Ведьмак: Забытые легенды

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Забытые легенды » Квесты » Мертвые не плачут


Мертвые не плачут

Сообщений 151 страница 180 из 193

151

Грош цена тому лидеру, что не может удержать в узде своих подопечных, сколь буйными бы они ни были. В этом отношении Барга был золотой гривной. Пожалуй, лишь единицам дано было такое чутье на людей, как у капитана. Магистр же.. Говорят, с возрастом приходит опыт. Говорят, что опыт ценится в разы выше молодости и горячности. Однако только тонкий расчет и хладнокровие мало ценятся обычными людьми. Тот полководец, что готов пожертвовать лучшей частью гвардии ради спасения десятикратного количества воинов воистину велик и заслуживает уважения. Однако тот, что сам бросается в пекло сражения вместе с этой самой гвардией - либо безумец, либо возносится, как полубог.. Полубогом Айван не был, это точно. А вот насчет второго варианта.. Как знать?
-Ясно...
Магистр заметил выражение лица Барги. Однако акцентировать на этом внимание остальных не стал. И не станет. Время рассудит, кто был прав. Либо почет, либо позор и смерть. Последние два очень близко соприкасались промеж собой - позор звал за собой смерть. Смерть же могла прийти одна, не позвав своего товарища. Так дело обстояло для Айвана. Причем ему плевать было, что скажет серая толпа, корольки, дипломатики, чинуши и прочие интриганы. Первостепенной важности было для магистра собственное мнение и мнение близких друзей. А друзей у Окь де Лота было не так уж и много: Барга, братья командоры, Фортрейн.. Это были те, кому он мог доверить свою жизнь.
Пан или пропал.
-Сэр Фортрейн. Вы - рыцарь. Опора человеческой веры, символ надежды на защиту и карающей длани правосудия. Карающая длань должна держать в руках меч. Столь же прямой, как и возмездие, которое не замедлит прийти.
С этими словами Великий Магистр подошел к советнику и протянул тяжелый меч, скованный в Махакамских Горах если и не лучшими мастерами своего дела, то уж точно не последними, рукоятью вперед. Пафосные обороты речи лились сами собой из уст маркиза.
-Это мой подарок взамен утерянного тобой,- уже обычным голосом прохрипел Айван, второй рукой отстегивая с пояса ножны к нему.- Он долго служил мне и ни разу не подвел. Надеюсь новый хозяин придется ему по вкусу.
Коркил смотрел на магистерский подарок так, как мальчуган смотрит на красивого коня. Он знает, что сегодня он не оседлает скакуна и не помчится на нем к горизонту, однако в будущем..
Рэфен был прагматиком. Он знал две вещи и от этого не завидовал доброй завистью молодому рыцарю. А вещи были просты: он знал, что завтра для него может не наступить, и знал, что каждому жизнь воздает по заслугам. Весь орден знал, чем отличился Фортрейн: спасти цельный город от умертвий - это воистину героический подвиг, достойный воспевания в балладах. И кто-то даже хвастался, будто слышал балладу о несокрушимом рыцаре-горе Фортрейне, что одним взглядом заставляет каменеть врагов, а пуком.. ну да неважно.
Собсберри и Юрген же незаметно кивнули друг другу. Меч, что стоил целого состояния, перешел в достойные руки. Из достойных ли? Время покажет.
Магистр ждал, когда Минька, которого уже считал почти сыном, примет незамысловатый подарок.

0

152

-Это мой подарок взамен утерянного тобой.
...отобранного нильфами.
- Он долго служил мне и ни разу не подвел. Надеюсь новый хозяин придется ему по вкусу.
Надеюсь тогда, что меня не убьют им же, а как иначе сталь попробует хозяина на вкус?
Он недоверчиво покосился на оружие.
А я его подниму вообще?
Парень принял меч в свои ладони, скользя взглядом по клинку. Красив. Даже убийственно красив. Без кавычек.
-Спасибо, - отозвался Минька, чуть улыбнувшись, и поднял взгляд на магистра, - Тоже на это надеюсь.
Никаких ритуальных фраз юный рыцарь произносить не стал, ибо не знал оных. Да и в Третогоре тогда он отделался восторженным "спасибо", вдруг такое удастся и сейчас, не на параде же.
Впрочем, что-то грядет, доспехи неизвестно где, куда прятать Иль - не ясно, но и самому ввиду этого прятаться не с руки. Пройдет время, а там видно будет...

0

153

Астрологи и чародеи обещали со дня на день дождь, но дождь не шел, не прибив за долгие сутки пыль к земле. Астрологам и чародеям свойственно ошибаться.
Айван Окь де Лот никогда не ошибся. Не ошибся и в этот раз - Фальвик принес клятву и дороги назад ему нет. Если судьба сведет его лицом к лицу с бывшими друзьями и они будут угрожать жизни магистра или Фортрейна... Колос встанет на сторону Алого Сокола. Уже встал.
Астрологи и чародеи предсказывали битву... Этим они не удивили даже самых глупых существ в этом мире. Битва будет. Обязательно будет. Но война-войной, а обед по расписанию. Последний уж наступил.
Небольшое собрание затягивалось. Это ощутили все: первыми оголодавшие животы. Затем это дошло и до мозга.
- Прошу вас пройти к столу. -
Фенод улыбнулся.  - Теперь в нашем лагере есть лишь наши друзья и соратники. Это следует отметить!
Не врал. Ни к чему врать.

0

154

Краткое "спасибо" от друга для магистра значило гораздо больше витиеватых ритуальных фраз от малоизвестных и малознакомых персон. Более того, от "многоизвестных" персон редко приходилось ожидать правдивых слов, пусть даже сдобренных нерушимой с виду клятвой.
-А раньше значит были враги в лагере?- прищурился Айван, обернувшись на Фенода.- Ясно-ясно..- усмешка тронула его губы.
Прав ли был Айван в своем выборе охраны второго для человека в ордене, он предпочитал дать рассудить времени. О своей безопасности он не особо беспокоился. Ну придет убийца по его душу. Ну зарежет во сне. Есть преемник, у которого идеалы светлее да немногочисленные дела громче. Орден не умрет без маркиза. Маркиз же умрет без ордена, пусть и говорят, будто королевство там, где его король. Только прежде, чем умереть, он оставит за собой кровавую дорожку. Или тракт, выжженный с обеих сторон дотла и пропитанный кровью врагов. Если улыбнется удача.
-Коль уж нас приглашают, невежливо отказываться,- кто говорит, будто рыцарь обязан быть вежливым и учтивым, тот, видимо, видел рыцарей только на картинах и гобеленах, где они выглядят неизменно величественными и вежливыми. И непременно в сияющих доспехах. Только рыцари - такие же люди из плоти и крови. Они тоже сквернословят, мочатся на забор, кушают перловку и пускают ветры. И если остальной набор, кроме как покушать пока отпадал, это не значило, что он под табу.
А еще у магистра прибавилось поводов поразмыслить, где взять меч и доспехи телохранителю. Если меч еще можно было достать под руку, то доспехи.. Даже магистерские были бы ему маловаты, хотя Окь де Лот отнюдь не был хлипким карликом. И желательно было раздобыть последние до сражения - потом может и не наступить.

0

155

Минька убрал меч в ножны - полюбовались и хватит. Но привыкать к новому оружию придется, наверное, долго, а времени, между тем, осталось не так много.
- Прошу вас пройти к столу.
-Коль уж нас приглашают, невежливо отказываться.

-Я догоню, - сказал юноша вслед направляющимся на обед орденцам.

Парень поглядел на безмятежное лицо Иль.
Проснешься ли ты?
Он бережно взял девушку на руки, легкую, как пушинка. И почему только на эту пушинку валится столько горестей...
Поскорее бы услышать твой голос.
Минька отнес ее обратно в шатер к Элле, потому как у костра ни у кого не было возможности за ней присматривать. Устроив девушку на лежаке, он осторожно укрыл ее одеялом. Кончики пальцев остановились на бледной щеке чуть ниже бинтов.
Спящая красавица.
Едва заметно улыбнувшись уголком рта, юный рыцарь вышел из шатра, отправившись догонять соорденцев.

0

156

Обед!
Слово было вложено словно богами в душу, затрагивая даже самые далекие струны души.
Обед! Сколько смысла было в таком простом слове. Оно так дивно ласкало слух, возвращая воспоминания о чем-то добром и вечном.
Чародейка сладко потянулась. Приятные мурашки пошли от руки, плавно обняли за плечи, чуть задумчиво приостановились на груди, отдаваясь странным чувством на сосках; потом мурашки плотно обосновались собственно на своем месте, у живота, лишь чуть потом несмело порой наступая на самый его низ.
В последние месяцы было так грустно и пусто, и лишь теплые мгновения уютного очага и общих приемов пищи освещали и освящали это темное царство орденской жизни.
Обед!
Это потом, если захочется, можно порассуждать о принятии нильфа в рыцали ордена или о новом мече Фортейна. Могла даже подождать забота об Ильке. Обед - это серьезно и не требует спешки, как и не терпит отлагательств.
Чем будут наполнены все последующие дни в аэдирнском лагере, чародейка точно не знала; впрочем, о другом она знала куда лучше.

0

157

Небрежно брошенные слова являются самыми прекрасными в этом мире. Хотя бы потому, что сказаны они от чистого сердца и без злого умысла. А ежели злой умысел видеть даже в них - то и помереть недолго.
Фенод нахмурился. Слова магистра смущали. Но Фенод Шершавый был рыцарем, а рыцари не бабы, что бы перед друг другом объясняться.
А Барга не слышал. Точнее - не слушал. Барга вообще был занят тем, что кинул взор на отлучившегося Минетала, а затем и вовсе подхватил под локоток Веронику фон Ревберг. На всякий, дабы всякие барони и etc...
- Неужели пообедаем? Пусть относительным солдатским пайком, но при костре и без вероятности того, что какой-то идиот вздумает не вовремя махать мечом. А знаешь, после обеда я обычно люблю смотреть в небо и думать. Много. А давай подумаем вместе? Я тут телегу с сеном видел - самое лучшее место.
Барга шутил. Или не шутил? Черт его знает.

Фенод оказался рядом с Айваном. Редко удается такая возможность, когда без шепота и заговорщеского тона можно было сказать свои мысли в полный голос, не боясь быть подслушанным.
- Великий Магистр... Приношу Вам извинение за ни... Фальвика. Но я не за этим. Лотар. Деревня Божевцы, дом лесника на отшибе.
Магистр поймет. Кто бы не понял?
А обед, которого так ждала Вероника, был уже рядом - пах, благоухал. Увы, не королевскими явствами, а кашей (и даже с мясом, правда!). Впрочем, орденцы и офицеры были удостоены несколько иных почестей, нежели простая солдатня. Подали пиво - пусть не сильное градусом, но не разбавленное водой. Подали запеченного порося, пару свежих караваев, две-три бутылки легкого туссентского Лебеда знает какого года, варенные и свежие овощи.
Откуда был такой богатый провиант - неизвестно.
Впрочем, никто не спрашивал.

0

158

Минутное промедление, способное деморализовать войска, должно караться жестоко. При нынешнем положении Вероника предложила бы отрубить голову любому, кто задержит ее от обеда еще хоть на пару мгновений.
Начиналась новая жизнь. Новая хотя бы потому, что старая себя изжила. Например, суровой походной жизнью и отсутствием даже намека на непристойность.
Вероника помнила.
Помнила привкус очага; легко касающиеся самого краешка души звуки золотого поля за Темноводьем; помнила последние совместные холодные ночи в каморке какой-то редкостной дыры; возникали воспоминания про весенние паводки, сильные руки, обхватывающие ее талию, спасающие от промокших сапог и завтрашней температуры..
Левой руки кто-то коснулся. Властно, спокойно. По-хозяйски.
Если бы чародейка призналась себе, что ожидала у видеть длинные седые волосы, уверенную осанку и какую-то расстерянно-добрую улыбку, она бы слукавила.
Не ожидала ничего. Вообще ничего. Пережитое - не вернуть. Особенно сейчас. Особенно после всего. Не вернуть. Никогда. Давно уже получилось свыкнуться с этой мыслью. Не примириться - только свыкнуться.
- Ну что же, я ничего не имею против мягкого неба после легкого обеда. Душистое, пушистое, и никто не претендует на него. Надеюсь, та телега не скрипит заунывным тоном? - мысли чародейки словно не могли отойти от секундного наваждения. Ошибка? Или там крылась и судьба? - Ах да, я сказала сено? Ну что же, конечно, я имела в виду небо. Небо в Аэдирне - оно такое особенное, да. Верхушки сосен тут такие.. сосновые, правда, капитан?
Лукавая усмешка едва коснулась губ чародейки. Словно она уже одержала какую-то победу.
Шутил капитан или говорил серьезно? Чародейка на разобрала. На лысего это было не подобно.. Что радовало.
На душе было легко и спокойно.

Отредактировано Вероника фон Ревберг (2012-05-12 12:24:44)

0

159

-Да ничего, милсдарь капитан, вы действовали согласно приказам и сообразно сложившейся ситуации. С точки зрения логики Вас упрекнуть не в чем,- Великий Магистр улыбнулся капитану. А вот сведения, касающиеся их недавнего "друга" были действительно полезной.- Прошу меня простить.. Я отлучусь.
Айван кивнул Феноду. Весть была хорошей. Если она была правдой и если суметь ей воспользоваться, как подобает. Магистр подхватил мису с кашей, кусок хлеба и деревянную ложку. Два таких набора в две руки - что уж поделать, советника тоже ужно кормить.. Чай не побрезгует хлебом, одним краем полежавшем на густой каше. Но прежде..
-Я заберу у тебя твоего лысого кавалера.. На пару кружек разговора,- он подмигнул Веронике и толкнул плечом Баргу, кивнув в сторону. Разговор был тет-а-тет. И дело было не в мнимом недоверии к соратникам. Дело было в другом. Узнай сейчас рыцари ордена о Лотаре и месте его обитания - девять из десяти наплюют на субординацию и рванут в Божевцы, чтобы сначала отрезать причиндалы, потом выдавить ложкой оба глаза, а затем и повесить. И на все это благородные рыцари были способны. Почему пошел разговаривать с Баргой? Кому еще мстить, как не названному отцу?
-Тут Фенод кой-чего рассказал. Деревня Божевцы знаешь где? Найдешь там дом лесника на отшибе и отрежешь хрен этому.. нет, не леснику, нашему возлюбленному Лотару. Делай с ним, что хочешь, но потом от него и дух простыть должен. Был человек - нет человека. Хоть в нужнике топи. Возьми с собой, кого сочтешь нужным. Кстати. можешь и Веронику, она вроде как огнем швыряется неплохо.. Или чем они там швыряются, чародейки эти? Не суть. Извиняй, что аппетит испортил..
Забавно выглядел здоровенный мужик с двумя мисами каши в руках. И подозрений никаких не возникает, почему такой здоровый - за двоих жрать, так и у эльфа сил появится в полном доспехе ходить...

Юрден уже рассказывал забавные истории, происходившие в его родной деревне с отцом-старостой.
-Придет он, бывало, на рогах. Пьяненкий, как стеклышко - вдребезги. Матери орет, где, мол, мухи, давить буду. Мать ему скалкой как зарядит. Извольте, говорит.. С тех пор у меня манеры хорошие с молоком матери впитанные ни разу, курва их забери, не.. Ага, не показывались..- рыцарь скалил зубы, общаясь с простыми рубаками из регулярной армии.

0

160

Не будет телеги. И сена. Или будет. В последний, возможно, раз. А так чудесно пахло едой.
-Тут Фенод кой-чего рассказал. Деревня Божевцы знаешь где? Найдешь там дом лесника на отшибе и отрежешь хрен этому.. нет, не леснику, нашему возлюбленному Лотару. Делай с ним, что хочешь, но потом от него и дух простыть должен. Был человек - нет человека. Хоть в нужнике топи. Возьми с собой, кого сочтешь нужным. Кстати. можешь и Веронику, она вроде как огнем швыряется неплохо.. Или чем они там швыряются, чародейки эти? Не суть. Извиняй, что аппетит испортил..
Точно будет. Хотя бы для последнего раза. Да так, чтобы дым пошел.
Лысый кивнул. Кивнул сухо и коротко, как могут кивать либо отпетые грубияны, либо полные идиоты.
Свою задачу каратель понял даже более чем. Понял, что нужно сделать. Понял, что это, быть может, последний обед в его жизни. Что же, можно и подавившись сдохнуть.
- Значит Божевцы. Вот и встретимся с этой курвой. Спасибо, что сказал.
Голос неуловимо изменился. Исчезла извечная насмешка и суровость. Голос стал отчего-то мягким и спокойным. Такой голос Айван мог слышать от своего капитана... нет, не капитана. Друга. Мог слышать лишь однажды - в тот момент, когда события в Третогоре завершились успехом. Так говорил Андре-друг - самый верный и преданный Айвану Окь де Лоту человек. Ну, после Минетала, конечно.
- Пошли пожрем. Я выеду сегодня. Я и Вероника. Чертенку ни слова.
Кого он учит? Великий магистр сам все прекрасно знает. И все же... информация была волнующая.
Но еще большим волнением был наполнен обед.
Вино открыли, порося разделали, но не сожрали и не вылакали все в один момент, как произошло бы в любых других солдатских подразделениях. Все ждали, пока к трапезе присоединяться все.

0

161

-Не торопись, дружище,- Айван глянул в сторону палатки, в которую унесли Иль и возле которой обитал Минетал.- Спешка до добра не доводит. Иди к костру, я сейчас с Фортрейном поговорю и вернусь.. Жрать-то, небось, хочет,- Айван усмехнулся. Еще с полгода назад Фортрейн таскал магистру еду, теперь, гляди-ка, Окь де Лот тащит две миски бывшему оруженосцу. Как меняет все время.- Я скоро буду.
До лекарской палатки однако он не дошел, выцепив взглядом спешащего к общему костру советника. Хмыкнув, маркиз сам направился к точке общего сбора. Издалека тянуло жареной свининой, слышалось журчание вина, перетекающего из чудных глиняных кувшинов в глиняные же кружки, серебряные кубки, рога.. Кто во что горазд.
Великий Магистр поглядел в безоблачное небо.

"-Звезды есть даже днем, просто не видны..
-Чудак-человек,- усмехнулся барон Эрфюн де Жюс.-Да где ж это видано-то? Исчезают они, тают. Чтобы, значит, сызнова появиться ночью. И солнце, по-твоему, на ночь не закатывается за море, а просто не видно?
Ученый, которого поручили сопровождать рыцарю Айвану и рыцарю же де Жюс, как и стоило ожидать от ученого, принялся тут же коротать время в рассказах, подтверждая свой ранг профессора Оксенфуртской Академии факультета Астрономии, попутно искореняя в меру скромных возможностей невежество среди, как ему казалось, элиты общества. Кому ж как не рыцарям, потомственным аристократам, владеть знаниями, которые были постигнуты предыдущими поколениями ученых? Кому, как не рыцарям думать о возвышенном и высоком?
-Истинно так! Если представить наш мир в виде шара, то..
-Дык ведь твердят проповедники, что мир наш плоский, как грудь восьмилетней девочки..
-Вы видели?- уточнил ученый.
-У меня дочь зимой замуж выходит..
-Простите, а то я подумал..
-Ага.. Меньше думать надо.."

Гадать, плоская ли планета или же круглая, у Айвана не было ни времени, ни желания. Он шагнул к Фортрейну со спины и шепнул:
-Держи, пока не остыло..
Великий Магистр Ордена Алого Сокола в спокойной обстановке был магистром, властным и строгим. В походе же он держался, как боевой товарищ и не чурался повседневной работы, называемой солдатами тяготами. Тянул лямку если и не наравне со всеми, то по той лишь причине, что некоторые стеснялись просить его помощи в походе. Например такие, как Фортрейн.

Отредактировано Айван Окь де Лот (2012-05-14 14:56:01)

0

162

- Ну почему вот так - в последний раз, последний обед, - произнес кто-то под самым ухом капитана. Сказал этот кто-то очень уверенно, чуть ли не весело. С задоринкой. Кто-то, нахально подслушивающий то ли мысли, то ли слова - а, впрочем, на физии капитана и так все было написано. - Я вот, например, помирать совершенно не собираюсь. Чего я там не видела, на том свете-то? Говорят, все то же. Только в саванах белых шастают всякие.. да отрубленные части тела волокут. Ну, или кто от чего помер. Может, кому пузо разорвало - вот умора-то! Или кому девка орган мужской отгрызла - всякое бывает - да скончался бедолага то ли от шока, то ли от крови. Тебе интересно было бы взглянуть, капитан? Мне вот нет. Насмотреться-то всегда успеется.
Вероника подошла к делу серьезно - если ехать, то уж не на голодный желудок и никак не в спешке. Никуда дорогуша Лотар не денеться, видали таких. А вот обед деться может - гляди как, уплетают за обе щеки.
- А тут - тут обед. Слышишь, сено пахнет? Дожидается тут.. всяких, - совсем уже жизнерадостно изрекла Вероника устремляясь за едой, да покрепче ухватив капитана за руку - а то еще с печали пойдет топиться, сердешный. То-то на радостях Лотар будет плясать..
Ну вот действительно, к чему помирать? Лиса выход из ловушки найдет. Всегда. Старая хитрая лисица..
Вот только сможет и захочет ли она вывести из ловушки других?

0

163

Юный рыцарь спешил к костру из вежливости - раз орденцев пригласили, значит ждут всех, а он тут расхаживает, понимаете.
По плану, который сам собой сотворился в минькиной ушибленной голове, нужно было проглотить еду за пять минут (конечно, ведя себя предельно прилично, но иначе он, кажется, не умел), а затем вернуться к Иль, не забыв поблагодарить. Но, судя по всему, план составился зря.
-Держи, пока не остыло.. - раздалось над ухом, и тут же парня ненавязчиво окутал аромат горячей еды.
-Спасибо, - брякнул он, оборачиваясь к магистру и принимая из его рук плошку с кашей и куском хлеба, и ложку.
Издалека он видел, как магистр отвел Баргу в стороночку, что-то тому сказал и был таков, видимо и к Миньке подошел не просто так, а чтобы тоже что-то сказать. Не будет же маркиз за недодворянином тарелки таскать...

Юноша уже успел поразмышлять на тему сражения под аэдирским знаменем, и решил, что раз ему есть за кого воевать, значит придется это сделать. Потому что есть помимо ордена еще родители, брат с сестрой, Иль... Последней были заняты все его мысли, и Фортрейн только и ждал того момента, когда девушка очнется и они смогут посидеть в обнимку друг с другом, молча о чем-то своем.
Он едва не позабыл о том, что не брился больше недели, а вкупе с синяками это, наверняка, смотрится жутко.
Ну хоть теперь понимаю, чего так на меня все смотрят...
А тем не менее, магистр хотел о чем-то поговорить.

0

164

Воровство - дело гадкое. А воровать чужие мысли - гадко вдвойне.
Неважно, читала Вероника его мысли или нет - лезть в глубину души она не смела. А лезла...
Лезла, забыв о субординации и манерах. А еще знатная. Знатный каратель - смех, да и только.
- Сено... телега. Знаешь, чародейка, есть в этом мире что-то поважнее койки, чашки и денег.
Топиться Барга не собирался. Вырываться из цепких лапок Вероники - подавно.
Вначале Лотар. Затем бой. Там Ильку выходить. А потом и топиться можно. Наверное.
- Знаешь, пошли поедим. А затем найдем сено и зароемся в него с головой. А потом... суп с котом. Пошли, Вероника.
Идти, в принципе, было некуда - они итак были на месте. Идти дальше означало уйти вовсе. Уйти голодными было верхом идиотизма. Идиотом Андре себя не видел. А зря...

0

165

Они пришли не сразу. Сначала темень, мрак. Вдалеке неясные вспышки света. Вдалеке? Насколько? Как много придется пройти?
Она идет. Ноги такие тяжелые! Глянь вниз - их вроде бы и нет. А она идет. Почему-то видно только правую ногу. Вместо левой темное пятно. Мрак. Они пришли. Пусть и не сразу. Один в доспехах, с двумя мечами. Статный, высокий. И ледяной. Безжизненный. Нет, не надо на него смотреть: страшно. Один лысый - тоже как привидение. Смотрит на нее. Чего ты смотришь? Такой каменный, ненастоящий. Незнакомы. Кто вы? Сзади подошла женщина. Полыхнуло огнем! Нет, нет это всего лишь волосы. Яркое пятно. Кто вы? Последний очутился совсем рядом. Внутри что-то горит. Он берет ее за руку. Темные волосы. И светится. Кто ты...
-Ты все потеряла. - голос последнего до безобразия приятный. И все светится, светится! - Ты все потеряла.
-Нет, я...- она хочет заплакать. Слеза течет по щеке. Одинокая. Необычно! - Кто вы?
-Кто мы? - издевательски переспрашивает ледяной. -Кто мы?
-Кто...
-Нас уже нет.- лысый скалится. Прекрати! Она зажмурила глаза. Попробовала зажмурить. В правом почему-то холодно. Так холодно. И мрак. - Тебя уже нет.
-Ты горишь. - женщина за спиной рычит.- Догорай же быстрее.
-Кто вы такие? Кто?! - она плачет. мрак. Пусть они замолчат! Исчезнут!
Они исчезли. А вверху взошло солнце. Она плачет. Светло, слишком светло! Вернись, мрак! Солнце не похожее, другое. Само белое, а внутри голубой зрачок...

Иль тяжело застонала. Лицо горело. Перед глазами пятно. Яркое, неясное. Но оно изменяется. Растет, ширится. Голоса где-то рядом. Из горла вылетел беспомощный хрип. Девушка сама не понимала, что хотела выкрикнуть. Просто желание почувствовать себя живой. Здесь. Не там, со страшными, чужими. Горло драло хрипом. Лицо горело.

+1

166

-Жуй давай,- усмехнулся магистр ткнув в бок кулаком бывшего оруженосца, застывшего с миской в руках, будто ожидая, что у Айвана сейчас вырастут рога и тот расхохочется, забирая еду и отправляя сэра рыцаря на грязную работу по уборке нужников. Кто его знает, когда еще удастся пожевать спокойно. Великий магистр перешагнул через бревно, на котором сидели у костра соратники, и уселся на него.- Режьте уже этого хрюкавшего мерзавца.. Да я не о Юрдене.. Делите кабанчика..- по блестящим глазам было видно, что всем уже не терпится приступить к трапезе. Давно рыцарям не удавалось поесть чего-нибудь сытного и вкусного одновременно. Поросенок, жаренный на вертеле был одновременно вкусен и сытен. Пах он так, будто повар спер его с райских кущ, дабы преподнести оголодавшим по вкусной готовке рубакам, не боясь схлопотать от ответственного за кущи божества молоньей пониже поясницы. И риск того стоил. Даже бывалые походники, привыкшие почти ко всему потягивали носом и жалобно вздыхали, пока Юрден делил тушку.
Чего скрывать, у магистра тоже рот наполнился слюной. Он даже на время забыл, что держит в руке мису с кашей, застыв в одном положении. Как мальчишка, право слово.
От вина, однако, Айван отказался ибо вывел закономерность между потреблением вина и притягиванием приключений, практически несовместимых с жизнью.
-Я, говорит, прибыл, чтобы вас "еть",- продолжал занимательный рассказ о похождениях одного реданского поручика, ставшего притчей во языцех, который всю войну провел неизвестно где, потом обыграл своих однополчан, увешанных орденами и медалями подчистую в одну ночь, а те потребовали подвига, но война уже закончилась. С намерением этот подвиг совершить, поручик "подкатил" к неприступной, как всем считалось, мазели, дочери герцога и прямо ей сообщил о том, что собирается совершить подвиг таким вот макаром. Рыцарь рассказывал, смешно жестикулируя и изображая интонации. Было над чем посмеяться.
Однако не смотря на множество факторов, отнимавших внимание, магистр заметил, как некто тронул за плечо Фортрейна. Какая-то девушка. Либо помощница лекаря, либо путана. Однако, откуда взяться второй в этих дебрях - вопрос тот еще..

0

167

- Режьте уже этого хрюкавшего мерзавца.. Да я не о Юрдене.. Делите кабанчика..
Парень усмехнулся и приступил к опустошению тарелки, ибо чувство голода от запахов совсем разошлось. На кусок порося Минька особо не рассчитывал, потому как есть у обедов, в которых он принимает участие, тенденция внезапно заканчиваться на самом "интересном" месте. Поэтому юноша, вполуха слушая рассказчика, методично уминал кашу.

Предчувствие не подвело рыцаря - не успел он как следует поесть, как его кто-то несмело тронул за плечо. Магистр с сомнением покосился на пространство за минькиной спиной - значит не орденские, все свои здесь сидят, ждут свою долю кабанчика, да и прикосновение слишком легкое для кого-то из рыцарей, значит...
-Случилось что-то? - с беспокойством спросил парень, увидев Эллу, и тут же отставил миску. Мало ли...
Даже немного пообщавшись с дочерью лекаря, Минька пришел к выводу, что по пустякам она не только своих, но и чужих беспокоить не будет.

0

168

И если сказка с печальным концом - значит рассказчика в котел...
Барга не удержался и хохотнул. Каламбур о Юрдене пришелся лысому по вкусу.
Возможно, хохотнул несколько прямо и открыто, зато очень по-простому. Почти, родному.
А что-то в этом мире было поважнее Юрдена. И кабанчика. И смеха. Вообще, важнее важного.
И сегодня это была Элла...

Все произошло быстро и весьма неожиданно.
Элла как раз штопала портки старого лекаря, лопнувшие вчера на самом интересном месте в самый неприятный момент.
Хозяин штанов в это время проигрывал последние деньги в кости, пил самогон и жалобился дружкам на "лысого черта и хренососовых рыцарей". Но это лишь мелочи и частности.
Когда девушка заохала в беспамятстве Элла отложила штаны в сторону, встала, привычным движением намочила тряпку в ведре с водой. Отжав, она поспешила к больной, собираясь приложить компресс к пылающему жару лицу, отодвинула полотнище ширмы в сторону... и вскрикнула.
Тряпка шлепнулась наземь, как шлепается дохлая лягушка об воду.
Единственный оставшийся в целости глаз смотрел на дочь лекаря из-под длинной челки.
Элла выдохнула. Выдохнула и поняла, что Иль все еще в беспамятстве, но вот-вот...
Дочь лекаря все поняла... и побежала. Побежала, стремясь найти, отыскать, передать.
Он... он должен быть рядом. Он любит... Любит ту, раненую. Не Эллу. Как жалко. Судьба.
Костры, костры, костры... Проклятые похотливые солдаты снова пытаются поймать и утащить в ближайшие кусты. Не удалось.
Костры... Нашла! Нашла!
- Милсдарь! Милсдарь Минетал!
Элла коснулась его плеча, поздно увидев страшны взор Великого магистра. Потупила взгляд.
Сейчас он ее ударит наотмашь. И будет прав. Ударит, но прежде она...
- Иль... Милсдарыня Иль... Она очнулась.
Выдохнула. Ударит.

Отредактировано Андре Барга (2012-05-16 22:12:19)

+1

169

- Милсдарь! Милсдарь Минетал!
Парень выжидающе уставился Элле прямо в глаза, беспокойно и напряженно.
- Иль...
Он затаил дыхание...
-Милсдарыня Иль...
...непроизвольно тут же закусил губу...
Ну что же там?
-Она очнулась.
Минька прикрыл глаза, выдыхая. Честно говоря, он уже ожидал худшего в свете того, что уже произошло.
-Спасибо, - рыцарь легко улыбнулся и, даже не договорив фразу, едва не срываясь на бег, направился к шатру, где была Иль.
Он видел, какими взглядами провожали Эллу аэдирнские солдаты, и хорошо, что сейчас она была около орденцев - в обиду не дадут, а может даже Барга попытается исправить свою оплошность и поговорит с дочкой лекаря, спросит о состоянии Иль, да и вообще о том, что Минька предложил днем. Вдруг сможет поехать с ними, если сами будут целы.

Юноша едва ли не за пару мгновений оказался в шатре, осторожно приоткрыл ширму и присел на край кровати, тихо, почти неслышно.
-Иль... - Минька коснулся хрупкой ладони девушки, сдерживаясь от того, чтобы сию минуту не сжать ее в объятьях. Испугается еще спросонья, да стукнет по и так ушибленной башке.

0

170

Лицо горит. Нет никого. Страшные лица все еще смотрят. Она их видит. Они не говорят, не насмехаются. Не кричат, не причитают. Просто молчат. И это самое страшное. И почему-то руке вдруг так тепло стало.
-Иль...
Девушка слабо посмотрела на посетителя. Сердце кольнуло: тот самый, сияющий мальчик. Пришел из сна. Лишь пару мгновений так думала она. А потом увидела Минетала Фортрейна. Самого лучшего рыцаря в мире. В тот мире, что она успела увидеть. В том мире, что оставил ее.
-Ммм...инька...- Иль хрипло застонала. - Мне так больно...Что со мной?
Лицо горит. А перед глазами другие лица. Просто молчат. Рука девушки сжимает пальцы юного сокола. Ей хочется сжать все тело, но она не может. Силы покинули Иль.

0

171

-Ммм...инька... Мне так больно...Что со мной?
Ну вот что ей ответить? Пока слишком слаба, попозже...
-Раны... - тихо ответил парень, ненавязчиво освобождая ладонь из ослабших пальцев "диаволенка". Левая рука теперь аккуратно поддерживала Иль спину и голову, пока Минька все же устраивал ее в своих объятьях, правой же поправил сползшее одеяло и всклокоченную челку девушки, касаясь кончиками пальцев ее щеки и мягко поглаживая.
-Мы все волновались за тебя, - шепотом сказал он, касаясь губами озябших пальцев, снова сжавших его руку.
Признала... И слава богам.
Чуть позже пришла мысль, что он слишком молниеносно покинул собравших у костра соорденцев. Но ничего, авось поймут, уж магистр точно поймет.

0

172

-Один ушел, одна пришла,- Айван все же отвлекся окончательно от зрелища разделывания порося, поняв в чем дело. Да и на слух он не жаловался.- Присаживайся, девица. Выходила нашу колючку, за что тебе каждый спасибо скажет, значит можешь просить, что пожелаешь - что смогу, то сделаю для тебя.
Магистр не был чародеем, не был он и джинном из сказки - чудес творить не умел. Однако оставлять долги неоплаченными было бы верхом цинизма и неблагодарности. Никак не портовую шлюху выходила. Карателя. Едва ли не дочь названную друга его. Айван мог лишь догадываться, о чем попросит девушка, однако от себя бы он обязательно попросил Фенода приставить к ней доброго парня с пудовыми кулаками, чтоб рога отшибал не в меру рукастому лекарю и шибко шустрым солдатикам. А еще возвел бы его в офицерский чин, чтобы толпой не напали, а если бы и напали, то стали бы целью охотников за головами и службы тайного сыска.
-..да что там, еть!? Ты посмотри, какая дисциплина! Какая выучка!- закончил забавную историю Юрден, отрезая на два куска больше, чем предполагалось едоков. рыцарь не терял бдительности, даже когда привлекал всеобщее внимание. Рыцари и солдаты, которым довелось присутствовать при рассказе этой истории хотя бы с середины повествования, дружно заржали, зная репутацию поручика и папаши этой мазели, кои фигурировали отнюдь не в одной пошлой истории.
-Не бойся, не обидит никто,- магистр даже попытался улыбнуться. Все же он выглядел не самым дружелюбным в Ордене. Даже среди здесь присутствующих были ребята и покрасивше и выглядящие гораздо более дружелюбными. Самым-то, конечно, безобидным выглядел сэр Фортрейн, однако если бы Окь де Лот сам не увидел, во что он превратил голову старика шестопером, до сих пор бы не верил, что парень способен кого-нибудь преднамеренно обидеть или ударить. Все же не зря сгонял семь потов на площадке, не зря. Рожа маркиза же была в отметинах, обычных для воина и наделенного властью человека - мешки под глазами, волевой подбородок, обветренные губы, широкие скулы, пара шрамиков на выбритом лице, ранние морщины и седина.. Отнюдь не красавец, хотя и не урод, вроде. И к добровольному разговору по душам он не располагал с первого взгляда. Со второго, впрочем, тоже.
Мокрая на спине рубаха липла на жаре. И ветерка как назло не было никакого. Штиль, как говорят, моряки.

0

173

Девушка улыбнулась. Возможно, смущенно и испуганно, но искренне и естественно.
Эта улыбка не была той, что дарят на узких улочках Вызимы шлюхи и матроны. Это улыбка не была той, которой светская дама одаривает кавалера. Эта улыбка была настоящей, простой, живой. Не продажной. Отданной в дар.
Магистр спросил о желании...
Элла едва не выпалила сразу, но вовремя удержалась, потупив взор. Как она могла просить у благородного?
- Нет, милостивый государь, я не смею просить у вас что-то. Лечить больных - моя цель. Мое предназначение. Мой долг. Как я могла оставить нуждающуюся без помощи?
Девушка улыбнулась вновь. Скромно, испуганно... совсем, как дитя.

Барга ел быстро. Была у лысого капитана такая дурацкая привычка - глотать не жуя. На сей раз она сыграла с ним злую шутку.
Увидев, как Минетал стрелой сорвался с места, лысый капитан подавился и зашелся кашлем.
Шутка или нет, но подавиться в ненужный момент - самый дурацкий, но действенный способ для смерти. Помирать не хотелось.
Да и не позволили, если быть совсем честным: Фенод резким хлопком по спине выбил подлую крошку из горла Барги. За компанию с крошкой капитан Аэдирна едва не вышиб из карателя дух, но это мелочи.
- Сп... спасибо! Тьфу, холера ее возьми! Куда там Фортрейн сорвался?
Андре обернулся.
- Сэр Фенод, я отлучусь. Составите компанию милсдарыне Вероники? Благодарю.
Шершавый не мог отказать. Не успел.
А Барга уже мчался к палатке лекаря, собираясь стереть в порошок любого и всякого, кто встанет у него на пути.

0

174

Айван нахмурился. Он терпеть не мог тех, кто забивает мелких и слабых.
"Снесу челюсть толстому ублюдку, пожалуй.."
-То есть ты, красавица, хочешь сказать, что долг окажется неоплаченным? И какой с меня после того магистр?- он не шевелился, а лицо его сделалось мрачным.- Стало быть, дерьмовый из меня командир, раз сомневаются в том, что я способен благодарить за услугу,- желваки заиграли на скулах, а потом затвердели, оставшись неподвижными.
Неприятно, когда протягиваешь руку, чтобы отблагодарить или помочь, а ее отталкивают. Вдвойне неприятно, когда после этого еще и плюют в рожу. Он тоже выполнял свой долг - рубил мечом подонков, возомнивших себя выше закона и грабящих обычных кметов или торговцев, вбивал зубы в глотку страховидлам - и никогда не отказывал в том, чтобы его заслуженно поблагодарили. Деньгами ли, услугой ли.. Айван не привык отсрочивать выплату долга, если позволяли возможности.
Барга сорвался следом за Фортрейном, будто под зад его ужалили полторы тысячи латных ос. Как огонь по следам не пошел - непонятно. Но пятки определенно задымились, тут к бабке не ходи. И маркиз его понимал.
-Ты уверена, девица, что не хочешь, чтобы долг оказался оплачен?
Говорил он спокойно. Так говоришь тогда, когда тебе наносят несмываемое оскорбление. Ничего не изменишь и ничего не поменяешь. Хоть плачь, хоть пляши.

0

175

Мир, еще с извечных времен, привычно делится на какие-нибудь две условные групп: на растяп и на мастеров на все руки, лентяев и трудоголиков, глупцов и гениев. Всегда впрочем, остаются и какие-то неоперевшиеся, невыраженные черты, зачастую даже таких большинство. Но проблема даже не в том, что кто-то лучше или хуже - сгодятся как раз любые, чтобы полечь не на своей войне под стрелами не своих врагов. Сгодятся любые, чтобы орать, пахать и сеять. Все сгодятся, когда на горизонте возникает что-то хоть относительно зубастое. Да и смерть чай разбору не ведает - косит всех. Косит исправно. Косит и старых, и младых. Косит и кметов, и подскарбиев. Косит - а разницы, зараза этакая, не видит между ими. Не брезгует и королями порой. Не брезгает магами. Никем не брезгает. И никогда.
Но вот король - нажива ценная. Порой равная тысячам простых душ. Да что там душ - так, душонок! Что есть душка какого-то там солдата рядом с королем? Пшик!
..знаешь, чародейка, есть в этом мире что-то поважнее койки, чашки и денег..
Рудая задумалась. Серьезно задумалась. Вопросы о смысле жизни она себе задавала.. Изредка. Этак раз на пяток лет. Благо, себе такую роскошь позволить могла.
И она думала. Много думала. Так много, что, казалось, в хорошенькой рыжей головушке, того и гляди, зародится какой-нибудь там Сверхмозг. Это такой мозг, который как обычный, но только очень-очень мозговитый. Страшно мозговитый.
Так вот, она думала. Думала серьезно. Думала, анализуя все прошедшие годы.
Получалось споро. Дальше мыслей о некоем "Высшем, всеобщем" счастье получалась уже какая-то околесица. Переключалась на мысли хотя бы о своем счастье. Куда торопиться-то, с этим всеобщим благом-то?
Вот и правильно. Некуда торопиться. Подождет это благо. Для начала, благо стоит распространить хотя бы отдельных личностей, хотя бы на себя. Вероника подозревала, что для всеобщего счастья человек слишком хрупок. Слишком недолговечен. Слишком.. примитивен. Нестабилен.
Случалось видеть ей когда-то одного проповедника. Кричал-де, что вся власть должна быть у кметов и мещан, а королем-то (или королевой - что тоже возможно) может и любая кухарка стать. Поди, толк выйдет еще тот! А все, решительно все - от чугунка и мотыги до жены и денег (да и вообще, на что деньги?) - должно быть общим. То есть совсем общим.
Вероника посмеялась - и ушла. Глупый человечишка. А чернь слушала. Недоверчиво, с подозреним - слушала. И где-то внутри себя верила - или не верила, будь поумней.
Чародейка не верила. На ее век этого хватит. На ее век всего хватит. Она была уверена. А люд - что люд? Глупый люд, строит да ломает, строит - ломает. Как всегда. Ничего нового. Скучно все.
Не верила она в честь. не верила в любовь. И вообще, давно уже запуталась, во что верить.
Верила в себя. И ни во что болей.

- Ты уверена, девица, что не хочешь, чтобы долг оказался оплачен?
- Великий магистр, - чародейка мягко улыбнулась сначала мужчине, потом девчонке. - Я уверена, юная спасительница нашей карательницы отнюдь не собиралась вас оскорбить, совсем нет! Но не кажется ли вас, что желания оттого и хороши, что желанны? Оттого хороши, что продуманы? Не счастье загадать кота в мешке.. Спешка - не к добру. Да и мы не особо спешим. Дайте девочке подумать. А пока.. я за ней пригляжу, не волнуйтесь.
Забавно, но магистр был единственным человеком в ордене, которого чародейка несколько даже побаивалась.

0

176

Магистр испытующе смотрел на девушку, однако вмешалась Вероника. От внезапного вмешательства Айван дернул щекой и перевел взгляд на чародейку.
-Что ж,- произнес он неторопливо, когда рыжая закончила.- Зерно здравого смысла в этом есть. Да будет так. Если вдруг надумаешь, приходи, не стесняйся. За мной не заржавеет.
Против того, чтобы Вероника присмотрела за целительницей, маркиз ничего не имел. Пожалуй, даже лучше будет, если за ней присмотрит женщина, которая превратит причиндалы не в меру ретивого кавалера в пепел или в.. да хоть в ядовитую змею. Если на одного воина обнаглевшие солдаты еще смогут накинуться, пережравши сивухи, то суеверный ужас перед чародеями и стервами-чародейками не рассеивался даже таким проверенным способом, как бочка дешевого крепленого вина.
Тем временем рыцарь начал раздавать куски поросятины. Первый кусок достался нильфу, как того и требовала традиция - рыцари принимали новенького в свои ряды, показывая, что доверяют ему, он же в свою очередь мог показать, доверяет ли новым товарищам по оружию.
Второй кусок был подан.. Элле. Сообразительный Юрген понял, что проще взять инициативу в свои руки и не вытягивать клещами какое-то там желание. У радушного хозяина и гость себя свободно чувствует, хоть и понимает, что гость.
Куски свинины и кубки, кружки, рога вина разошлись по рукам рыцарей и солдат, что решились подойти к костру "сорвиголов", заработавших за десяток лет такую репутацию, что теперь эта репутация играла злую шутку с орденом и его магистром. А заодно и с остальными бойцами, слугами и теми, кто случайно соприкасается с ними.
Веронике и магистру тоже досталось по куску мяса. Первой даже вина поднесли.
-Капитан Фенод, позвольте поинтересоваться.. У вас все солдаты так питаются?

0

177

И если обвинить женщину в том, что из-за нее человек покинул Рай - мы, возможно, будем правы. Ибо правду не знает никто.
Если мы будем утверждать, что женщина есть корень всего злого в сим мире - мы вряд ли будем правы, ибо немала зла видим и от мужчин.
Но мы не можем утверждать, что есть на этом свете та женщина, что не поймет слов и мыслей другой.
Для этого не нужно быть чародейкой или предсказательницей. Нужно быть лишь женщиной. Настоящей.
Элла была благодарна Веронике фон Ревберг от всего сердца. Так благодарна, что даже сделала книксен. Вдруг, благородная госпожа оценит?
И дочь лекаря ожидала всего, кроме куска жаренного порося.
- Ой! - Выдохнула девчонка испуганно.
- Ой! - Повторила девушка снова, едва не выронив угощение. - Разве... это... Спасибо!
Элла улыбнулась - мило и красиво, естественно, как умеют улыбаться не жеманные красавицы, но действительно красивые люди.
Великий магистр задался разговором с капитаном Фенодом - одним из единственных мужчин, кто Эллу пока лапать не собирался и один раз весьма недурно отодрал за ухо одного особо рьяно настроенного кавалера. Им она свои любезности проявит потом, а вот рыжеволосая госпожа...
- Милостивая государыня! Я благодарю вас от всего сердца! Что я могу сделать для вас, сударыня? Прикажите и я постараюсь исполнить вашу волю!
Любое дело должно быть оплачено. Пусть даже такое малое, как вовремя вставленная фраза.
-Капитан Фенод, позвольте поинтересоваться.. У вас все солдаты так питаются?
Шершавый ухмыльнулся, прожевал вкусный кусок и немного отпил вина. Лишь немного.
- Сегодня особенный день. И, пусть меня черти дерут, для нас он счастливый! День воссоединения, разбитых носов, заключения союзов и красивых дам! Праздник же!

Барга бежал, забыв обо всем и всех. Кроме Иль.
Тысяча нильфгаардцев на его пути? Загрызет. Задушит собственными руками!
Лотар? И того ублюдка он голыми руками...
Сам Черт? Пусть катится куда подальше, капитан Барга идет!
Иль! Жива ли? Или..? Что сказала девчонка? Почему не спросил её?
Останавливаться было поздно. Да и глупо.
Успею. Или поздно? Неважно. Ноги несли вперед.
Вот и палатка. Никто не мешает, что даже странно. Неужто даже никто не знает?
Полог отброшен в сторону и Барга остановился как вкопанный.
Вздохнул...
И улыбнулся.
Живая. Очнулась. Все хорошо. Все.
- Ну и напугала же ты меня!
И это не было ложью.

0

178

-Мы все волновались за тебя - раздалось где-то. И затихло. Иль сжала губы, чтоб не показать страха. Ей все виделись страшные лица Других. Вот теперь она знает, что за порогом смерти. Там страшно. Там нельзя прогуляться, ошибиться и любить. Простые вещи, черт ее дери! А там нельзя. Нельзя не измениться.
-Мы все волновались за тебя - эхо гуляет в голове. Она пробует фразу снова и снова. Как тепло! И как не вовремя хочется плакать. Она не станет! Она сильная. Не подведет Соколов, как обещалась. Не...Лицо обожгло. Иль скрипнула зубами. В мозгу зашевелились мерзкие червяки воспоминаний. С каждым новым - новая боль. Дышать стало тяжело. Она хотела верить - это сон. Пусть будет сон. Лицо горит. Барга! Родной.
- Ну и напугала же ты меня!
Иль подавилась словами и ничего не смогла сказать. Именно в этот момент Фортрейн сжал ее руку сильнее. Именно в этот момент она вспомнила.
-Что у меня с лицом. - чужой сухой голос раздался из губ девушки. На самом деле она едва сдерживалась от истерики.

0

179

-Что у меня с лицом.
Как вопрос, и в то же время утверждение. Она знает, что что-то не так, что не спроста так больно, вот только не знает, что там на самом деле...
Клятые нильфы.
Парень напряженно смотрел в лицо девушки, сжимая ее руку и держа хрупкое тело на своих руках. Не в праве после того, что произошло.
-Я... Не успел. Не уберег...
Клятый я...
Внутренний голос услужливо подсказал, что это никак не ответ на вопрос, который задала Иль, но больше Фортрейн ничего не мог сказать. Страшно. Страшно в один миг вдруг узнать, что у тебя только один глаз и другие девушки отныне будут тыкать в тебя пальцем и непотребно злорадствовать, поминая разбойников и иже с ними, а может просто обзываться, указывая прямиком на теперешний недостаток внешности, а может и еще что-то, черт их разберет этих сплетниц рыночных. Страшно смотреть на себя в зеркало, вспоминая о том, что произошло из-за того, что "лучший в мире рыцарь" гнал лошадь в Ридбурн слишком долго и так некстати попался нильфам, а ведь мог и поторопиться. Обидно, наверное, что он сидит теперь рядом целый и почти невредимый.
-Иль... Прости...
Если сможешь мне такое простить.
Минька замолчал, так и не ответив на вопрос девушки.
Идиот.

0

180

Ответ карательнице не понравился. Когда Минетал замолчал, девушка невозмутимо поежилась, устраиваясь поудобнее. Невозмутимым было все, но дрожащие губы выдавали. Молчание затянулось настолько, что почти причиняло физическую боль. А червяки воспоминаний все точили сознание соколицы. Снова страшные лица. И они говорят: это не сон, слышишь? Не надейся маленькое глупое создание! Иль уставилась в потолок, едва различая хоть что-либо из-за накативших слез.
-Барга...Барга, скажи ты мне. Пж...пожалуйста. Или хоть кто-нибудь. Или я...
Последние слова застряли в горле пополам с нарастающим гневом. И паникой. Если ей не ответят сейчас, она что-нибудь сделает. Сломает например.

Отредактировано Иль (2012-05-21 21:08:08)

0


Вы здесь » Ведьмак: Забытые легенды » Квесты » Мертвые не плачут


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC