность не составит особого труда. Ложь смердит, что твоя двухнедельная портянка.
- Впрочем, решать вам. Лекарь мне не то чтобы совсем не нужен, но... Лучше я спущусь с вами вниз. Если вы не возражаете, конечно, - Францеска юркнула за дверь и почти тут же вернулась, но уже в неизменном черном шелковом платье, на ходу прибирая волосы. Не дожидаясь ответа, эльфка направилась к лестнице, ведущей вниз.

+1

14

     Деревня Жданка, таверна «Сытый волк», зал

     Глен слегка нахмурился, покосившись на чародейку. Она, вряд ли сама того желая, наступила на одну из его «любимых мозолей». Разумеется, он не мог не бояться за Фиёрн, особенно учитывая её балладные представления о храбрости. А вот о том, кто эту балладную храбрость должен проявлять в минуту опасности, они у неё были если и балладные, то перевёрнутые вверх тормашками.
     - Не сказал бы,- сдержанно ответил Гленард, поводя плечом.- Здесь пропал человек, которому я обязан жизнью, и не раз, и я надеюсь выяснить, что с ним случилось. Конечно, я бы хотел сначала спрятать её где-нибудь подальше отсюда, но не знаю, где именно… К тому же если я так поступлю, она сбежит,- последнюю фразу он произнёс куда тише, коротко взглянув на дверь. Но не потому, что опасался, что Ольха услышит - она и так знала его отношение к некоторым её взглядам - а потому, что это уже Францески, в общем-то, не касалось. Распинаться перед кем бы то ни было о том, как тяжелы бывают семейные отношения, тем более не так давно начавшиеся, он не собирался. То, что она угадала его мысли о лекаре, заставило бросить на чародейку подозрительный взгляд. Впрочем, она не давала причин не верить ей, а потому Глен предпочёл остановиться именно на варианте угадывания. Кивнув, показывая, что ничего не имеет против того, чтобы Францеска тоже спустилась вниз, он неторопливо направился к лестнице, догадываясь, что едва ли она думает появиться внизу как есть, в халате. Но тратить часы на туалет она тоже, как выяснилось, не собиралась, а потому вскоре догнала его.
     «Чёрт возьми, сколько их здесь»,- Гленард на долю секунды замер у подножия лестницы, увидев, насколько заполнен народом зал и что это за народ. Угадать в собравшихся здесь магов было просто. Фиёрн ни в коем случае нельзя спускаться сюда. Даже она вряд ли станет спорить с тем, что лучше быть голодной, чем мёртвой. Или чёрт знает в чьих лапах.

+1

15

Жданка, таверна

Маги молча сидеть не могли - несмотря на подготовку и строгую дисциплину, оставшись без предводителя хотели кутить и буянить.
Риенс кутить и буянить не хотел, не смотря на такую же принадлежность к магии в целом. Он хорошо знал и помнил, что может мэтр Вильгефорц в гневе ( и не только в гневе).
- Да наверху их найдете, милсдарь! Там всего пара комнат - одну занимает госпожа...
Трактирщик замер, смотря куда-то за спину недоучке. Риенс повернул голову, дабы встретится взглядом с молодым человеком, весьма приятной, как было очевидно, наружности.
Недоучка никогда дураком не был. Существование у главы Капитула так и вовсе научило его смекать с полужеста, с полуслова.
"Ага... таинственный парень... а где эльфка?"
А эльфка имелась рядом - очень красивая. Гораздо красивее парня - в этом Риенс мог бы поспорить. А еще он знал её лицо и знал, кто она такая, хоть эльфка не могла знать Риенса. Как недоучка может не узнать Францеску Финдабаир, могущественную чародейку и знакомую мэтра Вильгефорца?
Недоучка остался безучастен - не стоит лезть в пасть к такому волку. Зато безучастным не остался один из магов отряда - опытный воин, Арнавальд из Новиграда приложил руку к груди, склоняя шею в уважительном поклоне:
- Госпожа Францеска...
На парня пока никто кроме Риенса не обратил внимания. Пока.

0

16

Жданка, таверна, второй этаж

  Прошагав крестом по всей комнате, на шестом заходе поняла – ждать больше не хочет. Стало просто скучно. И хотелось есть. Но прежде всего – скучно. Вроде бы выходить ей не запрещено, хотя за эти дни она заметила, что Глен старался не отпускать её одну без нужды куда-либо. По правде говоря, хотелось объяснить, что опека нужна малым детям, никак не самостоятельным взрослым почти магам. В то, что у неё есть шанс им стать и не сойти с ума от видений, Фэй верила. Вот как бы до оборотня тоже донести…
Дверь тихонько скрипнула и эльфка воровато выглянула. Благодаря тому, что со второго этажа можно было видеть зал, опёршись о грубо вытесанные перила, нужда спускаться вниз отпадала. Уж слишком там тесно, да и свободных мест не было. Почти. Наверняка половой после всего сделает пристройку – будет на что.  Отсюда было не видно Глена, хотя, казалось, он должен был уже быть у стойки.  Тем временем, мужчина стоявший неподалёку приветственно приложил руку к груди, глядя туда, откуда пару мгновений назад показался искомый затылок. И ещё один – женский. Даже отсюда Францеску нельзя было спутать с кем-то иным. Одна только плывущая походка чего стоила… Ольха с лёгкой завистью, подумала, насколько она сама блёкло выглядит рядом с чародейкой. Наверное… Но ходит она может так же! Вот. И лёгкая пыльца косметики не помешает… И платье, за которое Шевру бы цирк пришлось заложить, реши он вдруг одарить какую из своих артисток таким же… Впрочем, платье – дело наживное. Да.
Взгляд эльфки случайно упал на тяжёлую люстру о девять сальных свечей – наполовину прогоревших и пока спасённых от жара беспокойных лепестков огня. Между двумя цепями, которыми она крепилась к потолку, скудные лучики пропускаемые окном из натянутого пузыря, выхватывали серебряные нити толстой паутины. Тёмное пятно, полноправных господин страшного плетения, казалось, завис в воздухе – полумрак укрывал ловушку от глаз как людей, так, возможно и неосторожных мотыльков…
Провидица сморгнула, и внутренне передернувшись, отвернулась. Точнее начала было…

   Тени создавали причудливый узор на переломах неровного зева туннеля. Огонь еле ворочался в гнёздах факелов, будто даже его  горячим языкам было, не справится с густой, как кисель, мглой, залёгшей в каждой щербинке, куда не попадал свет. Тихие шаги вторили неясному танцу пламени. Хотя хозяевам оно было вовсе не нужно. Вскоре – и гости обойдутся без него. Осталось ведь всего пара ударов сердца и… Он будет так доволен результатом. А коли, доволен Он, то и они будут горды.
Скоро-скоро…

Узкие  кисти судорожно вцепились в перила, занозя пальцы. Сквозь плотно сжатые веки пробивался солнечный свет. Солнечный… И вновь своё тело, своё сердце… Не чужое торжество. Точно такое, как тогда. Во время Пира. Канарейка медленно выдохнула, запоздало, соображая, что чудом не упала вниз.  Отодрав сведённые судорогой руки от дерева, спиной нашла дверь и почти ввалилась в комнату. Удивительно, что полу сесть полу упасть умудрилась на кровать, а не пол.

Отредактировано Ольха (2012-03-09 22:32:47)

0

17

Лес близ Жданки

Голубые глаза глядели на человеческое поселение тревожно. В окрестностях Ждани пахло не хорошо: пахло смертью, пахло кровью, пахло страхом. И пахло магией. Здесь что-то происходило.
Около часа назад был уплачен постой и корм для подуставшего вороного коня, которого хозяйка оставила у единственной, казалось, таверны в этой заваленной трупами глуши. Сейчас в статном поджаром коне было трудно узнать полуоблезлую худую скотину с проблемными копытами, не знавшими подков, и торчащими, обтянутыми кожей, костями. Два года прошло с того дня, когда Вириена подобрала зверя на рынке за медную мелочь. Вероятно, пленивший ее чародей, ныне являвшийся как бы хозяином, догадывался зачем, зная что конь в своем уме не повезет оборотня, волка, своего природного врага, внушавшего ужас. Удивительно, как же меняется все, стоит только сменить хозяина. Сейчас, в добротно одетой самодостаточной женщине было трудно узнать беглую одержимую внутренними демонами дочку охотника. Это не говоря уже о внутренних качествах.
Оставив лошадь с людьми, оборотень отправилась в лес. Возможно и стоило бы зайти в таверну для начала, да расспросить поподробнее, но ей кое-что и так было понятно. Особливо то, что ни до чего из того зачем приехала она уже, скорее всего, не докопается, если оно никак не связано с происходящим. Значит, стоило проверить не связано ли происходящее с тем, что она ищет. Безмолвный лес так и манил Волчицу к себе. Он интриговал. И, как только Вириена попала туда, ее интерес только усилися. Такого страшного леса волчица еще не видела, здесь явно что-то было не так. Умирали люди, говорили о явно спланированных нападениях каких-то тварей, насколько она могла судить из местного трепа… В голове у оборотня роилось много мыслей, но никто не смог бы дать ей ответа лучше, чем этот страшный лес. Запахи, следы, трупы… оборотень тщательно осматривала все, что могло помочь хоть немножечко понять происходящее. Вероятно, она уцепилась за какой-то след, со смутными мыслями поглядев на оставшуюся позади деревню, и окончательно скрылась в лесу. Боялась что зря она туда пошла одна, но отступаться уже было поздно. Возможно, эти загадочные местные страховидлы скажут ей больше, чем люди. А, может, и не эти. Другие. Но лес будто вымер… Под ногами хрустнула кость, вспугнув с веток парочку ворон.

0

18

мастерский

Их толкнули - грубо, в спину, заставляя идти вперед.
Бежать теперь смысла не было - скованные одной цепью, они были связаны каждый со своим врагом. Если бы у них было время, если бы была возможность - они бы побежали, действовали сообща, свернули бы шею страже, разрубили цепь и... что будет далее - загадка. Наверняка, они выгрызут друг другу кадыки.
Увы и ах, загадку решить не удалось - коридор вывел их в освещенную факелами, заполненную людом, просторную залу.
Свет ослепил – ослепил даже мутанта. Зрачки просто-напросто не успели сузиться вовремя, и яркое свечение резью в глазах выбило слезы. Ведьмак стряхнул выступившие на ресницы капельки, за что был удостоен нового тычка.
Зрение наконец вернулось – их грубо выволокли на центр.
Так много лиц. На удивление спокойных, разных, но тем не менее – похожих.
Геральт не понимал, чем именно, но что-то было в них одинаковым, одним на всёх.
И тут загудели, зашептались – толпа с интересом поглядывала на дальний от них коридор.
Он вышел. Ни стар, ни молод, запахнутый в тяжелый зелёный плащ, ступал Он гордо и величаво, не смотря по сторонам. По левую руку от него шествовал высокий темноволосый  мужчина во всём чёрном. Справа – Алина. Её белоголовый теперь бы узнал и из тысячи других.
«Откуда появился этот высокий трон? Почему все отводят взор, стараясь не смотреть этому человеку в глаза? Что в нём необычного? Или не в нем? В странном посохе со змеем пожирающим самого себя?»
Спутники застыли подобно изваяниям. Он лицезрел гостей.
- Так вот как бывает.
Голос не был неприятным, и все же его нельзя было назвать голосом красивым. Он был бесцветным. Бесплотным.
- Враги, скованные цепью… Знали бы вы, что та цепь, что держит вас сейчас ничто по сравнению с той, что связывает вас сквозь года! Безумцы! Вы хотите убить друг друга, но сами погибнете от той цепи. О, мир, жестокий мир… Но мы исправим это. Я исправлю.
Взгляд мудрых зеленых глаз скользил то по одному лицу, то по другому. Наконец, он остановился на усатом.
- Лео Бонарт! Ты убийца, чьи руки по локоть в крови. Ты человек, который  убивает без зазрения совести. Ты тот, кто голыми руками готов задушить друга, лишь за его голову пообещают чуть больше, чем тебе нужно. Скажи мне, бездушный, хотел бы ты освободиться? Спастись от Смерти раз и навсегда? Готов ли ты изменить свою судьбу, сделать шаг в неизвестность, играя с самой Костлявой?
В зале повисла тишина. Всё замерло и ожидало ответа.

А в лесу тем временем стало неспокойно – подул холодный ветер, пронизывающий до костей, в воздухе повисло чувство тревоги и опасности. Первыми это ощутили все обитатели леса – стая воронов взметнулась в небеса, сварливо кляня погоду. Почуяли это и чародеи, оставшиеся на поле у останков двух мертвых отрядов. Почуяли, но с места не тронулись – приказа не было, а приказ – главное в их деле. Оставшийся за старшего маг лишь мысленно связался с Арнавальдом из Новиграда, дабы уточнить, что они живы и целы. Что же еще требовалось от магов?
Тучи, тучи вновь сгущались над Жданью. Назревало. Обещало.
Риенс, внимательно приглядывавшийся к парню в таверне, неожиданно захотел оказаться далеко-далеко от сюда. Похожее желание ощутили абсолютно всё чародеи и наделенные даром – желание слабое, неосознанное, но настырное и явное. Бежать.

0

19

Лес близ Жданки

Происходящее все больше напоминало сказку. Сказку страшную, мрачную.
Хлопанье вороньих крыльев заставило Волчицу замереть и прислушаться, втягивая воздух ноздрями. Все ее существо напряглось, пробуждая каждый рецептор, впитывая любую поступающую внешнюю информацию. Подуло холодом, пронизывающим до костей, который заставил девушку вздрогнуть в след за пробежавшей по коже волной мурашек. Внезапно стало темнеть. Ясное небо подернулось облаками, опускающимися ниже, за считанные мгновения превращающимися в темные тучи.
Вириена инстинктивно тронула лук, вытаскивая одну из стрел. Осмотрелась внимательнее, будучи все менее похожей на человека. Ничего.
В эти минуты в помыслы серой Волчицы закрались сомнения. Нет, она не была труслива и не привыкла бежать, но и геройство не было ее чертой. Безумного, безоглядного геройства следовало бы избегать. Особенно той, кто и при собратьях никакими особыми силами не сверкал.
Ей в одно мгновение стало ясно что здесь замешана какая-то зловещая магия.
Ей ли в это все впутываться? Вероятно, она даже нашла что искала.
Это ли искал ее пленитель? Или она сбилась со следа, самонадеянно решив что поймет все, как только попадет сюда? Гордыня… самоуверенность и гордыня – грехи гораздо тяжелее любопытства. Стоило ли поворачивать назад, когда внезапно так захотелось это сделать?… Шаг дальше показался вдруг самоубийственным, разгоняя прежнюю уверенность, пусть даже рядом не было никого. Это «никого» пугало еще больше. Здесь, казалось, не было и чудовищ. Даже вороны покинули это место, оставляя совершенно безжизненным мрачный лес.
Так хотелось оказаться подальше отсюда… И ее ведь никто не держал, кроме собственного интереса. Можно ли было поступиться любопытством в угоду благоразумию? Можно ли было оставить все как есть? А почему нет? Это, ведь, даже не ее цель.

0

20

    Деревня Жданка, таверна «Сытый волк», зал

     Глен покосился на Францеску, стараясь без слов и даже без мыслей спросить, что ему делать дальше. Точнее, им с Фиёрн. Вряд ли её похвалят за Исток, скрытый от Капитула. Оставалось надеяться, что Фея всё ещё разыскивает свои вещи в беспорядке, который они - она и её дар - совместными усилиями устроили в комнате. Внезапно убегать наверх сразу же после того, как спускаться, выглядело бы странным. Не то чтобы за ним кто-то пристально наблюдал… Хотя было исключение. Гленард встретил взгляд этого странного - хотя не страннее прочих собравшихся, не считая более тихого поведения - человека, точнее мага, спокойно. Он не знал его и даже не видел раньше, а потому не мог представить причину такого внимания к себе. Разве что Францеска. Вряд ли она раньше демонстрировала… коллегам привычку гулять в компании простолюдинов. На бездомного оборванца Глен был не похож, но и на какого-никакого мага или сколько-нибудь влиятельного человека тоже едва ли, несмотря на «некметские» черты лица.
     Услышав, как чародейку почтительно поприветствовал некто из собравшихся, он снова перевёл взгляд на неё. Ко всему прочему, не исключено, что этот маг хочет сказать ещё что-то, не предназначенное для посторонних ушей.

0

21

Деревня Жданка, таверна «Сытый волк», зал

Работа бывает разная - любимая... и на службе у главы Капитула Чародеев. Риенс вероятно всего был исключением из правил - своим положением он был доволен. Относительно, конечно же, но доволен. Могло было бы быть хуже. Гораздо хуже.
Странный парень рядом с Францеской Финдабаир, как показалось недоучке, его заметил. А стал быть, скрываться пропадал всякий смысл - тем более, тут Риенс был официально.
Уже собравшись подняться и подойти к незнакомцу, наймит ощутил внезапную слабость и состояние усталости. Вместе с ним пришло чувство тревоги и страха - хотелось бежать. Бежать как можно дальше.
Ощущение пропало также, как и появилось - Риенс встряхнул головой, словно сбрасывая мусор с головы.
"И что это было?"
А это что-то было не только с ним одним - все маги, включая милсдарыню Францеску выглядели... бледновато.
"Странное местечко. Эх, мэтр Вильгефорц, что тут будет в этот раз?"
Недоучка был малым настырным - он всё же встал и отправился к спутнику Финдабаир.
Подхватив того под локоток и чуть дернув в сторону, Риенс изобразил самое добродушное выражение, на которое был способен.
- Приветствую вас, милсдарь. Меня зовут Риенс, впрочем, имя вам мое совершенно без надобности. - Нотки в голосе прям так и источали мёд и сладость. - Уделите пару мгновений? Спасибо. Видите ли, нам нужно поговорить: мне, вам и вашей... спутнице. Нет, не госпоже Францеске. Меня можете не боятся - вреда ни вам, ни ей я не причиню.
Риенс не врал - он действительно плохого этому парню и его эльфке не сделает. Он был честным. Почти.

0

22

Деревня Жданка, таверна «Сытый волк», зал

Жизнь всё-таки хороша. Особенно когда ты являешься действующим главой чародейского капитула.
Вильгефорц наслаждался подобными операциями, упиваясь собственной жестокостью и стенаниями врагов. Ну, как врагов - в большинстве случаев занимающиеся некромантией были либо ученики каких-то колдунов-отступников, которым не терпелось узнать запретные тайны магического ремесла, либо неосторожные исследователи, которые уходили в отдалённые от людей места, дабы никому не повредить своими экспериментами.
Они врядли ставили своей целью уничтожение всего магического сообщества, захват государств или порабощение половых меньшинств в отдельно взятом квартале Вызимы.
Да, они были просто неосторожны. И чародей уничтожал их с удовольствием, глядя на пресмыкающихся некромантов и слушая хруст сминаемых костей под своим сапогом. Да, тот самый приятный звук очередной победы.
Но это лишь часть. Бывали также некроманты матёрые, озлобленные и осторожные. Таких обычно удавалось убивать громко - гораздо веселее и сложнее, но результат стоил того. Ведь обычно в их логовах находились какие-то результаты нечестивых экспериментов, которые помогали Братству не застаиваться на тривиальных открытиях и изобретениях, а двигаться дальше. Такова неприглядная правда - запрещённые ветви магии давали гораздо больше знаний и могущества, нежели официально разрешенные. И наградой за магический прогресс всегда служила смерть.
Нынешнее дело не было рядовой зачисткой. На кону стояло нечто большее, нежели какие-то артефакты.
Допрос старосты не принёс каких-либо заметных результатов. Разве что Вильгефорц окончательно убедился, что прогнило что-то в этих местах.
Но потом пришло очень мерзкое ощущение - чужеродного страха. Но в чародее это вмешательство разбудило только ненависть и гнев - он стиснул зубы и быстрым шагом двинулся в таверну.
- Окружить здание. Никого не впускать и не выпускать. - был дан короткий приказ боевым магам, которые находились в зале. Хрипловатый голос звучал злобно. Даже более, чем обычно.
Криво ухмыльнувшись, чародей оглядел присутствующих пронзительным взором, мигом найдя место, где находились Риенс, Францеска и еще один человек неизвестной национальности.
- Хм, какое милое собрание, - взгляд чародей остановился на Энид ан Глеанне, - Милсдарь Риенс, а вы не в курсе, что в этом неоднозначном месте делает госпожа Францеска? И без моего ведома? И без охраны? И прямо во время проведения зачистки?
Хотя вопросы были заданы Риенсу, было очевидно, что Вильгефорц хотел услышать ответ от эльфки. Атмосфера рядом с главой капитула ощутимо накалялась.

0

23

Головокружение, почти отступившее, сменилось необъяснимой паникой. Будто в этот миг  случится страшное, непоправимое… Самое противное – она не знала что. Если видения давали хоть толику знания, то сейчас… Ольха обхватила ладонями виски, и с силой сжала. Не помогло, но противная тяжесть внизу живота и тянущая то ли щекотка, то ли боль в пояснице исчезли. На время… Оставаться, в ставшей тесной и душной, комнате было не в моготу.  Эльфка медленно, но верно, направилась к выходу. Нетвёрдой рукой отворила дверь и вышла наружу. Вольнее дышать не стало. Отыскав в толпе Глена, поспешила спуститься. Каждый следующий шаг становился твёрже.
-  Гл...  –   не дойдя, заметила, что помимо Францески, теперь рядом с оборотнем ещё один… Собеседник? Она успела уловить только последний обрывок фразы. И, кажется, говорилось о… Хотя может не о ней, а магессе.  Фиёрн до сих пор не верила, что её дар может хоть что-то значить. И быть ценным кому-либо. Всю жизнь неприкаянная артистка, не думала ценить свою жизнь чуть более гроша. Тем не менее, девушка подошла, легонько тронув лукаря за плечо. –  Глен? Госпож…  -  Успела только приветственно склонить голову Францеске, но не завершить фразу. Что уж говорить о том, чтобы узнать им и намерения третьего. Люди  странно притихли, когда в холл вошел высокий мужчина с чёрными, как смоль, волосами и такими же глазами. Глубокими, как зев пещеры… Той самой…
Фэй внутренне  вздрогнула, но взгляда не отвела. Не потому что хотела оскорбить вошедшего, нет, просто… Она никогда не отводила первой. Всегда казалось чем-то неправильным. Дурное упрямство, но это немногое чем, порой,  Канарейка даже гордилась.

Отредактировано Ольха (2012-03-15 00:20:02)

0

24

Началось в деревне утро, тоскливо подумала чародейка. Едва успела зыркнуть многозначительно на Глена с Фиёрн, дескать, лучше бы вам помолчать. Тем более что его вездесущее великолепие мэтр роггевенец явно не просто так сюда пришел. Еще и вопросами завалил, прямо с порога. Неприлично, право.
- Как, однако же, странно, - елейным голоском заметила Францеска, - где бы я ни оказалась, всюду доведется повстречать вас, - эльфка даже присела в неглубоком реверансе. - Впрочем, меня тоже весьма интересует, что могло привести вас сюда. И о какой такой "зачистке" идет речь. Впрочем, как бы то ни было, я неизменно рада вас видеть.
Потому, что с вашим приходом, как правило, начинается нечто интересное. Вы таскаете приключения в кармане, надо полагать, и раздаете всем желающим. Или не желающим. Что вероятнее всего.
А еще не помешало бы взять в охапку обоих искателей неприятностей, стрелка и его очаровательную, восхитительную, всячески замечательную супругу и вытолкать вон, с непременной установкой собирать манатки и драпать через задний двор, желательно поскорее и подальше. Причем это нужно было сделать сразу, как только обнаружилось, что они еще не успели удрать. Теперь же, когда от девочки так и несет магией, ею точно заинтересуются и отправят девицу куда-нибудь в подземелья Гарштанга, на опыты.
- Что же касается вашего ведома... - Францеска говорила осторожно, словно ступая на едва схватившийся лед. - Итак, что же касается вашего ведома... не кажется ли вам этот вопрос определенно лишним? Тем более что вы, помнится, сами не требовали от меня отчета о каждом шаге.
И не станете требовать.

+1

25

     Деревня Жданка, таверна «Сытый волк», зал

     Тихо унести ноги, прихватив жену, Гленард не успел. Произошло сразу несколько быстро сменяющих друг друга событий. Некто, до того молча рассматривающий его, решил всё-таки подойти и познакомиться, причём сделал это довольно-таки… настойчиво. Глен кисельной барышней не был, но пиявок не любил. Да и приторный тон не располагал его к собеседникам, скорее наоборот. Но своей неприязни он не показал, если, конечно, не относить к этому неторопливое высвобождение локтя из хватки Риенса. Действительно, незнакомое имя. Но выяснить, что ему нужно, а это было особенно важно, учитывая, что касалось Ольхи, не удалось.
     - Окружить здание. Никого не впускать и не выпускать.
     «Какого?..»- Гленард, удивлённо перевёл взгляд к двери. Это смахивало на ловлю преступника. Тот, кто отдал приказ, а теперь обратился к Францеске так, будто она была не известной даже кметам чародейкой, а каким-то бестолковым подмастерьем, не имеющим к тому же права шаг ступить без его ведома… Словом, странный он был. Держал себя как властитель мира, не меньше. Но властителем мира он не был, иначе Глен бы наверняка узнал его, как тот же трактирщик, к примеру. Своё удивление высокомерием и бесцеремонностью некоторых личностей он оставил при себе. Не время. Перехватив взгляд чародейки, с почтением ответившей этому явно далеко не последнему среди магов, он утвердился во мнении, что влип по самые уши. А там, где ему по уши, Фиёрн выше головы...
     Услышав её голос, Гленард мысленно чертыхнулся. Это был первый случай в его жизни, когда он был совсем не рад видеть Фею. Но её вины в том не было. Не исключено, что у него разыгралась паранойя, но то, что она не желала признавать свою ценность, этой ценности не умаляло, скорее наоборот. Он снова взглянул на черноволосого чародея, пока что занятого Францеской, инстинктивно делая крошечный шаг в сторону, будто его тело могло стать препятствием к замечанию Ольхи. Глен не был магом, чтобы знать точно, каким образом они отличают друг друга, но, объясняя отсутствие удивления насчёт его проклятия, дриады говорили, что от него совсем немного, но пахнет магией. А если пахнет даже от него, что говорить об Истоке…
     Нет, «по уши» - определённо слабо сказано.

0

26

Деревня Жданка, таверна «Сытый волк», зал

Маг нервно повёл плечом. Местечко это явно было не простое, это подтверждал чуть ли не каждый его шаг здесь. Определённо здесь требовалась тяжелая магическая артиллерия, которую он и представлял. Каждый из здесь присутствующих создавал не слабый магический фон, который нельзя было не заметить.
Да, однозначно, исследователь типа Террановы здесь бы не справился.
- Вы не можете не знать, о какой такой зачистке идёт речь, - Вильгефорц пристально смотрел магичке в глаза, - Это официальная операция Братства, во время которой уничтожаются все, повторюсь, все маги и магические существа в той области, где было замечено использование ритуалов некромантии, или заклинаний некромантии, или экспериментов по изучению некромантии, или использование любых запрещённых магических предметов, приравнивающееся к использованию некромантии.
И мне крайне интересно было бы узнать, какого дьявола вы делаете здесь, где было замечено применение запрещенных чар, именно в этот момент, когда идёт зачистка.

Снова оглядев Глена и Ольху, Вильгефорц добавил, чуть сбавив тон:
- ...да и присутствие здесь человека с проклятием и молодого истока... несколько подозрительно. Это определенно заинтересует Совет.
Любопытство удерживало мага на месте. В конце концов - эльфка действительно могла быть тем самым некромантом, что вызвал всплеск потоков энергии. Но в таком случае... придётся тяжело. В Братстве были подобные прецеденты, когда члены Совета или Капитула оказывались уличены в некромантии. Тогда развитие событий шло по двум сценариям: либо кровавая расправа с неизменными потерями среди личного состава боевых магов, либо долгие поиски, сопровождающиеся противостоянием на всех политических фронтах, и, в конце, кровавая расправа с неизменными потерями среди личного состава.
Что сейчас будет говорить Францеска - решит исход ситуации. Возможно, есть и третий вариант. Признаться, глава Капитула рассчитывал именно на него.
И только поэтому медлил с тем, чтобы выйти из здания и отдать приказ боевым магам сровнять таверну с землей.

0

27

Пещеры в лесу

Бонарт поморщился от света хлынувшего в глаза. Время, проведенное во мраке, не проходит даром. Еще несколько месяцев- и ты уже ненавидишь солнце за его силу. Не сможешь перенести ослепляющих лучей. Наемник поморщился второй раз. Теперь из-за безликого люда в зале. А еще раз Лео скривился из-за речи вошедшего. Он. Ничто. Можно бы подумать, что это некий чародей, свихнувшийся от скуки. Чертовщина! Может ли Хувенагель знать его? Схожий почерк и, возможно, общий "бизнес", как родственничек это называл. Бонарт взглянул на Геральта. Что им устроят? Поединок?
-Идолопоклонники? Мракобесы? Кого ты ведешь за собой, человек? И кто ты сам? Ты думаешь, мы тут - двое пленников пострашнее прочих зверей - боимся смерти? Так покажи ее. А мы посмотрим.
Голос Лео ужасал. Своим спокойствием и безразличием.

0

28

Деревня Жданка, таверна «Сытый волк», зал

  На улице громко забрехала собака. Упитанная, от трактирных объедков, муха, устав кружить по залу, села на край тарелки с остывшей картошкой. Заказавший его мужчина, грузный, но крепкий, казалось, не обратил на это внимания. Взгляд его то падал  на высокого чародея, то на окно – слишком узкое, чтобы можно было вылезть. Даже завсегдатай Волка Редай, понял, что над таверной вновь сгущаются тучи. Да потемнее тех, что были три дня назад, когда чуть было ведьму не сожгли…
  Ольха оказалась не глупее кмета. Потому поняла, что не смысла что-либо сейчас делать, несмотря на возвращающуюся панику. Бежать? Не только гадко, но и… Бесполезно. Достаточно посмотреть в эти глаза. Кто он? Король? Нет. Но ведёт себя именно так. Маг? Определённо, но из тех, кто едва ли может снискать  любовь народа сердечной теплотой. Сильный? Этого ей не ведомо, но… То что с ним считаются очевидно. Хотя в ответе Францески ясно скользнули змейки иронии. В который раз юная эльфка захотела хоть чуток стать... Такой.
  - Господин,  госпожа Францеска прибыла сюда совсем недавно и никак не могла причинить беду. – Глупая, глупая девочка-исток подняла бы голову. Обвинения, пусть полностью их суть Фэй познать не могла, были несправедливы. – А Пир не ворожба существ плотей и крови. Потому, что я видела глазами тех,  кто это устроил. И это не люди. И не эльфы. И они вернутся. – Увы и ах, глупые-глупые слова не сорвались с языка. Примёрзли. Сейчас, Канарейка уверена, что её ответ сделает лучше. Не единожды именно её вмешательство усугубляло и без того плохое положение. И тогда, едва не погиб Глен. А сейчас на кону уже три жизни. Если не вся деревня. Страшное случилось. И это не свора.
Пока – не свора.

Отредактировано Ольха (2012-03-16 00:57:33)

0

29

Деревня Жданка, таверна «Сытый волк», зал

Показалось, что в таверну ворвался ураган, сметающий все на своей пути. Ужас, перед которым все пали ниц и дрожали в несчастной попытки жить. Риенс восхищенно наблюдал за тем, кто избрал его своим учеником.
Мэтр Вильгефорц - сильный, властный, размышляющий быстро и с трезвой головой.
Видимо, именно это заставило недоучку онеметь на пару мгновений. Но Риенс быстро взял себя в руки:
- Мэтр, я не могу знать того, почему здесь оказалась мэтресса Францеска. Но у меня есть сведения. Весьма важные сведения: люди болтают о своре. О беловолосом ведьмаке, который взялся их убить. А еще, якобы сворой и само проклятие наложил капеллан Вечного Огня, некто Вольг Азлев...
И недоучка замолчал, понимая, какую чепуху он несёт. За такое по головке не погладят. Ох, не погладят. Рука инстинктивно нащупала кинжал - парень, с которым шпион так и не успел поговорить, может представлять опасность. Мало ли...

0

30

Пещеры в лесу

Слова Лео Бонарта смолкли в зале. Человек в зеленом с интересом посмотрел на охотника за головами. Глупый, глупый человек! Как он не может понять, что ему хотят сделать лишь лучше, уберечь от гибели. Но против воли не попрешь. Ты можешь лишь предложить, а не навязывать.
Как больно жить, когда всё знаешь. Когда осознаешь, что можешь всё исправить и перевернуть судьбу мира. Но лишь с позволения самого мира. Глупый, глупый человек.
- Я тот, кто зрит. Я тот, кто видит. Я тот, кто хочет спасти этот мир и существ, населяющих его.
По залу прошелся легкий ропот. Как этот человек с рыбьими глазами может так себя вести с Ним?
- Я вижу в ваших сердцах ненависть. Вы занимаетесь похожим делом - убиваете тех, кто мешает жить другим за деньги. Но вы готовы убить друг друга задаром. Кровь затуманила ваши головы. Смерть стоит за вашей спиной и уже занесла косу для сбора урожая.
Он сделал знак и Бонарт получил сильный пинок, заставивший охотника за головами бухнуться на колени. Острие меча прильнуло к щетинистой шее.
- Показать тебе силу, отобрав твою жизнь? Или устроив глупый, никому ненужный поединок? Нет, человек. Я не жажду вас убить. Я хочу показать вам дорогу во тьме.
Изумрудные глаза оставили убийцу. Цепкий взор был теперь обращен к белоголовому.
- А что ты? Ты готов изменить свою судьбу? Пойти другим путем? Изменить предначертание?
Ведьмак молчал, пытаясь различить, кем был говоривший с ним. Маг? Жрец? Безумный тиран, который непонятно каким образом получил власть над этими людьми? Непонятно.
- У меча Предназначения два острия...
- Довольно! - старик махнул рукой. - Глупцов исправит только крещение огнем, и когда последняя крыса пожрет кота, то приблизится и кончина верного пса. Я сделал всё, что мог. Увести.
Бонарта подняли рывком. Пленников, под мечами, вывели из залы. Старик на троне сокрушенно закрыл лицо руками.
Алина, удивленно взирала на него, не понимая, что же случилось с учителем. Как же она была удивлена, когда слух различил едва слышимый шепот.
- Всё только начинается.

Поле битвы

Оставшиеся вдвоем маги искали не хуже натасканных псов – едва ли землю не нюхали и на язык всё не пробовали.  Искали, пытаясь найти следы. Искали тщательно, скрупулезно, но безрезультатно – куча трупов, падали, оружия и брони. Ничего более. Тут даже падальщики ещё не успели потрудиться.
Нужно было присоединиться к основной группе, доложив мэтру Вильгефорцу о провале. Уж лучше бы сразу пойти на плаху.
В поисках они не заметили пяток тварей бесшумно подкравшихся из леса…
Душераздирающие крики разнеслись далеко по округе, несомненно привлекающие внимание.

Таверна

Так много действий, так много новых лиц. Все это было удивительно и странно для пожилого мага, но тут произошло некое НО.
Арнавальд внезапно перестал вслушиваться в разговор и потерял нить картины. Острая боль пронзила всё его тело, в голове словно носился взбесившийся ёж, ранивший иголками все живое и нежное. Рот чародея открылся в бесшумном стоне, но крика не было. Из ушей тоненькой струйкой потекла кровь.
- Мэтр… наши маги...

0


Вы здесь » Ведьмак: Забытые легенды » Квесты » Кровь за кровь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC