Ведьмак: Забытые легенды

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Забытые легенды » Квесты » Мертвые не плачут


Мертвые не плачут

Сообщений 31 страница 60 из 193

31

Бан Глеан

Щас ка-а-ак психанет и даст вон тем мечом со стенки по голове...
Юный рыцарь видел, что его упертость и недоверие нильфа уже порядком нервировали. Ну а что делать - его избили, связали и притащили сюда с целью вербовки, как можно вести себя как-то иначе? А никак. Еще и от дел оторвали, которые важны больше жизни.
Как же ты там... Что с тобой?
Минька зябко повел плечами и покосился на внезапно возникший столик с обедом.
На кой я им сдался все же? А может уже и не сдался... Или еще чуть подождут, и по второму кругу начнут морочить голову? А хотя...
-Спасибо, - буркнул он, беря кусок хлеба с тарелки, с грустью поглядел на нож, но бросаться с ним на "черного" не собирался, а всего лишь аккуратно разрезал кусок мяса на несколько частей поменьше.
Если уж и отравленное, то ладно, какая уже разница.

0

32

Весенний лес был прекрасен ровно настолько, насколько может быть прекрасным что-нибудь в конце апреля. В густом лесу не было такой слякоти, как на большаке. Не было, правда, и пения птиц, как любят описывать природу поэты, но скорее всего оно было к лучшему. Лес молчал, если не считать мерного топота копыт, приглушенного палой листвой и хвоей.
Подобно лесу молчал и магистр. А чего трещать, когда все равно ничего не изменится? Предстоящее предприятие не таило прямой опасности. Да и, если верить словам возницы, и косвенной не таило. В Бан Глеане не должно было быть ничего, что могло бы угрожать жизни рыцарей больше обычного.
Молчание затянулось, а молодые рыцари не решались нарушить молчание в близком присутствии магистра и капитана карателей, который был, по словам сослуживцев, очень уж крут нравом и любил сворачивать челюсти не то, что за слово, а за косой взгляд. А чего еще ожидать от разбойничьей рожи? У него поди под сапогами не ступни, а копыта, как у диавола, а рога он каждый день подпиливает, потому и не уличил его еще никто в родне с чертями наверняка. Хотя по характеру - черт как есть. Некоторые недоумевали, чего таким головорезам делать в ордене? А вот, оказывается, было чего - вынырнули, как черт из табакерки. Вспышка-то от чего была? Капитанская голая задница на солнце сверкнула, вот и чуть не ослепли в солнечный день пятеро всадников. А девку себе какую захомутал.. Нет, не невеста Коркиля, конечно, но тоже та еще бестия. Рыжая, одним словом. В общем, робели рыцари при матером головорезе и его девки для утех. Ну так они думали.
-Собсберри, вперед колонны, показывай путь,- сухо произнес Айван, не оглядываясь. Когда он говорил чрезмерно официозно или немногословно, следовало ожидать кардинальной реакции при пререкании с ним. Не всем, но подавляющему большинству.
В скором времени должна была появиться пещера и телехрень для быстрого переноса людей.

0

33

Мужики, бляха ж муха! - пламенного негодования чародейки вполне хватило бы, чтобы прожечь аккуратную такую дырку в спине сопровождающего ее Рэфена. Этак с голову размером. - Такие великодушные и великие пошли. Рыцари, мать их. Этак небрежно еще отмахиваются, мол, чего с нее, убогой возьмешь, прости уж ее, чего тут. Сам я мол, виноват, что туповатой доверился. Тьфу, тошно прям!
Вероника зло оскалилась.
- Чего с девки возьмешь, чего возьмешь.. Ясновельможные пошли тут, понимаете ли. Жалко только, что вот сраненьких улыбочек своих не видите вы со стороны. Плюнули бы! Плюнули бы в пысу себе прям,  вот ей богу!

Сложно сказать, насколько была права чародейка. Впрочем, и ее можно было понять. Или не понять, на всякий случай. Тут одно из двух - и никуда не денешься. 
Наверное, стоило бы хоть немного озаботиться судьбой молодого рыцаря, а до того - хоть бы чуть проявить больше смелости. Стоило бы поволноваться за девчонку, впрочем, тут сложно было упрекнуть женщину - как раз о девчонке она думала много. В перерывах мысленного сравнивания рыцарей с землей. Стоило бы проявить больше уважения и сдержанности к начальству..
Но Вероника не была бы Вероникой, если бы хоть какой-то из этих пунктов осуществился. И даже Аретуза такие мозги не вправит. Или тем более Аретуза. Тут как посмотреть. 

А Вероника, где бы и с кем бы ни была, оставалась Вероникой. "Интересно, а как эти все латы крепятся на него?" - женщина с интересом уставилась на спину, занимавшую практически весь угол обзора. - "Хм, а ежели тут пальчиками подлезть под пластинами да пошекотать?.."
Вероника была ведьмой. А этот диагноз и поганой метлой из башки не выбить. 

0

34

Неподалеку от Ривии

Чтобы ни было на сердцах у рыцарей и карателей, но до пещеры они добрались без происшествий.
Сама пещера со времени ее последнего посещения ничем не изменилась - все те же камни, та же лужица у входа и темень внутри.
Впрочем, Вероника смогла распознать в груде камней устойчивый телепорт - устройство весьма простое в обращении, но в запущенном состоянии. Умелый маг с помощью этакой штукенции мог перемещаться почти куда угодно. Но на этом телепорте находились ограничивающие руны - он не мог перенести заклинателя и что-либо ( в некоторых случаях - кого-либо) более чем на две сотни лиг. Впрочем, нужно ли Айвану расстояние больше?

Бан Глеан

Еда отравленной не была. Не было отравленным и вино. Минетал мог кушать спокойно. А чтобы он кушал спокойно, Алано сам пригубил принесенную пищу. Пусть молодой рыцарь не боится. Нечего бояться.
- А расскажите мне...
Вопрос нильфгаардец завершить не успел - внизу послышался шум, гам и крики. Брови долговязого удивленно поползли вверх - дескать мол, что-там внизу происходит? Шутка ли?
Крики и ругань послышалась вновь. Только на этот раз ближе и, если судить по интонации, более грубые, на нильфгаардском наречии. Ко всем прочему, внезапно прибавился запах гари и дыма. Казалось, что пленник и палач могут слышать лязг и звон клинков.
- A d'yaebl aep arse!!! Что за хрен!
Долговязый вскочил, опрокинув свой кубок и забрызгав стол тяжелым карминовым вином.
Глаза метали молнии, подбородок прыгал, из уголка рта стекало... вино ли?
Звуки боя послышались еще ближе.

0

35

Бан Глеан.

Как весело то...
Минька пока вскакивать не спешил - внимательно оглядывал комнату на предмет наличия здесь чего-то, чем можно вооружиться, желательно чем-то полегче. Еще можно было подгадать момент и оглушить Алано - пусть полежит, отдохнет, подумает над своими словами в конце концов.
Помнится, есть еще стража у дверей. Думаю, они смогут немного прояснить ситуацию. Правда, если они ответят на нильфском... То не прояснят.
Голод был немного заглушен, отключающееся сознание пока подзабыло о том, что собиралось вскоре сделать, благодаря внезапно сложившейся опасной ситуации. Надо было что-то делать - любыми средствами пытаться отсюда выбраться. А вот если посчастливится найти свое оружие, то будет еще лучше.

0

36

Неподалеку от Ривии

Пещера выглядела как... пещера. Не больше, не меньше, груды камней, лужицы, травка и запах, будто кто-то в глубине злобно издох.
Барга носа не морщил, дышал спокойно и вообще с интересом и недоверием поглядывал на ту хреновину, о которой разузнал Айван.
Вообще-то, магии он побаивался и близко подходить к ней не желал. Но не минуло еще и получаса, как он ради друзей шагнул в мерцающую хреновину. Если надо - шагнет и во вторую.
"Лучше опять входить с чародейкой. А то мало ли эти ... штуки имеют свойство сажать людей друг на друга?"
- Значит, портал...
Это было очевидно. Не масловзбивалка, не каменная мельница. Портал.
Приказывать в присутствии Великого Магистра было чревато - при любом, даже очень добром командире можно лишиться головы. Но Барга посмел:
- Перенеси нас к Бан Глеану. Ты же знаешь, где Бан Глеан? От этого зависит жизнь Фортрейна.
Глупости... очень эмоционально.

0

37

Пещера

Портал.. Очередной портал. Все катится к чертам собачьим, да еще и эта вездесущность порталов. Какая ересь!
Чародейка раздраженно поморщилась.
- Я действительно знаю, где это находится, - в глубине души она бы явно предпочла внезапно свалится от приступа беспощадной амнезии с единственным осознанием, где находится ближайшая таверна. Лицо оставалось бесстрастным.
И с чего такая уверенность с Бан Глеаном?
Впрочем, молодого Фортейна было жаль. Ко всему прочему, ни к чему было тут фыркать: еще притензии предъявят! С этих станется.
Порталы! Телепортации! Еще, всего доброго, додумаются, что магию можно использовать к любой прихоти, к любой бытовухе. Величайшее искусство магии!
Такое кощунство и в голове плохо укладывалось.
Впрочем, от этих еще и не такого Вероника нагляделась. Рыцари, понимаете ли.
Вероника была пташкой вольной, сильно принципами не обремененной. Но сама сущность человеческая, само бытие не могло не вызывать глубочайшего почтения по отношению к себе. Магия.
"Еще, небось, и боятся портала. Вон по лицам, по напряженной позам видно. Словно зверь, когда-то задумавшийся об тепле и будущности огня, но так и не перемогший первобытного, необъяснимого страха перед ним."
Впрочем, все было практически готово к телепортации.
"Кстати, зажимать никому меня, даже тому миловидному рыцарю, не советую" - хотело вырваться из уст чародейки, но она смолчала. Еще, чего доброго, эти ясновельможные панове и чуши напорют - умрешь слушать.

0

38

Бан Глеан

Звон оружия послышался отчетливо, сорвалась с места стража с дверей - послышался шум и грохот на лестнице.
Дверь внезапно распахнулась, явив Алано и Минеталу испуганного Шуррэ.
- Аэдирнцы! Всё! Всё пропало!
Нильфгаардец выругался на чистом языке империи. Глаза его сверкнули огнем.
Меч со стены он сорвал очень уж легко и быстро.
- Прорвемся. Мы... - взгляд его внезапно остановился на Фортрейне.
Всё ведь из-за него. Из-за этого щенка пропадают. Из-за него горят заживо в этом аду.
- Мессир! Бежать! Я подготовлю лошадей...
- Готовь, Шуррэ, готовь. У меня тут осталось последнее дело с милсдарем Минеталом.
Голос не предвещал ничего хорошего.
Палач, держащий в руке длинный меч, заслонял собой проход.
Гарь и шум усиливались.
- Пришла время, милсдарь Фортрейн.

Около Ривии

Подготовка и усилия Вероники даром не прошли: груды камней взмыли в воздух, излучая таинственное теплое свечение. Образовав правильную арку, камни застыли неподвижно. Больше первое время ничего не происходило.
Но затем пространство меж глыбами стало затягиваться синеватой дымкой, которая становилась все плотнее и плотнее. Устойчивый портал на дальние расстояние - это не обычное окно в пространстве, которые так любят чародеи. Оставалось лишь шагнуть вперед и перенестись...

А за дымкой уж виднелась окраина шумного города Бан Глеана, что стоит на границе меж двух великих северных королевств. Окраина Бан Глеана, города, который принадлежит Хенсельту из Каэдвена. Города Единорога.
Но что-то происходило - темный и хмурый дом о двух этажей дымил и чадил. Но никто не спешил спасать и тушить его. Возможно, виновата окраина города, виновато  его полузаброшенное положение в предместиях. А может, он просто проклят?

0

39

Бан Глеан

- Мессир! Бежать! Я подготовлю лошадей...
- Готовь, Шуррэ, готовь. У меня тут осталось последнее дело с милсдарем Минеталом.

Да ладно! Как убить - так всегда пожалуйста.
Минька прищурился, отмечая, как легко "черный" взмахнул мечом.
Никаких... резких... движений. Иначе равновесие и координация начнут слать друг друга к черту.
Во взгляде нильфа чувствовалась злость. И осуждение.

Взгляд юного рыцаря в свою очередь остановился на шестопере - помирать без боя он не собирался.
- Пришло время, милсдарь Фортрейн.
Да идите вы... лесом.
Парень медленно поднялся со стула, словно собирался прямо вот в это мгновение поразиться нильфской подлости и умереть от одного удара меча, а затем стул быстро оказался в его руках и так же быстро полетел в Алано - если тот увернется, то хотя бы потратит на это время и отвлечется. Затем, не выжидая, Минька кинулся к шестоперу, что ранее соседствовал с мечом, и вновь повернулся к "черному", готовый сражаться.

0

40

Бан Глеан

Подлость и коварство имя вам!
Алано аэп Шильденран Арсак Эангоорн уклониться от предательски брошенного в него обихода мебели не мог. А он очень хотел это сделать. Но не получилось. Не удалось.
Ножки пребольно ударили по ребрам. По некогда сломанным в бою и ныне прилично ушибленным. Алано выругался и харкнул. Кровь, не скрывая, на пол.
Щенок! Курвин выкормыш! Принципиальный засранец!
- Ах, как неблагодарно! Как неблагородно, милсдарь Фортрейн! Так и убить недолго... Ах, какая злость, какой гнев. А девчонка тоже злая была... Так верещала, брыкалась. Грозила: саблей, тобой... и баргой. Что такое барга?
Долговязый оскалил кровавые зубы.
А затем резко пошел на сближение, обрушиваясь сталью сверху.

0

41

Бан Глеан

-А девчонка тоже злая была... Так верещала, брыкалась...
- дальше парень уже не слышал.
В висках глухо застучала кровь, верхняя губа дернулась, открывая вполне себе человеческие клыки.
Его Ильку... убили?
Нет. Не может быть... Нет же!
-Убью нахрен, - рыкнул Минька, бросаясь вперед и выбрасывая руки, перехватившие оружие с обоих концов рукояти, вверх - металлическое древко остановило лезвие, зашедшись противным скрипом. Едва клинок прекратил движение, пусть даже пришлось немного просесть держащему оружие рыцарю, Минька извернулся и резко пнул "черного" в живот, стремясь отбросить противника от себя.
Корочка запекшейся крови на губах снова треснула, засочившись сукровицей. Неприятно. Но это будет потом, если не найдется ран посерьезнее.

+1

42

Бан Глеан

Звянг!
Резонирующий звук эхом отозвался в ушах. Алано скрипнул зубами, а затем согнулся в три погибели от мощного пинка Минетала. Удар Фортрейна отбросил долговязого палача к стене, но он успел поднять меч и был готов встретить следующую атаку.
- Щенок! Айван научил тебя кусаться! Но ты не убийца! Ты не убийца!
Нильфгаардец рубанул широко и высоко, собираясь мощным ударом меча снести противнику голову.

Бой происходил уже на лестнице. Ругань и звон стали не замолкали. Кто-то истошно завопил - кажется, Шуррэ.
- Ага! Руби черную погань! Быстрее, быстрее!
Дзяяянг!
- За Империю!
Звянг!
- Куда это ты, дружок, куда! Стой, курва!
- Нильфгаа...

Шум и дым. Горел. Горел дом. Нужно было спешить.

0

43

Около Ривии

Вот чародейка поделала пасы руками, каменюки закружились, сложились в безумный хоровод, а потом образовали проход, который почти сразу затянуло светящейся завесой. Барга поежился - странная эта штука магия. Много могет, много умеет. Да и Вероника в его глазах значительно выросла за последние пару часов.
"Огонь-девка. Не пропадет. И... тьфу, к черту слюни. Ну, чего стоите, рыцари? Очко жмет!? А там наших бьют! Миньку... Курва, ежели чего, то мне Иль повыдергает волосы. На груди."
- Ооооох, курва ж мать вашу!
Барга решительно шагнул к порталу, крепко сжал рукоять меча, замялся, словно задумываясь о чем то... и шагнул внутрь.

Бан Глеан

В этот раз он приземлился на ноги.
Ничего необычного не было - ни чертей с вертелами, ни толпы нильфгаардцев при обнаженных мечах. Правда, не было и Вероники, что своим прекрасным теплом давила сверху.
Зато был дом - черный, одинокий, но не покинутый. Внутри слышался шум, гам, тарабар. А из одного окна первого этажа густо валил черный дым.
- Драть вас в гузно, кошкадавы!
Неужели не успел?!
Меч сам прыгнул в руку, словно всегда там и был.
Андре побежал - перепрыгивая маленькие лужицы и не отводя взора от высоких распахнутых ворот. Что происходит?
А во дворе он едва грудь в грудь не столкнулся с двумя воинами... при аэдирнских цветах.
- Какого лешего? Нильфы где?
Воины, едва не пришибившие его на пару моргенштерном и длинным мечом соответственно, переглянулись. Затем один, все же не сводивший внимательного взора с лысого, спросил.
- Капитан Андре Барга?
- Ну, драть вас всех в...
- Ваш друг Минетал. Он внутри.
Дальше Барга не слушал - стремительно он вбежал в пустой дверной проем.
Дымило нещадно. Где в такое гадости отыскать Фортрейна?

0

44

Бан Глеан

- Щенок! Айван научил тебя кусаться! Но ты не убийца! Ты не убийца!
Иди ты...
Парень коротко шагнул в противоположном полету меча направлении и пригнулся, лезвие меча просвистело над самой макушкой с изрядным ускорением. Пытаться вновь остановить удар древком шестопера было с большой вероятностью обречено на провал.
Выпрямившись, Фортрейн перехватил оружие обеими руками и с короткого замаха повел к корпусу нильфа, стремясь задеть и держащую меч руку нильфа или хотя бы оставить глубокую борозду от острого металла на груди противника.

Глаза уже слезились от дыма - пришлось прищуриться и почти не дышать (по крайней мере, стараться не закашляться).
Помрем вместе? Ну и ладно. Не жалко унести с собой в могилу (в пепелище?) сообщника редкостной твари.
А если аэдирнцы в порыве и его добьют? Да и вообще было странно - Аэдирн, который нильфы хотели укрепить против Каэдвена, напал на них первым... Что-то их интриганы-политики явно проглядели.

Отредактировано Минетал Фортрейн (2012-03-25 00:07:28)

0

45

Бан Глеан

Телепорт, еще один телепорт.. Черт бы их побрал, эти драные телепорты!
Впрочем, кажется, на этот раз все относительно обошлось. А вот и Бан Глеан. Каэдвен. Ее, можно сказать, родина, за которую глупо положил свою жизнь ее брат. Впрочем, остальная семейка еще глупей перетравила друг друга.
Надо будет наведать эту друидку, - мелькнуло отрешенно в голове, тут же забываясь.
К ним навстречу кинулись солдаты - но не с рогатыми конями на груди, а с черно-красной ерундой.
Чего тут еще и сраный Аэдирн забыл?! - приходилось, тем не менее, куда-то бежать. В дом? Но закрытые пространства смерти подобны. Не своей - так чужой. Да вот магистр, похоже, не рассуждал по системе "Одним больше - одним меньше..", так что в последствии, ежели что, еще и наорет.
Магистра чародейка боялась. На всякий случай. Ну, мало ли. Руку по локоть может и не откусит, да вот кто его знает, чего в голову придет. А еще и фигурой большой - ух! - и весь из себя представительный. Серьезный. Такого даже Вероника слушалась.

Мелькнул перед глазами краткий разговор капитана с солдатами. Был увиден - но не услышан. Предположить о его содержании можно было что угодно.
В дом? Или не в дом? Куда бежать? - в любой другой ситуации Вероника бы, не долго думая, просто бы шахнула по всем окружающим ммагией, а там, когда они б обдумали свое поведение на мягоньком песочке, уже бы разбиралась кто, кого и с какого хера бьет по башке другого. Ну, или просто смыться подальше праведного гнева обиженный. Тут уж как повезет.
К сожалению, данная тактика сейчас не слишком бы обрадовала остальных орденцев.
Женщина замешкалась, инстинктивно прижимаясь ближе закрытым пространствам хотя б со спины, но не сильно торопилась за Баргой.

0

46

Недалеко от Ривии

Проехали по лесу, прошли через всю пещеру и оказались у какого-то.. какой-то.. Хреновины, иначе и не назовешь. Магистр не шибко разбирался в магии, а если быть более точным - не разбирался вообще, все время находились более насущные дела, нежели изучение всяческих трактатов о магии и магическом даре, которые было бы неплохо изучить образованному человеку. Однако это знание не спасет от чужого меча или топора в бою. Поэтому лучше уж предоставлять дело профессионалам.
А профессионал, единственный из всех присутствующих перед телепортом, начала разводить руками, немыслимо выгибать пальцы и выводить кистями какие-то фигуры, которые здравомыслящий человек и не придумает-то. Вот жест, очень похожий на "козу", которой пугают маленьких детей с дурацким возгласом "забодаю-забодаю-забодаю", только один палец выгнулся под немыслимым углом, а второй.. В общем, им бы в цирк, магам этим, с такой моторикой..
Как бы там ни было, в арке появилось изображение какого-то дома на фоне города. Дом стоял на отшибе и.. горел. Он дымился так, будто внутри веселые черти стали коптить человечков.
-Будь я проклят, если тут обошлось без нашего ордена..- произнес Айван и шагнул вслед за карателями, потянув за собой Кровососа. Остальные рыцари сделали то же самое, только чуть позже.

Бан Глеан

-Ваш друг Минетал, он внутри,
- донеслось до Великого Магистра Ордена Алого Сокола маркиза Айвана Окь де Лота, законорожденного пятого потомка маркиза Эйнри Вистера Окь де Лота и баронессы Грансии Енушковской. Барга метнулся в дом, Айван же не спеша передал поводья молодому рыцарю, который должен был в скором времени жениться. Похлопал Кровососа по морде и нарочито медленно пошел вперед. Даже не медленно, а просто без спешки. Он зарубит каждого нильфа, попавшегося на пути. Убьет с той хладнокровностью, с которой мясник на бойне забивает корову или свинью. Ничего личного, просто работа. Только для Айвана было все наоборот - эти ублюдки посмели тронуть тех, из кого состоял его орден. Эти ублюдки решили, что могут щипаться безнаказанно. Теперь они сами за это поплатятся.
Внутри было дымно, однако со стороны лестницы слышался лязг оружия. Лестницы видно не было, но по идее в домах такого типа лестницы находились на одном месте.
Магистр двинулся к лестнице, по пути доставая меч, который был с ним уже добрый десяток лет, чуть меньше. Не ведьмачий, но сейчас нужна была тяжесть, чтобы располовинивать черных мерзавцев от макушки до задницы.
Айван поднимался по лестнице, стараясь дышать реже. По возможности.

0

47

Айван встретил людей. Или они Айвана. Приняв того в порыве боя за врага, латники посхватывали оружие, но властный и отрывистый окрик их остановил.
- Великий магистр? Мое имя Фенод. Все разговоры потом. У нас мало времени.
Высокий, сухой, со шрамом на лбу Фенод обратил свой взор выше по лестнице.
- Что там?
- Один остался. И дверь наша.

- Нильф...
Хрусь!
Что-то упало. Тяжело, глухо, как мешок с картошкой, звякнув об пол латами.
Звуки боя затихли. Зато оставалась гарь, жар и смог.
Алано видимо не ожидал от недавнего пленника. Долго удивляться, правда, ему не пришлось - шестопер, рассекая воздух, врезался в руку Эагоорна. Хрустнуло! Брызнуло!
Нильфгаардец вскрикнул и выронил меч, накрывая здоровой рукой то, что осталось от руки покалеченной.
Кровь обильно хлынула на пол.
- Щенок! A d'yaebl aep arse! Курвин сын! Знай, ублюдок, это по моему приказу твоя девка сейчас калека! Это я! Я приказал! Я!
Долговязый скрипел зубами, надменно смотря прямо в глаза Минетала. У него еще есть кинжал и если рыцарь потеряет спокойствие...

0

48

Бан Глеан

- Щенок! A d'yaebl aep arse! Курвин сын! Знай, ублюдок, это по моему приказу твоя девка сейчас калека! Это я! Я приказал! Я!
Надменный взгляд встретился с крайне разозленным и, кажется, если бы от их столкновения происходило что-то визуальное, то здесь бы, в пределах комнаты, началась гроза, одним махом спалившая и остальной дом тоже.
По приказу "черного" нильфы посмели тронуть его Иль, ранить и покалечить. Никакого снисхождения, жалости и прощения. Человеколюбие и рассудительность скромненько отошли в сторонку в этот момент.
-С... сволочь... - чуть слышно прошипел рыцарь, едва ли не задыхаясь от ярости, которая буквально в этот момент резко повела руки с шестопером к голове Алано.
Гори в аду.
Перед глазами осталась только кровавая пелена, в которой резко выделялся черный силуэт.
Потом будет страшно думать, каково это все-таки - не помнить себя... Но это потом.

+1

49

Магистр поднимался по лестнице и замечал, как панцирная пехота разворачивалась ему навстречу, намереваясь сократить его срок жизни до минимума. Возможно, это бы им удалось, веди они себя более дисциплинированно и не мешкая в раздумьях "свой-чужой". Как бы там ни было, ввязываться в бой не пришлось. Войска Аэдирна почти примерно отштурмовали особняк. Почти - потому что пожар в доме, который можно было бы разграбить - штука не самая приятная. А выносить здесь, вестимо, было что.
-Не утруждайтесь,- хрипло произнес Айван, обращаясь к Феноду. Едкий дым мешал говорить нормально, но хотя бы тень достоинства сохранять требовалось, не будь он Великим Магистром.- Пусть ваши бойцы отступят ниже по лестнице, я разберусь с оставшимся.. Тут личное.
При этом Окь де Лот не замедлял и не ускорял шага. Меч для пущего удобства лежал клинком на наплечнике, чтобы не цеплялся за ступени и, в случае чего, можно было рубануть без замаха. Айван не озаботился взять щит, поэтому латная перчатка была сжата в кулак.
Лестница закончилась. Дышать стало еще тяжелее. Дым стал гуще, а вот вода мокрее не стала. Как не стали легче доспехи. Поднявшись, Великий Магистр огляделся и направился к двери, где стоял здоровенный, побольше, пожалуй, чем магистр комплекцией воин в черных доспехах. Шлема на нем не было, однако маркиз тоже не озаботился облачиться в шлем. Все честно. У обоих воинов не было щитов, лишь мечи. И мастерство.
-Отойди, выживешь,- спокойно произнес Айван, направляясь к двери, которую перегораживал нильф. Меч все так же находился на правом наплечнике, мерно качаясь в такт шагам.

0

50

Фальвик аэп Жергон Швендааль трусом не был.
Высокий, выше остальных на голову, а то и две, мечник без страха взглянул в лицо Великого магистра ордена Алого Сокола Айвана Окь де Лота.  Без страха и гнева поднял меч.
Он не уйдет живым - магистр лукавил. Не Айван, так аэдирнцы - последние смельчаки из них были порублены на куски. Остальные пока не совались.
Огромный рыцарь отрицательно качнул головой. Ни слова, ни вздоха. Он уже не жилец.
Меч, тяжелый от чужой крови, взметнулся вверх и понесся к груди Айвана.

Алано дышал тяжело, напряженно всматриваясь в лицо Минетала.
Щенок не сможет его убить. Он не умеет. Он трус. Сейчас он упадет на колени, расплачется и будет хныкать, как девчонка. А он, Алано Эангоорн выскользнет из хватки смерти. Он сможет. Он уйдет. Он...
Зрачки расширились от ужаса, дыхание замерло в груди.
-С... сволочь...
Шестопер рассекая воздух скользнул к его голове.
Череп лопнул, как спелая тыква, разбрызгивая кровь и мозги.
Тело долговязого дернулось и повалилось на бок, конвульсивно дрыгая руками и ногами. Предательски приготовленный кинжал выпал из омертвелых пальцев.
Алано был мертв.

0

51

Бан Глеан

Минька чуть покачнулся, тяжело дыша. Дым забивал легкие, и вместо едва слышного дыхания из них теперь вырывался хрип.
Убил. Человека. Не ранил, не едва задел мечом, а убил.
Пальцы бессильно разжались и шестопер выпал у рыцаря из рук.
С ощущениями творилось что-то жуткое - его будто бы облили холодной водой (говорят, так бывает, если в городе в неудачное время пройти под окнами чьей-то кухни, но вода вдобавок еще и грязная), а под ребра резво ткнули кинжал, да так там и оставили, причиняя сердцу несильную, но очень докучающую ноющую боль. По позвоночнику пробежал холодок.

Минька коснулся рукой стены и, снова покачнувшись, рухнул на пол без сил.
-...твоя девка сейчас калека...
Иль... Что с тобой сейчас?..
Сердце больно сжалось, внутри до сих пор пылали отголоски безумия, которое им управляло.
-...калека...
Парень зажмурился и закусил губу, сил двигаться не было.
Ненавижу...

0

52

Огромный рыцарь, по ширине плеч не уступавший, а то и превосходивший командора Райка, по праву считавшегося титаном среди рыцарей в ордене, не отошел. Это качество, называемое верностью данному слову и принесенной присяге, пусть даже вызванное отчаянием или безразличием к собственной жизни, очень высоко ценилось Айваном в любом человеке. Как в соратнике, так и во враге.
Честь. Мужество. Доблесть. Именно таким был девиз Ордена Алого Сокола. Именно таким был боевой клич, который уже успели выучить не только рыцари, но и немногие уцелевшие после рейдов разбойники, которым посчастливилось бежать от справедливой длани правосудия. Не всем воздается по делам. Однако мало кто из спасшихся из-под мечей рыцарей душегубов удерживаются, чтобы не вздрогнуть, когда в одной из многочисленных таверн и постоялых дворов раскрасневшиеся от вина рыцари на отдыхе выкрикивают этот девиз в четыре луженые глотки.
Меч взметнулся к груди, как отяжелевшая, но оттого не менее грациозная змея. Рыцарь уже устал. Страшно разрубленные тела валялись позади Окь де Лота.

"-Коли меня, новобранец!- рявкнул на пятнадцатилетнего парня седоусый ветеран с покрытым оспинами лицом.
-Я курсант!- ответил не менее бойко парень, что не смотря на свой невеликий возраст был уже ладно сложен. По негласной традиции в любое время года на тренировочную площадку выходили оголенными по пояс.
-Покуда я говорю, что новобранец - ты новобранец, ясно!?- от ветерана пахло луком и уксусом. Однако не самый приятный запах не мешал ему быть превосходным фехтовальщиком.- Коли, говорю, в зад те дракона!
И парень провел колющий удар. Почти идеально. Коротко, без замаха, с шагом вперед и в сторону. Их уже год учили бить из любого положения с замахом и без.
Тем не менее в следующее мгновение необъяснимая сила вырвала из крепкой руки деревянный меч и закрутила тот в воздухе. Лишь потом стал слышен громкий звук удара деревяшки о деревяшку.
-"Полумесяц",- пояснил Шавен Лимас, инструктор по фехтованию и рукопашному бою.- Сбив, который одинаково опасен как для атакующего, так и для обороняющегося. Тем не менее, в эффективности его сомневаться не стоит. Лишь момент не упускать не стоит. Не уверен - не делай..- курсанты внимали с нетерпением - в середине декабря на улице хочется шевелиться. Особенно, когда стоишь с голым торсом."

Великий Магистр Ордена Алого Сокола махнул перед собой мечом так, чтобы клинок описал широкую дугу и закрутил чужой меч. Таким сбивом он выбивал меч у Фортрейна месяца почти два назад на тренировке. Оставалось ожидать, упустил ли тот самый паренек спустя восемнадцать лет момент, когда сбив остается опасным лишь для атакующего.

+1

53

Дым. Дым. Дым.
Алано мертвым взором уперся в стену. Полураскрытый рот искажало нечто похожее на безобразную ухмылку.
Кровь карминовой лужей карабкалась к Минеталу Фортрейну, чтобы коснуться его своими грязными лапами.
Дым...
Где-то внизу уже неплохо так горело. Полыхало. А лысый каратель, сдуру едва не сунувшийся в саму гущу пламя, наконец-то понял, что внизу Минетала нет.
Дым...
Сталь сошлась со сталью, удар Айвана вырвал меч из крепких рук Фальвика, закрутил и выбросил его прочь, туда, вниз.
Огромный рыцарь злобно сжимал кулачища, а затем бухнулся перед Окь де Лотом на колени, склонив голову.
- Руби, господин. Ты победил. Я проиграл. Руби.
Фенод, стоявший ниже, но слышавший всё поторапливал:
- Быстрее, милсдарь! Быстрее! Зданию крышка! Крышечка ему скоро! А вы какого лешего толкетесь? Вниз все, быстро. Сами с магистром справимся, коль чего! Живым гада возьмем! Все выпытаем! Быстрее, милсдарь!

0

54

Два меча встретились как раз в тот миг, когда это требовалось магистру. В результате этого один из мечей улетел вниз, в пепельный туман, а второй, магистерский, остался в руках у владельца. Нильф встал на колени.
-Ты проявил мужество, живи,- вдев меч в ножны, произнес Айван. Он все же вдохнул особо едкое облачко. Густое, черное. И поперхнулся. Огромных усилий требовалось, чтобы не закашлять. Спазмы так и сдавливали грудь магистра, тот старался остаться невозмутимым. Мало кто может сдержать собственный зевок, когда рядом кто-нибудь сладко и широко зевнул. Так вот, сдерживать кашель еще сложнее.
Одновременно с вылетевшим из легких кашлем рука в перчатке открыла дверь, а вторая легла на плечо гиганта в черных доспехах и властно приказала подняться. В клубах дыма еще можно было разобрать, что происходит в комнате. А в комнате не происходило ровным счетом ничего. Фортрейн лежал, а к нему или от него, текла лужа крови.
-Зарублю дерьмоеда...- шикнул он с очередным спазмом. Тем не менее, Айван приблизился к неподвижному телу и поднял его на плечо. При более детальном рассмотрении мертв был скорее старик в черных одеяниях, нежели рыцарь, хотя одно и не исключало другого.- Уходим,- ярвкнул Окь де Лот воину в черных доспехах и Феноду.
Через несколько мгновений Айван уже стоял внизу, наблюдая, как жадный огонь пожирает с любовью, тщанием и умением выстроенный особняк, который и пустой-то стоил бы немало средств, а уж пустым он был навряд. Пару раз пришлось оборонить Фальвика от солдат Аэдирна, посчитавших его своей добычей. Непонятно с чего, но посчитавших. Рядом лежал советник, с которым должна была возиться Вероника на правах единственного лечащего мага в ордене.

Отредактировано Айван Окь де Лот (2012-03-26 11:01:44)

0

55

Барга, едва не задохнувшийся в дыму и смоге, с лицом покрытым копотью и следами пожара, наконец, чертыхаясь и бранясь, выбрался из проклятущего здания.
Выбрался, можно сказать, не своей волей, ибо чьи-то сильные ручища схватили его за руки и поволокли. Учитывая то, что по затылку не огрели и в спину меч не всадили - союзники.
- Куда вы меня тащите, говноеды! Там Минетал Фортрейн!
Тот, кто тащил не отзывался. Просто тащил, увлекая лысого и закопченного капитана на выход. И правильно делал, что не отзывался - нильфгаардцкий акцент Барга бы не вынес.
Фальвик действовал грубо, но эффективно: удивившись тому, что победивший его магистр из Ордена Алого Сокола подарил ему жизнь, рыцарь-гигант воспринял себя в роли пленника.
По идее, пленник должен был покорно следовать за победившим его господином, ожидая свою дальнейшую участь: либо быть проданным в рабство, либо оказаться в руках палача. К слову о палачах - таковых тут было великое множество в лице аэдирнцев под командованием Фенода.
Но великий магистр и тут проявил невообразимую человечность - гигант не был отдан под нож мясника.
Ну, а мотивы, по которым Швендааль вытащил из чамора замеченного лысого воителя - были вообще туманы. Но объяснять он их никому не хотел.
- Курва, что за хрен, я вас всех...
Всюду покрытые гарью лица, мечи, латы, магистр и...
"Точно повыдергает!"
- Какого лешего! Он жив?
Дышалось заметно легче. Свежий воздух... черт, как ты прекрасен.

0

56

Бан Глеан

Темнота. Только почему-то ни капельки не пугающая и не грозящая светом вдалеке, быть может только до поры?
Странно это - не чувствовать себя, пусть даже это длится не так много времени, но каждая секунда здесь кажется чуть ли не часом.
Перед глазами, которые пока невозможно было открыть, проносились обрывки воспоминаний, те словно стремились заполнить собой темноту.
Иль...

Левая рука и бок были испачканы в крови, слава Создателю, чужой, но уж очень резко она выделялась на белом полотнище форменной котты, что малость вызывала опасения насчет целости и невредимости юного рыцаря. Кровоподтеки и синяки с лица никуда не делись, что придавало Миньке еще более жалостный вид. Впрочем, до мертвеца ему было далеко - мертвецы не дышат сипло, надышавшись дыма, если только это не страховидлы какие...

0

57

Улица смердела кросью.
Дым, вонь и невыносимое ощущение расправы. Наверное, стоило бы за столько лет привыкнуть. Говорят, человек со временем притирается, привыкается ко всему. А ежели еще и не осознает, собственно, где тут пригрешения против морали - так вообще распрекрасно.
- Девочка моя, - пальцы пожилого мужчины осторожно поглаживали девочку по спине, растерянно перебирали рыжие волосы. - Девочка моя, мы бы ничего не смогли сделать. Ничего. Ничего, стоит лишь запомнить все, пронести через жизнь, вынести урок. Не допустить, чтобы такое повторилось.
Коэль так никогда и не научился успокаивать. Никогда не смог понять женские слезы, трагедию матерей и жен. Всегда оставался спокоен и задумчив. Нескоро поняла женщина, чего ему стоило такое спокойство. Он, казалось, был выше всего, видел в любом поступке некую высшую Цель. Некий ниспосланный Создателем завет. Она с ним полностью не соглашалась ни тогда, ни сейчас.
Но вот его уроки юная Вероника из Ревберга не забудет никогда.
Говорят, веска горела еще добрый день, примешивая к вони горелого тряпья смрад опаленой плоти. Названия ее она так и никогда и не узнала. Имена, география и судьбы меняются в калейдоскопе времен. А вот человеческая сущность - никогда.

Вероника приложила ледяные пальцы к вискам, тихо сползая по стенке.
От происходящего, как тогда, противно смердело кровью. Не было понятно ничего; ни где свои, ни кем же были эти свои. Мелькали,  проносились какие-то мелкие, недостойные внимания или вынесения морали события.
Спустя столько лет, после переоценки некоторых ценностей жизнь человека несколько упала в глазах чародейки. Тому способствовали некоторые печальные разочарования и не менее печальные стечения обстоятельсв. Впрочем, сама она так и не поменялась. Не забыла заветы мужчины.
Несколько шагов - и вот уже чародейка оказалась среди орденцев, растерянная, растрепанная, словно это она только что вышла из того пекла. Кажется, все живы.
Она не смогла ничего сделать тогда. А вот сейчас? Не была лекарем, не умела останавливать кровь или заживлять казалось бы смертельные раны. Умела калечить - вот только ни к чему было тут такое умение. Все и так уже покалечены. Может быть, сами были глупы и безрассудны. Может, мудры и расчетливы. Вполне может статься, что просто исплняли некий долг. Говорят, люди тогда совсем иррациональны и понять их невозможно.
Вероника и не пыталась. Все закончилось. Победителей не судят, даже если приходится собирать потом по кусочкам, живописно размазанных по искусной мозаике.
- Я не лекарь, - растерянно пробормотала, словно в тумане, Вероника. Сложно было понять, кому уже совсем каюк, а кто еще шевелится. - Ордену вечно нужны лекари, когда их нет. Впрочем, у него их никогда я и не видела.
Глупости какие. Я ничего не могу тут поделать. Уже.

0

58

Айван дернул щекой. Такого булыжника в свое окно..
Хотелось ответить нечто едкое, например, что-нибудь о том, в чем магики вообще компетентны. Смолчал. Бросив надменный взгляд сначала на магичку, а потом на едва ли не кружащих вокруг огромного нильфа аэдирнцев, он наклонился к побледневшему лицу Фортрейна. Он тяжело и сипло дышал, чуть приоткрыв рот. Все же уроки не пропали впустую - он самостоятельно размозжил башку тому старикашке. Старикашка, к слову, беззащитным не выглядел.
-Как тебя зовут, воин?- спросил Окь де Лот у нильфа, не оборачиваясь.- Ты понимаешь, что выбор, пусть и небольшой, у тебя есть?- Встав на одно колено, Айван снял латную перчатку и взялся рукой за подбородок молодого рыцаря, что находился без сознания. Остальные же четверо во главе с Собсберри стояли лицом к недавним союзникам.
-Андре, поговори с господином Фенодом и объясни, почему нынешний пленник является фигурой неприкосновенной. А он, в свою очередь, пусть объяснит своим бойцам то же самое на доступном им языке..- короткий взгляд в сторону капитана.- Справишься?
Одновременно с последним словом магистр надавил указательным пальцем в основание носа бывшему своему оруженосцу. Есть в организме несколько очень своеобразных точек при сильном надавливании на которые разум моментально трезвеет, а находящийся без сознания приходит в себя быстрее, чем кмет от запаха яичницы со шкварками и луком с петрушкой. Не сказать, что пробуждение обещало быть столь же замечательным, как при вышеописанном методе с яичницей, но менее действенным от этого он не становился. Наоборот.
Самого Великого Магистра так будили дважды. И дважды радеющий о непоявлении пролежней у его магистерской светлости уходил с красочным украшением во всю рожу. Или в половину, как повезет.

0

59

Его отпустили.
Андре цепким взором уперся в могучую черную грудь. Уперся и едва не прожег.
"Ублюдок. Нильфская курва!"
Мотивы Айвана Барге были пока неясны. Но приказ есть приказ.
Бросив взор на все еще бессознательного Фортрейна и внимательно окинув взором язвительную чародейку, лысый отправился к господину Феноду. Разговор предстоял долгий.
Огромный рыцарь вздохнул, глядя на тело Минетала.
- Фальвик аэп Жергон Швендааль.
Нильфгаардский акцент было невозможно скрыть. Нильфгаардский акцент резал ухо и заставлял напрячься всех.
- Убей меня, господин. Все равно мне умирать - к чему тянуть?
Выбор? Нет у него выбора. У него больше ничего нет: ни долга, ни чести. Ни выбора.

0

60

Темноту прорезала молния - не очень близкая, так, появилась где-то на горизонте вместе с парой других, а потом без предупреждения громыхнуло совсем рядом, едва ли не перед самым носом (что в результате почти не оказалось буквальностью).
Минька зажмурился и треснул предплечьем по зажавшей его подбородок руке, тут же закашлявшись.
Как мерзко то...
Молнии перед глазами потихоньку пропадали, юноша тяжело выдохнул и, наконец разлепив веки, осторожно приподнялся на локте. Встретился взглядом с магистром. Осторожно поглядел на свою руку, потом на руку наставника.
-Извините, - чуть охрипшим голосом брякнул он, уже предчувствуя ответ в стиле "на том свете бы извинялся, если бы удумал туда сейчас отправиться".
Рыцарь оглядел всех собравшихся - Иль среди них не было. Неужели правду сказал Алано, будь он трижды проклят?
Минька покосился на стоящего рядом нильфского воина и как-то стушевался. Вот он его небось пришибить тут же готов за убийство "черного", только вот до сих пор не пришиб.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Забытые легенды » Квесты » Мертвые не плачут


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC